издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Байкальский просветитель

Популяризатору Байкала Валентине Галкиной исполнилось 90 лет

Мало жить на Байкале, чтобы научиться его понимать и чувствовать. Для этого надо жить Байкалом. Как Валентина Галкина, которой на днях исполнилось 90 лет. «Выдающийся популяризатор Байкала, заслуженный работник культуры РСФСР, почётный гражданин Иркутского района, основатель школы экскурсоводов Байкальского музея ИНЦ СО РАН», – написано о Валентине Ивановне в официальной биографической справке. А для меня она в первую очередь просто очень хороший, доброжелательный, участливый человек. И, конечно, профессионал от Бога. Уверен, не для меня одного.

Два миллиона человек, побывавших на экскурсиях Валентины Ивановны в Байкальском музее, – число хоть и приблизительное, но не условное, не прикидочное. Оно подтверждается учётными документами. Хотя, исходя в том числе и из личного опыта, думаю, что в действительности экскурсантов-слушателей у старейшего работника Байкальского музея (Галкина работает здесь с 1960 года) было значительно больше. Во всяком случае, самое первое моё посещение музея 50 лет назад, которое состоялось как раз благодаря душевному участию Валентины Ивановны, наверняка не было учтено ни одним документом, потому что я был без билета.

Экологические уроки

Считаю себя человеком везучим. Вот и в мае 1969 года, когда впервые приехал в Иркутск, мне – как теперь понимаю – крупно повезло, что знакомство с озером началось как раз с экскурсии Валентины Ивановны. Только в то время я не предполагал, что молодая женщина, заложившая в моё сознание первые крупицы знаний о Байкале, станет легендарной личностью. Что будет отвечать на вопросы о Байкале многим главам государств и другим всемирно известным личностям. Встретится с Фиделем Кастро, Иосипом Броз Тито, Индирой Ганди, Ким Ир Сеном, Эриком Хоннекером и Гельмутом Колем, с десятками других крупнейших политиков планеты, включая генеральных секретарей ЦК КПСС, президентов СССР и России. А ещё её рассказы о Байкале слушали светила мировой науки, популярные артисты, выдающиеся поэты и писатели – начиная с наших земляков Валентина Распутина и Александра Вампилова… Понятно, что любой человек, впервые приезжающий в Иркутск хотя бы на один-два дня, включая высокопоставленных политиков и уж тем более иностранцев, стремится побывать на Байкале. А ближняя и для занятых людей самая доступная точка – Листвянка. И Байкальский музей. И приветливая Валентина Галкина, обладающая бездной знаний о чудесном озере.

– В 1973 году, когда я пришла работать в ВООП, Валентина Ивановна уже была членом областного Совета общества, – рассказывает председатель Иркутского отделения Всероссийского общества охраны природы (ВООП) Вера Шлёнова. – Там мы познакомились и сдружились. Однажды она показывала фотографии, которые благодарные экскурсанты присылали в музей. На снимках – правительственные, международные делегации, артисты, другие известные люди и среди них иногда прямо на первом плане, иногда чуть в сторонке – Галкина. Для большинства именитых гостей именно она проводила экскурсии, потому что нет в музее лучшего экскурсовода.

Для глав государств экскурсии, как правило, проводят первые руководители. Так принято. В Байкальском музее их несколько десятков лет встречали вначале Григорий Иванович Галазий, а с 1993 года Владимир Абрамович Фиалков, сменивший легендарного академика на посту директора музея. Но даже в этих случаях всё равно где-то рядышком обязательно была и Валентина Ивановна. На всякий случай.

– Я проводил экскурсию для Бориса Ельцина, а Валентина Ивановна в это время опекала Наину, его супругу. И я до сих пор не знаю, на ком из нас лежала большая ответственность, – смеётся Владимир Фиалков и замечает, что главными в жизни для Валентины Ивановны стали всё-таки не vip-персоны, а миллионы обычных людей из России и зарубежья. Особенно дети, школьники. Опять же не только российские. Под руководством Валентины Ивановны были разработаны, подготовлены и проведены выставки о Байкале в США, Нидерландах, Германии, Чехословакии, Австрии, Японии. И каждой байкальской выставкой, в какой бы стране она ни проводилась, были предусмотрены специальные мероприятия для детей разного возраста. Потому что дети – будущее планеты. Им главное внимание и особое – привилегированное – отношение. Не случайно и в сборнике с воспоминаниями коллег, изданном к 90-летию Валентины Ивановны Галкиной, размещена её работа для детей «Экологические уроки». Этим сборником Байкальский музей открывает новую серию книг «Просветители. Байкальская история».

– Придумала я от имени общества охраны природы проведение школьных олимпиад по байкаловедению, – вспоминает Вера Шлёнова. – Но одно дело – придумать, совсем другое – правильно, интересно их организовать. Тут я, конечно же, под крылышко к Валентине Ивановне: «Вот как?» Галкиной идея понравилась. С её участием была проведена самая первая и самая скромненькая олимпиада в Лимнологическом институте в Иркутске. А потом все олимпиады проводились в Листвянке, на базе Байкальского музея. И не было ни одной, в которой Валентина Ивановна не приняла бы участие в составе организаторов и членов жюри. Я храню несколько фотографий, на которых она просто сидит и слушает доклады школьников.

– Да ты же сам видел, как она их слушает, – вспомнила Вера Михайловна одну из олимпиад, на которой мы были вместе. – Как будто присутствует не на детском мероприятии, а на защите какой-то эпохальной докторской диссертации, от которой будет зависеть судьба Байкала. Она умеет не только классно говорить, но ещё и слушать. А ребятишек по сто человек проходило через наши олимпиады. И она всех слушает. Со всеми разговаривает, консультирует. Валентина Ивановна – совершенно неутомимый просветитель.

Экскурсия для абитуриента

Но всё это было потом. А тогда, полвека назад, когда я впервые приехал на Байкал, один из местных абитуриентов, которого я в приёмной комиссии Иркутского госуниверситета про Байкал стал расспрашивать, подсказал, что в Листвянке есть очень интересный музей, куда он со своим классом на экскурсию ездил. И утром следующего же дня – я на месте.

В фойе института полно народа. Говорят громко. И, похоже, все знакомы. А обращаются друг к другу хоть и дружески, но как-то официально: по имени-отчеству или «коллега» – вместо более привычного в те времена «товарищ».

«Учёные! – догадался я. – Настоящие!» Совсем оробел от такого общества и почувствовал себя одиноко. Куда дальше идти – не знаю. Но тут в фойе появляется симпатичная молодая женщина. Окинула всех взглядом и смотрит на меня с вопросительной улыбкой, будто спрашивает: «Что случилось? Чем помочь?» Наверное, выглядел я слишком растерянным мальчишкой среди учёных мужей. Уловив в её взгляде очевидное участие, спрашиваю про музей. Она объясняет, что да, музей здесь действительно есть, но записываться на экскурсию надо заранее. Спрашивает, какая у меня будет группа, сколько человек и когда мы планируем побывать в музее. Растерянно отвечаю, что я без группы, сам по себе, что на Байкале впервые и поэтому хочу побывать в музее. èèè

– Тогда присоединяйтесь к нам, – приглашает женщина. – Мы как раз сейчас экскурсию начинаем.

– Но у меня нет билета, – говорю.

– Да и ладно. Если вы один и тем более абитуриент, идёмте с нами, – не разрешила пройти, а именно пригласила. По-дружески. Даже как-то по-домашнему, будто мы с ней давным-давно знакомы.

Экскурсия для учёных показалось мне долгой и, если честно, скучноватой. Потому что из-за незнакомых научных терминов многое осталось непонятным. Даже значение слова «лимнологический», которое раньше не встречал, из контекста разговоров разгадать не сумел. А ещё, наверное, потому, что меня, заядлого рыбака-любителя, очень сильно заинтересовали чучела здоровенных осётра и окуня, «зацепившегося» за блесну необычной формы, а учёные прошли мимо них без задержки. Зато затеяли спор и «тормознулись» у какого-то непонятного графика с пучком разноцветных ломаных линий. Я искренне пытался вникнуть в суть споров, но не сумел. Запаса школьных знаний для понимания явно не хватало, а спросить, что же всё-таки означает слово «лимнологический», стеснялся.

Когда у «коллег» наконец-то иссякли вопросы, Валентина Ивановна предложила им ещё раз самостоятельно осмотреть заинтересовавшие их экспонаты и, пообещав ответить на любые новые вопросы, подошла ко мне.

– Вы у меня абитуриент и на Байкале впервые. Тогда начнём с самого начала, – сказала экскурсовод и направилась через зал к одному из стендов. Что мне разрешили пройти в музей без билета и без предварительной записи – это, конечно, очень приятный сюрприз, хотя для того времени довольно обычный. А вот что специально для меня здесь ещё и экскурсия будет – этого никак не ожидал. Я же хотел просто посмотреть и даже с билетом ни на какую экскурсию не рассчитывал. Смутился от такого внимания – и быстрым шагом за Валентиной Ивановной.

– Лимнология – это наука, изучающая пресноводные водоёмы, – поясняет она на ходу. – Наш институт создан для изучения Байкала. Он является преемником Байкальской лимнологической станции – первого научного учреждения Академии наук в Сибири…

Я вновь опешил от неожиданности: как она догадалась, что вопрос про лимнологию у меня уже битый час в мозгах сидит?! И кто я такой, чтобы на меня, по сути-то – случайного мальчишку, тратить время, когда вокруг ходит не меньше двадцати настоящих учёных, среди которых два или три иностранца с переводчиками. Но Валентина Ивановна начала рассказывать про озеро. Причём в отличие от того, что она недавно говорила учёным, совершенно понятно и поэтому интересно. Так что про учёных я сразу забыл.

Жить Байкалом

– Она же для разных людей по-разному ведёт экскурсии, – рассказывает Владимир Фиалков. – Сразу видит, кто перед ней. Если экскурсовод просто молотит что-то наизусть заученное, не обращая внимания, кто конкретно его слушает, знания не будут восприняты. Валентина Ивановна даже детям разного возраста и студентам из разных вузов о Байкале рассказывает по-разному. Она любит Байкал, много знает о нём, а главное, очень доброжелательная. А это, знаете, какое впечатление на людей производит?

«Знаю!» – подумал я, вспомнив ту экскурсию полувековой давности и то впечатление, которое произвела на меня Валентина Николаевна.

– Когда люди видят, что у экскурсовода горят глаза и она с удовольствием – не по обязанности, а вот именно с удовольствием – рассказывает всё, что знает, они сразу включаются в диалог, который запоминается, – продолжает Фиалков. – Я поэтому против всех механических экскурсоводов, когда экскурсанту наушники в уши вставили, и бродит он сам с собой, а из наушников: «Посмотрите направо. Посмотрите налево». Пока слушает – вроде всё ясно, понятно. А вынул наушники – и знания вслед за ними выскочили, потому что контакта не было. Процентов 60–70 знаний в музее человек получает от хорошего экскурсовода. А сама экспозиция – штука почти немая.

– Хотите сказать, что Валентина Ивановна делает музей живым?

– Именно живым! И для музея это самое главное. Валентина Ивановна научила этому искусству ещё и Ольгу Васильевну Бадардинову, Наталью Аркадьевну Дмитриеву, Наталью Викторовну Мореву. Наталью Аркадьевну я помню ещё школьницей, как она помогала летом Валентине Ивановне. Такая девочка была в белой блузочке… А сейчас – опытный профессионал. Валентина Ивановна их научила, или они как-то сами от неё это очень хорошо переняли…

Много раз слышал от специалистов, что хороший экскурсовод должен быть ещё и хорошим артистом, чтобы завладеть вниманием слушающих. В разное время, рассказывая о Валентине Ивановне, на это обращали внимание и Григорий Галазий, и Владимир Фиалков. Вот только, несмотря на безграничное уважение к их мнению, не могу я согласиться с такой точкой зрения. Артистизм – это всегда игра, всегда условность. Значит, всегда чуть-чуть «понарошку», что сразу чувствуется. А та первая экскурсия в далёком 1969 году меня захватила как раз своей абсолютной искренностью. Валентина Ивановна гордилась уникальным природным объектом и до характерного блеска в глазах переживала, рассказывая о байкальских бедах. Удивлялась научным открытиям коллег, поражалась мощью озера, сомневалась и надеялась, рассказывая о научных гипотезах. Смеялась, вспоминая свои и ещё чьи-то казусы. С безграничным уважением, даже с почтением говорила о Глебе Юрьевиче Верещагине, создавшем Байкальскую лимнологическую станцию, из которой к настоящему времени выросли и Лимнологический институт СО РАН, и Байкальский музей как самостоятельное научно-исследовательское учреждение Иркутского научного центра СО РАН.

На счету Валентины Ивановны несколько научно-популярных книг, около полусотни популярных статей и очерков о Байкале. А ещё подготовка к изданию методических пособий по экологии для школьников 4–6 классов «50 уроков, которые должен знать каждый, чтобы помочь Земле». Спрашиваю Фиалкова, не из этих ли книг и методических пособий возникло стремление организовать системное экологическое образование в школах Иркутской области?

– А вот и нет, – отвечает он. – На Байкале основа такого образования была заложена ещё Верещагиным. И свой первый урок познания Байкала Галкина, будучи школьницей, получила как раз от Глеба Юрьевича в годы войны. Он лично провёл экскурсию для учеников Усольской школы, которых привозили в Листвянку в качестве поощрения за успешную учёбу, по тогда ещё крохотной музейной экспозиции, созданной на лимнологической станции. Валентина Ивановна была в той группе и запомнила экскурсию Глеба Верещагина на всю жизнь. Может быть, как раз благодаря этому она и сама стала экскурсоводам и к экологическому просвещению школьников относится так трепетно.

Под экологическим просвещением Владимир Фиалков, впрочем, как и Валентина Галкина, как Вера Шлёнова и Елена Кузеванова – автор нескольких учебников по байкаловедению, создающая в Байкальском музее экологический образовательный центр, подразумевает более широкое понятие, чем элементарное «накачивание» школьников достаточным количеством важных знаний. Они все вместе и ещё десятки их единомышленников ищут возможности формирования массового экологического мировоззрения через воспитание должного, во всех смыслах человеческого отношения к Байкалу. Надо не только знать, но ещё и чувствовать и понимать Байкал.

– Объективные знания – это очень важно, но это не всё, – соглашается со мной Фиалков.–Необходимо мировоззренческое понимание, нужно, чтобы это сидело не только глубоко в мозгах, но ещё глубже – в душе. Вот как раз этим с начала шестидесятых годов прошлого века очень серьёзно и успешно занимается Валентина Ивановна. Потому и любят её люди, что общение с ней в самую душу проникает.

– Послушай, ты собираешься писать о Валентине Ивановне Галкиной? – догадалась Вера Шлёнова, услышав мой очередной вопрос. – Тогда я вот что тебе скажу. Несколько лет назад на крупном публичном мероприятии, не помню точно, кажется, это было празднование Дня Байкала, ей присвоили звание «Мисс Байкала». Вот точно, Валентина Ивановна – она и есть мисс Байкала! В Иркутском научном центре наверняка найдутся учёные люди, которые знают про озеро больше, но уверена, что никто лучше Валентины Ивановны не способен чувствовать и понимать Байкал, которым она живёт.

Я согласился с Верой Михайловной. Это правда, что мало жить на Байкале, чтобы научиться его понимать и чувствовать. Для этого надо жить Байкалом. Как Валентина Ивановна Галкина.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector