издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Девочки нашего отряда…»

В Иркутске открылась выставка, посвящённая школьникам военного времени

«Наш долг – учиться в школе, нам много нужно знать, чтоб стать героем в жизни. Чтоб патриотом стать, должны мы так учиться, как трудятся отцы. Чтоб Сталин мог сказать бы: «Спасибо! Молодцы!» Этому стихотворению 72 года. Записано в 1948 году рукой одной иркутской семиклассницы в стареньком дневнике пионерского отряда. Автор не указан. Дневник учениц иркутской женской школы № 18 от 1948 года – один из экспонатов музейной выставки, посвящённой истории школ Иркутска в войну и первые послевоенные годы. Тетрадка уникальная, поскольку подобных дневников практически не сохранилось. На выставке можно было и прочитать письма раненых иркутским врачам с благодарностью за то, что поставили на ноги, и увидеть картину, которую фронтовик написал в госпитале и подарил ухаживавшей за ним медсестре.

Выставка была организована в рамках Иркутского образовательного форума в гимназии № 25 Музеем истории города Иркутска имени А.М. Сибирякова. Экспонаты предоставили сам музей, школы № 14 и № 11, музей МВД. В одиннадцатой школе сохранились учебные пособия, школьные журналы военного времени. Школа № 14 реконструировала советский школьный класс: парты, доска, учебные материалы. «При подготовке выставки мы активно пользовались материалами «Восточно-Сибирской правды» 1940-х годов, потому что там просто кладезь информации, – рассказала старший научный сотрудник Музея истории города Иркутска Ксения Никонова. – Жизнь школьников в тылу была очень напряжённой, все работали на фронт – от мала до велика. Это не просто слова. Это действительно было так. К детям власти обратились ещё в самом начале Великой Отечественной войны, чтобы те взяли на себя часть забот взрослых. Взрослые работали на производстве сутками, без выходных и перерывов. Дети оставались дома одни, они должны были следить за младшими, помогать в быту. Старшеклассники ушли из школ на заводы. Дети ходили в госпитали, помогали раненым, медсёстрам, устраивали для раненых концерты. Измученные, с тяжёлыми ранами, бойцы месяцами ехали в эшелонах в Иркутск. И, конечно, встреча с детьми в госпитале была для них отдушиной, поскольку у всех солдат были собственные дети».

«Я на ящике стоял у станка…»

В Иркутск было переброшено множество предприятий, ехали рабочие с семьями. Они были эвакуированы часто без возможности собрать необходимые вещи, без тёплой одежды, без самых нужных предметов быта. Пионеры, тимуровские команды собирали вещи, а потом власти их распределяли между эвакуированными. Ребята помогали на полях, полноценно вырабатывали трудодни в уборочную страду. Маленькие дети из начальной школы занимались сбором колосков. Собирали по колоскам, но в результате набирались центнеры зерна, и это официально зафиксированные факты. Пионеры и комсомольцы помогали там, где не хватало рабочих рук. На заводе Куйбышева изготавливались орудия, к ним по железной дороге поставляли колёса, однажды нужно было очень оперативно собрать орудия и отправить на фронт. Но зима была суровая, машины замёрзли и не заводились. Поставка срывалась, нужно было срочно отгрузить 500 орудий. Комсомольцы организовали цепочку через Ангару с железной дороги на завод и передали тысячу колёс за несколько часов. На заводе Куйбышева на 1 апреля 1942 года было более 50% рабочих моложе 30 лет, значительная часть – подростки, отцы которых ушли на фронт. Один из таких подростков, Виктор Балыков, написал:

Я на ящике стоял у станка

И с усердием болванку точил.

Мне хотелось подрасти, а пока…

До озноба выбивался из сил

И не знал я, что такое война,

И не верил в то, что могут убить,

Мне с рассветом, как и всем, дотемна

Просто надо было мины точить…

Только в 1948 году вышло постановление о том, чтобы снять с детей часть этой общественной нагрузки.

В годы войны активно развивались спорт и начальная военная подготовка. В 1939 году вышло постановление о введении всеобщей начальной военной подготовки. Она вводилась во всех иркутских школах. В связи с этим в 1943 году школы разделились на мужские и женские, поскольку программы разнились, у мальчиков военная подготовка была более углублённой. Дети активно занимались спортом: несмотря на военное положение, проводились кроссы, походы, военные игры… Готовилась полноценная смена для фронта. Многие рвались на фронт, мальчишки, понимавшие, что не попадают туда по возрасту, приписывали себе годы или просто сбегали. «Почётный гражданин Иркутска Илья Самуилович Черняк, эвакуированный из Орла в Иркутск, учился в мужской 11-й школе и два раза сбегал на фронт. Его ловили на военном эшелоне и высаживали. Таких примеров было множество», – рассказывает Ксения Никонова.

«Двигаюсь на своих собственных ногах…»

В Иркутске было размещено 28 эвакуационных госпиталей, половина из них находилась в помещении школ, дети учились в других местах. В госпиталях работали лучшие медики, включая профессуру медуниверситета, студенты-медики, находившиеся на ускоренном обучении и получавшие практику прямо в госпиталях. 13 января 1942 года в Иркутск прибыл первый эшелон с ранеными. Их разместили в зданиях физиотерапевтического института. Медсёстры вспоминали: приходят за ними в палаты, а они все, перевязанные и вымытые, спят. И спали очень долго: кто-то двое суток, кто-то трое, так намучались в дороге. В глубокий тыл отправляли самых тяжёлых раненых. По статистике, в иркутских госпиталях смертность была менее 1%, вытягивали самых безнадёжных, в Иркутске была очень сильная медицинская школа.

В экспозиции можно было прочитать письма фронтовиков, которым спасли жизнь иркутские врачи. Один раненый написал Ольге Захвалинской, ведущему специалисту по ранению органов грудной клетки и извлечению из неё инородных тел: «Двигаюсь на своих собственных ногах без всякой посторонней помощи…» Она хранила эти письма всю свою жизнь. Другой раненый по фамилии Клевицкий, будучи в госпитале, написал картину и подарил её медсестре Левкович, которая ухаживала за ним. Картина подписала так: «В память за чувствительное отношение к раненым А.Б. Левкович». В музее хранятся воспоминания о том, как детсадовских ребятишек готовили для выступлений в госпиталях перед ранеными. Мальчик Ваня Козлов на всю жизнь запомнил своё выступление: «Приходим в палату, я что-то запел, а там такие аплодисменты, и все восхищаются, конфеты мне суют, и у всех слёзы на глазах. Я был счастлив, что я великий артист. А потом, когда вырос, понял, что они скучали по своим детям и потому так встречали всех детей, кто к ним приходил».

Записала Маня Горохова

Особый раздел выставки рассказывает о школах и пионерии после войны. В те годы строительство школ шло интенсивно, в 1960-х годах запускалось по 1-2 новые школы. Один из самых интересных экспонатов – дневник пионерского отряда 7 «Б» класса женской школы № 18. Дневник в Музей истории Иркутска передала Людмила Андреевна Поспелова, она когда-то была членом этого пионерского отряда (в дневнике она записана как Люся Мурашёва). Вела дневник Мария (Маня) Горохова.

– Нам принесли его в прошлом году, мы все, конечно, были очень удивлены, – рассказывает Ксения Никонова. – Замечательный дневник. В нём есть даже настоящие фотографии пионерок со спектаклей, с занятий, выступлений. Мы можем увидеть, как они пели, танцевали, устраивали спектакли. èèè

Дневник украшен различными вырезками из газет, журналов, календарей, крохотных афиш новых кинофильмов… Интересно почитать, как эти дети очень ответственно относились к себе, к учёбе. Те, кто пережил войну, были особенными детьми. Они понимали, что на них возлагаются большие надежды. Взрослым было не до них, они восстанавливали разрушенную страну, а дети сами что-то придумывали, воплощали в жизнь, росли».

«В нашем отряде организован струнный оркестр, – сообщила Маня Горохова 19 октября 1948 года. – Девочки взялись за дело очень горячо. Сейчас девочки учатся играть на гитаре, балалайке и ложках. Пока в нашем оркестре три девочки, но мы думаем, что количество их возрастёт…Мы пляшем, поём и смеёмся сейчас, нам радостно жить на земле. И всё потому, что о каждой из нас заботится Сталин в Кремле».

«В нашей школе было собрание избирателей «Встреча избирателей с депутатами», – записала девочка 11 ноября. – После собрания наш отряд показал избирателям свою самодеятельность… Нашей самодеятельностью избиратели остались довольны». Особо отмечено в дневнике 5 декабря 1948 года: «Сегодня вся наша необъятная страна отметила день Сталинской конституции. Наш отряд заслушал на сборе дружины доклад о Сталинской конституции…» Запись заканчивается стихами, автор не указан: «Я славлю Великий Советский Закон. Закон, по которому радость приходит, Закон, по которому степь плодородит, Закон, по которому сердце поёт, Закон, по которому юность цветёт… Закон, по которому все мы равны в созвездии братских республик страны» (автором произведения «Великий сталинский закон» является Джамбул Джабаев. – Авт.).

Дневник рассказывает, как девочки заняли первое место на школьном конкурсе самодеятельности, как ходили в кино на фильмы «Молодая гвардия», «Повесть о настоящем человеке», устраивали вечер фокусов, новогодний бал-маскарад, турнир по шашкам и шахматам. «Каждой девочке хотелось стать чемпионом отряда по шашкам», – сообщила Маня Горохова. Под фотографией, на которой запечатлены девочки в красивых нарядах, подпись: «Танец этот мы покажем на новогоднем празднике. Мы страны советской дети, мы счастливей всех на свете». На другом фото девочки вышивают «подарок пионерской комнате» – комсомольский значок. А 12 февраля 1949 года девочки устроили эстафету на санках. В дневнике сохранилась и переписка отряда с пионерской дружиной из Эстонии. Здесь есть всё, чем жил тогда школьный класс: и учёба, и отметки, и соревнования, и чтение книг. Документ уникальный, потому что дневники пионерских отрядов того времени уже практически нигде не сохранились.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector