издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тулунский «стрелочник»

Сергей Левченко в очередной раз перекладывает собственные грехи на других

Временно исполняющий обязанности губернатора Иркутской области Игорь Кобзев сдвинул с мёртвой точки строительство домов для жителей Тулуна, пострадавших от наводнения, а бывший глава региона Сергей Левченко утверждает, что это не так. Свою правоту «народный губернатор», который ушёл в отставку в декабре 2019 года на фоне коррупционных скандалов, доказывает в Интернете. Не так давно он опубликовал в социальных сетях несколько сообщений о том, что стройплощадки в Тулуне «выглядят заброшенными», не забыв сопроводить их фотографиями с собой на переднем плане. Но, стремясь вернуть растраченный политический капитал накануне выборов за счёт обвинений в адрес действующих властей, почему-то запамятовал, что строительство заглохло ещё при нём.

Круглая дата у каждого своя: 21 марта исполнится 100 дней с отставки Сергея Левченко с поста губернатора Иркутской области. Формально он ушёл с него по собственному желанию, но этому предшествовала череда коррупционных скандалов. Первый из громких – история о том, как модернизацию аэропорта Иркутска пытались безо всякого конкурса отдать на откуп бизнесмену Роману Троценко, но вовремя вмешалась Федеральная антимонопольная служба. Вся реконструкция аэропорта в итоге свелась к установке камня на том месте, где должен был появиться новый терминал, а Иркутская область лишилась 23 млрд рублей из федерального бюджета, заложенных на неё.

Ещё одна история закончилась уголовным делом – бывшему министру лесного комплекса Иркутской области Сергею Шеверде предъявили обвинение сразу по трём статьям Уголовного кодекса за то, что он незаконно санкционировал проведение сплошных санитарных рубок в заказнике регионального значения «Туколонь». Были и другие случаи, когда совершенно здоровые деревья рубили под видом больных, а древесину потом преспокойно продавали по рыночной цене. Версия Левченко выглядела иначе: «народный губернатор» почти победил «чёрных» лесорубов, а те нанесли ему и его правительству ответный удар через «продажные СМИ». Но состоятельность заявлений о том, что региональные власти под руководством Сергея Георгиевича навели порядок в отрасли, опровергла, кажется, сама природа: в 2019 году пожары уничтожили 1,5 млн га леса.

Главное – быть в форме

В июне на фоне полыхающих «северов» на юге Иркутской области случилось катастрофическое наводнение, равного которому не было больше столетия. Стихия разбушевалась не на шутку: затопило почти 11 тысяч домов в 109 населённых пунктах восьми районов, погибли 26 человек, ещё четыре до сих пор считаются пропавшими без вести. Спасатели работали в режиме повышенной готовности, вода пришла в Нижнеудинск и деревни Тайшетского, Тулунского и Черемховского районов, когда 26 июня Левченко находился… в Москве, где отмечал день рождения Геннадия Зюганова. Возможно, партийная дисциплина оказалась важнее (хотя Сергея Георгиевича, рассматривающего политику как бизнес на доверии людей, сложно назвать пламенным коммунистом). Но почему-то «народный» губернатор тем же вечером или хотя бы на следующее утро не вылетел первым же рейсом в Иркутскую область, где 27 июня была объявлена чрезвычайная ситуация, а людей в затопленных территориях спасали уже с помощью вертолётов.

Только 29 июня губернатор прибыл в затопленный Тулун месте с главой МЧС России Евгением Зиничевым и полномочным представителем президента в Сибирском федеральном округе Сергеем Меняйло. По дороге Сергей Георгиевич не забыл облачиться в заботливо подготовленную и выглаженную форму спасателя, которую потом не снимал даже на торжественных мероприятиях. Правда, вечером того же дня давал сбивчивые объяснения президенту России Владимиру Путину, существенно отличавшиеся от кратких и чётких рапортов профессионалов из МЧС. Да и позже, несмотря на показуху, не проявил себя как особо грамотный управленец и после первой, июньской, волны паводков, и после второй, которая пришлась на последние числа июля. Компенсации пострадавшим выплачивались из резервного фонда правительства России, решать накопившиеся проблемы несколько раз был вынужден Виталий Мутко, занимавший в тот момент кресло вице-премьера и возглавлявший правительственную комиссию по ликвидации последствий паводка.

Несмотря на откровенные провалы – свои и подчинённых, Левченко не забыл отдельным указом премировать чиновников из правительства Иркутской области, работавших в зоне затопления. О многом говорит и скандал с начальником пресс-службы губернатора Ириной Алашкевич, которая в разгар трагедии назвала «быдлом и алкашнёй» пострадавших от наводнения тулунчан.

Не удивительно, что председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко назвала причиной отставки Левченко непрофессионализм, проявленный при ликвидации последствий летних паводков. «Не было оперативных решений, не было нужного контакта с людьми», – отмечала она в декабре.

Фотосессия на месте трагедии

Всё это не помешало Левченко отметить три месяца с момента отставки поездкой в Тулун. В конце февраля он побывал в городе вместе с первым заместителем председателя комитета Государственной Думы по делам национальностей Валерием Рашкиным и депутатом Саратовской областной Думы Николаем Бондаренко.

 

Сложно ответить на вопрос о том, зачем в далёкий сибирский город приехал, например, депутат из Саратова. Саратовский депутат будет радеть за жителей Иркутской области по линии КПРФ, или что это было? Но в чём не приходится сомневаться, так это в мотивах Левченко. Лидер иркутских коммунистов пытается спасти свои тающие политические капиталы. Левченко очень спешит – уже в сентябре состоятся выборы губернатора Иркутской области. А там, чем чёрт не шутит, вновь удастся вернуть к кормушке свою родню, друзей, знакомых. Недаром на одном из иркутских YouTube-каналов, якобы посвящённых местной политике в целом, каждое продолжительное видео с его участием сопровождается недвусмысленными хэштегами «Левченконародныйгубернатор», «ЗаЛевченко», «выборыгубернатора», «выборы2020». Все три записи о поездке в Тулун, которые Сергей Георгиевич опубликовал 3 марта, среди прочего сопровождаются подписью «Услышим голос каждого». Под таким лозунгом, напомним, он баллотировался в губернаторы в 2015 году.

Прежним остался даже главный политический ход – критиковать действующего главу региона. Но на сей раз Левченко решил переложить собственные грехи на временно исполняющего обязанности губернатора Иркутской области Игоря Кобзева. «Мы побывали в зоне затопления и на строительных площадках в микрорайонах Угольщиков и Берёзовая Роща, – рассказывает он своим подписчикам в соцсетях. – Вывод после посещения стройплощадок один: стройки брошены. За два с половиной месяца с момента моей отставки строительные работы на обеих площадках существенно не продвинулись. С июля по декабрь прошлого года сотни людей напряжённо и сосредоточенно работали без выходных, работы шли практически в круглосуточном режиме. Ради чего? На каждой строительной площадке, где мы побывали днём, в рабочее время, не набралось и десятка работающих. Сегодняшнюю ситуацию на стройках, учитывая поставленные задачи, масштабы и сроки их выполнения, нельзя назвать работой в принципе».

Звучит убедительно, особенно в сопровождении фотографий, которые сделаны в нужное время под нужным углом. Но от действительности, скажем деликатно, такие заявления далеки. Наш журналист, побывавший на тех же площадках в конце января, убедился сам: заброшенными они точно не являются. В микрорайоне Угольщиков, ни одного снимка из которого Левченко почему-то не опубликовал, стройка идёт полным ходом, хотя в Берёзовой Роще дело движется медленнее, чем хотелось бы. В одной из бригад субподрядчиков рассказывают: на объект – дом в Берёзовой Роще – вышли 7 января, когда регион уже возглавлял Кобзев. О том, что происходило при его предшественнике, красноречиво рассказывает иркутский предприниматель Вадим Костенко. «20 ноября 2019 года руководитель государственного казённого учреждения «Служба заказчика Иркутской области» заключает контракты на строительство индивидуальных жилых домов [в Берёзовой Роще], которые должны быть выполнены в срок до 15 декабря 2019 года, – сообщает он. – Ещё раз напомню, 4 августа стабилизировался уровень реки Ии ниже критической отметки, и только 20 ноября были заключены контракты. Прошло четыре месяца».

Стройка, которой не было

Может быть, правительство Левченко в этом не виновато? «Нужно было проводить согласования и проходить экспертизы, какое-то время стояли вопросы финансирования, так что не хотелось бы искать виноватых, – косвенно отвечает мэр Тулуна Юрий Карих. – Я знаю, что муниципалитет сделал всё, что от него зависело: выделил земельные участки ещё в начале июля». Вскоре после паводка заместителем министра строительства и дорожного хозяйства Иркутской области стал Илья Кручинин, который назначил директором Службы заказчика Веру Минуллину. Раньше они работали при администрации Иркутска – Кручинин возглавлял городское управление капитального строительства, откуда в апреле 2018 года ушёл в отпуск с последующим увольнением. О причинах того решения можно догадываться по стилю работы в областном министерстве строительства. «Контракты на строительство ИЖС заключали только с теми компаниями, на которые указал Кручинин, – продолжает Костенко. – Об этом я могу судить после своего с ним общения по телефону. Кручинин пояснил: «Возможность строить ИЖС в Тулуне – не для всех».

Среди «избранных» компаний оказалось, к примеру, ООО «Апекс» из Иркутского района, в штате которого в 2018 году не было ни одного работника, кроме директора. С предприятием заключили контракт на 17,4 млн рублей, в котором, по сути, даже не был оговорён объём работ – только фраза о «строительстве жилых помещений, исходя из стоимости 1 квадратного метра общей площади жилого помещения в размере не более 45 097 рублей». Сметный расчёт из контрактной документации прочитать невозможно, зато из самого текста договора ясно, что компании сразу положен аванс в 8,4 млн рублей. То есть половина стоимости контракта. Ещё 20% выплачиваются после получения положительного заключения на смету, а оставшиеся 30% – когда построенные дома сданы. При этом подрядчику положен кредит от Корпорации развития Иркутской области на весьма неплохих условиях. «Есть мнение, что с учётом кредита им были получены 100% средств от суммы контракта, – подчёркивает Костенко. – Это легко проверить, если Корпорация развития Иркутской области предъявит скан кредитного договора».

Само собой, деньги здесь важнее результата – к 15 декабря в Берёзовой Роще не был построен ни один дом, а в начале января к площадке под микрорайон не были подведены инженерные коммуникации. По мнению Костенко, это результат не столько неудовлетворительной работы подрядчиков, сколько неправильной организации процесса, за которую отвечали областное министерство строительства и Служба заказчика. Левченко же в недавних заявлениях утверждает, что в ноябре-декабре, когда он был у власти, в микрорайоне Угольщиков «работало одновременно почти триста человек», а в Берёзовой Роще – «больше 70 человек из 7 строительных компаний», тогда как сегодня строителей на обеих площадках можно пересчитать по пальцам. Ничего, что в ноябре 2019 года жители Тулуна обратились с письмом к президенту, жалуясь на то, что власть не даёт застройщикам бюджетные деньги, так что те прекратили работу. Бывший «народный» губернатор клянётся, что всё было именно так, как говорит он. То, что реальное положение дел не соответствует громкому заявлению в социальной сети… как говорится, тем хуже для фактов.

Факты, в свою очередь, таковы: временно исполняющий обязанности губернатора Игорь Кобзев, потратив неполные два месяца на близкое знакомство с Иркутской областью, на одном из первых совещаний по ситуации в Тулуне вынес министерству строительства предупреждение за неудовлетворительную работу. Одному из подрядчиков – ООО «ЛЦТП» – он настоятельно рекомендовал вернуть полученные деньги, поскольку работы по контракту не были выполнены. После его вмешательства в Тулуне начали развёртывать асфальтово-бетонный завод. Почему этого не сделали при Левченко, невзирая на очевидную нехватку стройматериалов в территориях, пострадавших от наводнения, – загадка.

Разгадка не слишком сложная: бывшего главу региона, когда-то обещавшего услышать голос каждого, поразила избирательная глухота – недуг, который вроде бы не к лицу народному губернатору. Пример Юрия Ножикова, которому такое неформальное звание присвоили жители Иркутской области, а не политтехнологи с пиарщиками, это доказывает крайне убедительно. Юрий Абрамович, достаточно поработавший на стройке, не рядился в униформу спасателя, а старался решать проблемы, стоявшие перед областью в девяностых годах прошлого века. В гражданское обычно одет и Игорь Кобзев, настоящий генерал-полковник внутренней службы. Но Левченко, склонный к внешним эффектам и громким заявлениям, за достижениями других не следит, создавая собственную виртуальную реальность в предвкушении снова выиграть выборы и добраться до государственных денег. Разумеется, с громкими воплями о плохой работе властей.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector