издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Убийство из лучших побуждений

Иркутский областной суд приговорил пятерых убийц наркомана в общей сложности к 82 годам лишения свободы

Перед коллегией присяжных заседателей предстали самые обычные парни в возрасте от 18 до 22 лет. Все как один – ранее не судимые, холостые, не трудоустроенные. Жизнь для них только начиналась. Молодые люди успели лишь окончить среднюю школу да приобрести рабочую профессию. В шайку подельников они сгруппировались, можно сказать, случайно.

Трое из пятерых подсудимых будущую жертву и знать не знали, и в глаза не видели – до того самого дня, 24 сентября 2018 года, когда отправились творить самосуд. Мало того, убийцы и между собой-то прежде не все были знакомы. Собираясь на «мокрое дело», большая часть компании знала лишь, что идёт убивать «плохого человека, наркомана, избивающего свою жену». Этого сомнительного мотива мстителям было вполне достаточно для того, чтобы лишить жизни 23-летнего парня, отца двоих маленьких детей. Его избили и нанесли, как свидетельствуют результаты экспертизы, не менее 32 ножевых ранений в шею, грудь, живот, от которых тот скончался на месте. Что немаловажно: «трудились» начинающие палачи не корысти ради, совсем не для того, чтобы поднять на мокрухе «бабки». Правда, организатор преступления посулил им за убийство наркомана десять литров пива, которые были выхлебаны, так сказать, в трудовом процессе. Вот и весь их навар.

Ищите женщину

Эта криминальная история начиналась с романтических чувств. Кирилл Рощихин, по уголовному делу проходивший как организатор убийства, когда-то учился в ПУ-2 вместе с Вячеславом А., своей будущей жертвой. Парни дружили. Но, пока Кирилл служил в армии, Вячеслав женился на девушке Жанне, которая очень нравилась другу. Ко времени следущей встречи сокурсников в сентябре 2018 года в семье Жанны и Вячеслава уже подрастали два сына. Жизнь супругов складывалась непросто. Глава семейства пристрастился к героину, содержать жену и малышей не мог, вёл себя, по словам Рощихина, неадекватно: постоянно где-то пропадал, скандалил, избивал жену, издевался над детьми.

В начале сентября Кирилл объявил матери, которая оплачивала для него в Иркутске аренду комнаты, что переезжает к друзьям. «У них даже не на что было купить еду, и сын мой решил помочь – отдал им предназначенные на аренду жилья деньги, – рассказывала на следствии мать Рощихина. – Кирилл заявил, что любит Жанну и не оставит её с человеком, который её постоянно бьёт». В течение двух недель «квартирант», по его словам, «пытался разговаривать» с хозяином, «говорил ему, чтобы бросил наркотики, взялся за голову, так как у него двое малолетних детей». Сам Кирилл всё время находился рядом с Жанной, помогал с малышами и по хозяйству. Пока не понял, что хочет проживать с избранницей на правах главы семьи. Рощихин, которого родные характеризовали как «домашнего мальчика», даже поставил в известность мать и бабушку, что собирается переехать из Иркутска в Усолье-Сибирское с «любимой девушкой и её детьми». Когда бабушка поинтересовалась, зачем ему вообще это всё нужно, любимый внук заявил, что готов работать на трёх работах, лишь бы Жанна и её дети ни в чём не нуждались. Сбитая с толку бабушка предложила паре жить у них на даче под Усольем, и Кирилл обрадовался. «Любимая девушка», по его словам, была не против предстоящих перемен.

Правда, когда Жанну допрашивал следователь в качестве свидетеля по уголовному делу, семейная история вырисовывалась далеко не такой однозначной. Да, это правда: супруг на протяжении последних трёх лет принимал наркотические средства, в том числе героин, вдыхал пары растворителя. В состоянии опьянения становился агрессивным. «Приходил домой и начинал ломать стены, бить посуду, будил детей, кидался на меня, глаза стеклянные», – рассказывала молодая мама. Однако уйти от мужа-скандалиста женщина не решалась: «Я много раз пыталась, уезжала жить к своей матери, но он всегда приходил, извинялся, уверял, что устроится на работу и перестанет употреблять наркотики. Я прощала, ни разу не вызвала сотрудников полиции. Жалела его, не хотела, чтобы у него была судимость». К чему привела такая «сердобольность», известно: муж-наркоман вместо тюрьмы угодил на кладбище, а «освободители» «бедняжки» Жанны попали на долгие годы в места лишения свободы. Кстати, отношения с Кириллом Рощихиным женщина категорически отрицала, тем более интимные.

Лёгкое опьянение

Только «домашний мальчик» Кирюша не собирался отступаться от своей мечты. Без Жанны он жизни не мыслил, и её «бывшему» в этих планах, разумеется, места не было. Преступный умысел на совершение убийства созрел сам собой. Поначалу, правда, Рощихин обдумывал возможность просто избить соперника как следует и забрать себе его жену и детей. Но в процессе переговоров с друзьями, которые должны были помочь ему осуществить задуманное, более предпочтительным показался вариант, включающий убийство. Первым поддержал идею кровавой мести наркоману Василий Коцелябин, родной брат Жанны. Он жил в семье сестры и вдосталь насмотрелся на «художества» её муженька. Последней каплей стала драка в ночь на 18 сентября. Проснувшись от шума, Василий вышел в зал и увидел, что сестра сидит на полу, а муж, возвышаясь над ней, бьёт её по голове кулаками и несёт какой-то наркотический вздор: «Просыпайся, не то твоих детей сейчас зарежут!» Василий оттащил «торчка» от сестры, ударив его несколько раз по лицу. На следующий день родственники, узнав о происшествии, вызвали полицию. Но Жанна опять заявила, что претензий к супругу не имеет. Коцелябин был уверен, что сестра просто боялась наркомана, угрожавшего прикончить её и детей. Вот и решил сам его убить, чтобы защитить Жанну и племянников, младшему из которых был всего годик.

Следующим в списке подельников оказался Всеволод Федаш – родственник самого Рощихина. Вообще-то по характеру в «мстители» он не очень годился – слишком спокойный, любитель размеренной жизни, практически не пьющий, поскольку постоянно за рулём.

Однако именно наличие автомобиля «Ниссан Санни» склонило в его пользу чашу весов – ведь после разборок с наркоманом надо было перевезти к новому месту жительства его бывшую семью и вещи. Для надёжности Рощихин попросил Федаша «подтянуть» к операции своего дружка Владимира Безродных. О нём организатору преступления было известно только, что он вспыльчивый и вряд ли откажется помочь в убийстве «в отличие от Федаша, который всего боится». Пятым в компании оказался 18-летний Денис Сафьянников. В тот день ему надо было съездить из Усолья-Сибирского в Ангарск, навестить сестру. Безродных предложил подкинуть парня, который учился с ним в одной группе на повара-кондитера, на машине Федаша до места, поскольку им всё равно было по пути. Но, пока компания ехала до Ангарска, все в деталях обсуждали план предстоящего преступления: под каким предлогом выманят жертву из дома, где устроят казнь, кто будет орудовать ножом, куда спрячут тело. Случайный попутчик, оказавшись «в теме», так ею увлёкся, что передумал вылезать из машины, решив принять участие в небывалом для него «приключении». Тем более что переговоры велись не на сухую: Рощихин, как и обещал, выставил каждому полуторалитровую бутылку пива. «От спиртного мы чувствовали лёгкое опьянение, кружилась голова, речь стала невнятной, – рассказывал организатор преступления. – Но о главном мы не забывали – о том, что собирались совершить все вместе». Если брат и возлюбленный женщины, страдающей от неадекватного поведения мужа-наркомана, пошли на совершение особо тяжкого преступления, чтобы якобы защитить её, то мотивом действий их подельников, не знакомых ни с бедной Жанной, ни с её злодеем-супругом, стало, как следует из предъявленного обвинения, ложно понятое чувство товарищества.

Не отступая от сценария

Подходящего для убийства места по дороге так и не нашлось, но это никого не огорчило – все уже были под градусом. В магазине рядом с домом жертвы пополнили запасы спиртного, взяли ещё по литру пива на брата. О водителе тоже не забыли – купили ему безалкогольного. Потом сидели в парке и, прихлёбывая пенный напиток, ещё раз прошлись по «сценарию». Коцелябину, как он и обещал, не составило никакого труда выманить родственника из дома: он сказал, что нашёл много металлолома, и предложил вместе его сдать. Безродных стоял рядом, но это наркомана не напугало. Зато, увидев на улице машину, из которой молча вышли незнакомцы и начали его бить, парень струхнул. Он в прямом смысле наложил в штаны, вырывался, просил не убивать, звал на помощь. Эти крики услышал его старший брат, который как раз пристроился во дворе покурить. Вместе с матерью они кинулись выручать бедолагу, который из-за пристрастия к наркотикам вообще-то частенько попадал в передряги. Но машины, из салона которой раздавались вопли, уже и след простыл.

Кирилл Рощихин как организатор преступления получил самый большой срок – 18 лет колонии строгого режима. Хотя сам он смертельные ранения жертве не наносил. Зато нашёл подельников, распределил между ними роли и предоставил орудие убийства – выдал соучастникам кухонный нож с 20-сантиметровым лезвием, прихваченный из дома. Герой-любовник даже на месте преступления не был – вместо этого отправился к Жанне, чтобы снять с себя подозрения её родственников и заодно сбить со следа полицейских.

Место казни начинающие убийцы выбрали неподалёку от дома жертвы – буквально в 150 метрах. Они вытащили приговорённого из машины, подвели к оврагу на Трактовой. И, пока Сафьянников удерживал парня за ноги, Коцелябин и Безродных поочерёдно наносили наркоману удары ножом. Не менее 32, как определили позднее судмедэксперты. Последним воткнул лезвие в шею обидчика сестры Василий Коцелябин, перерезав ему горло. Так рассказывали на допросах участники этой сцены. Не запачкал руки в крови только Федаш. Он всё это время, как ему и полагалось по плану, исполнял роль пособника – сидел в машине и подстраховывал приятелей, наблюдая за обстановкой. Смерть Вячеслава А. наступила на месте происшествия от множественных колото-резаных ран шеи, груди, живота, поясничной области с повреждением внутренних органов и последующим развитием массивной кровопотери.

Орудие преступления в ходе предварительного расследования обнаружено не было – нож убийцы выкинули в озеро Калтус. А окровавленную одежду затолкали в мусорный бак – в каком именно месте, вспомнить потом не смогли.

Не прошло и недели, как все убийцы были повязаны. Первым полицейские задержали организатора преступления. 29 сентября за ним пришли на квартиру Жанны, где он уже чувствовал себя хозяином. Его «хитрость» никого не обманула. Родственникам пропавшего парня, наоборот, показалось странным, что его лучший друг, вместо того чтобы помогать им искать Славу, окопался дома у его жены. Мать и брат наркомана обошли всю округу в поисках видеокамеры, запечатлевшей сцену похищения. И нашли нужную запись. Немало удивились, разглядев среди пассажиров иномарки, в которую затолкали Славу, его неразлучного друга Кирилла Рощихина, с которым тот делил и кров, и стол.

Виновны, но заслуживают снисхождения

Первоначально все подозреваемые признавали в той или иной мере свою вину. В протоколе задержания каждый из них сделал собственноручно запись: «С задержанием согласен». «Где находится тело убитого, оперативно-следственной группе указал Федаш. В явке с повинной он сообщил органам следствия о времени, месте и обстоятельствах совершения преступления, что было учтено судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства», – говорит государственный обвинитель Валентин Люцай, прокурор отдела гособвинителей областной прокуратуры. По словам гособвинителя, активно способствовали раскрытию преступления также Рощихин, Коцелябин и Безродных: «В ходе предварительного следствия они изобличали соучастников преступления, давали правдивые и стабильные показания». Но, когда дело дошло до суда, фигуранты, как это обычно и бывает, от своих признаний отказались, предложив версии защиты. «Однако коллегией присяжных заседателей вынесен обвинительный вердикт в отношении всех пятерых подсудимых. И именно последовательные показания самих фигурантов дела, обрисовавших общими усилиями полную и ясную картину произошедшего, стали главными доказательствами их виновности», – отметил государственный обвинитель. Валентин Люцай пояснил, что вердикт присяжных послужил основанием для квалификации действий подсудимых: «Коцелябин, Безродных и Сафьянников признаны виновными в совершении убийства группой лиц по предварительному сговору, Рощихин – в организации этого преступления, а Федаш – в пособничестве».

Примечательно, что присяжные заседатели в обвинительном вердикте указали: каждый из подсудимых заслуживает снисхождения. Возможно, на судей из народа произвели впечатление молодой возраст сидевших перед ними в «клетке» парней и тот факт, что на преступление они решились впервые. Да и личность потерпевшего – наркомана, регулярно издевавшегося над женой и детьми, – горячего сочувствия у представителей общественности, скорее всего, не вызывала. С другой стороны, сердца простых людей, которым впервые доверили решение чужих судеб, не могли, наверное, не отозваться на такие вот – вроде бы искренние – слова обвинямого Рощихина в ходе следствия: «Я понимал, что рано или поздно всё равно узнают, что это я убил Вячеслава. Но хотел, чтобы Жанна могла после смерти мужа жить спокойно со своими детьми, не бояться. Наркоман никогда уже к ней не вернётся, не будет мешать ей жить».

Наказание, назначенное судьёй на основе вердикта присяжных заседателей, достаточно сурово. Организатор преступления Кирилл Рощихин приговорён к 18 годам лишения свободы. Денис Сафьянников, которому не повезло с попутчиками, заедет вместе с ними за колючую проволоку на 16 лет. Василию Коцелябину, чьей рукой был нанесён последний – смертельный – удар ножом, предстоит отсидеть 17 лет. На полгода меньше срок у Владимира Безродных, на следствии пояснившего: он это делал, так как думал, что лишает жизни очень плохого человека. Всеволод Федаш, к ножу не прикасавшийся, отправится в зону за пособничество на 15 лет. «Неудобно было отказывать своему родственнику, поэтому согласился помочь», – пояснил он на допросе. При этом уточнил, что Рощихин обещал поставить им с Безродных за помощь 10 литров разливного пива. Такие вот аргументы в пользу убийства. «Вопрос о вменяемости подсудимых обсуждался, – пояснил государственный обвинитель. – В отношении каждого из них проводилась психолого-психиатрическая экспертиза. Согласно заключениям, все пятеро могли осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Молодые люди понимали, на что шли».

Отбывать наказание за совершение особо тяжкого преступления осуждённым придётся в исправительных колониях строгого режима. После освобождения им «светит», кроме того, ограничение свободы на два года. В течение этого времени им придётся жить под надзором специализированного органа, не менять место жительства, не покидать без разрешения территорию муниципального образования, не выходить из дома по вечерам, не посещать массовые мероприятия и т.д. Дополнительного наказания избежал только Денис Сафьянников – сирота, потерявший мать и отца в раннем возрасте, местом постоянного проживания обзавестись ещё не успел.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector