издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Проверка вирусом

Готова ли областная инфекционная больница принять на себя основной удар пандемии

В последние годы Иркутская областная инфекционная больница укрепила материальную базу. Здесь был проведён масштабный ремонт. Много денег потрачено на закупку медоборудования. При этом укомплектованность кадрами снизилась с 49% до 43%, а средняя зарплата так и не достигла уровня, определённого майскими указами президента.

Главный удар эпидемии COVID-19 по определению должна принять на себя Иркутская областная инфекционная больница. Насколько она к этому готова? Чтобы ответить на данный вопрос, научно-производственный центр «Госучёт» под руководством Романа Ержинина проанализировал отчёты о финансовой и хозяйственной деятельности больницы с 2015 года, а также план на нынешний год. Это открытые данные, они размещены в свободном доступе на официальных сайтах правительства РФ, правительства Иркутской области и на портале госзакупок.

Хирургическим путём

Все последние годы региональная медицина держит курс на оптимизацию. В результате в инфекционной больнице сократилось число врачей, медсестёр и санитарок. Лучше всего об этом говорят цифры. В 2015 году штатная численность персонала составляла 1158 единиц, фактическая – 564 человека. К настоящему моменту штатная численность сократилась на 217 единиц, фактическая – на 65 человек.

Укомплектованность кадрами снизилась с 49% до 43%. Это значит, что раньше каждый врач работал за двоих, а теперь стал работать ещё больше. То же самое можно сказать о среднем и младшем медперсонале.

Дороже всего оптимизация обошлась городу Ангарску. В 2018 году здесь был закрыт трёхэтажный корпус инфекционной больницы. Поводом для закрытия стало вовсе не предписание надзорных или контролирующих органов. По решению регионального минздрава ООО «Архитектурно-строительная компания» из Магнитогорска провело обследование и выдало заключение: здание аварийное, его нужно срочно закрыть. Что и было сделано.

Жители возмутились, ведь город фактически терял инфекционную больницу, которая располагалась в отдельном здании. Мэр Ангарска Сергей Петров поставил под сомнение оценку магнитогорской компании. Он направил в адрес губернатора Сергея Левченко и министра здравоохранения Олега Ярошенко открытое письмо. В нём говорилось, что специалисты Управления капитального строительства администрации Ангарского городского округа совместно с ООО «Иркутскстройизыскания» тоже обследовали здание и пришли к выводу, что его можно отремонтировать.

«Прошу рассмотреть возможность направления средств из бюджета Иркутской области на эти цели и вернуть в Ангарск отделение, так как даже на краткосрочный период второй по численности город Иркутской области не может и не должен оставаться без отделения реанимации и интенсивной терапии по инфекционному профилю», – писал Петров в своём обращении к руководству области. Городу в ответ пообещали построить новую больницу. Но не построили.

На сегодняшний день проблема так и не решена. Здание бывшей больницы пустует и разрушается. Для пациентов предусмотрели койки в других учреждениях. Однако реанимационного отделения инфекционного профиля в Ангарске нет. Тяжёлых пациентов отправляют в Иркутск. Кажется, не нужно говорить, насколько это опасно, тем более в период эпидемии.

Остаётся добавить, что в 2019 году оптимизация продолжилась. На этот раз она коснулась Усолья-Сибирского. Местная микробиологическая лаборатория № 2 была объединена с Иркутской микробиологической лабораторией № 1.

Росли, да не выросли

Зарплаты в инфекционной больнице росли. Но так и не выросли до нужной отметки. С 2015-го по 2019 год средняя зарплата в учреждении повысилась с 33 до 44,6 тысячи рублей, то есть на 35%. Правда, инфляция за тот же период составила 31%.

В 2019-м средняя зарплата врача составила 77 тысяч рублей. По сравнению с 2018 годом она почему-то упала почти на 300 рублей. Зарплата главврача в 2019 году составляла 142 тысячи рублей в месяц, а медсестры – 41 тысячу. Между тем, по данным Иркутскстата, средняя зарплата по региону в прошлом году составила 45 874 рубля. Значит, именно такую зарплату должен был получить средний медперсонал больницы, а врачи – 91 749 рублей.

Таким образом, майские указы президента больница в прошлом году не выполнила.

При этом доля фонда оплаты труда в сумме общих расходов учреждения колебалась на уровне 63-64%, а в 2017 году составила менее 55%. В это время большие вложения были сделаны в приобретение оборудования и ремонт.

Имущества меньше, расходы на его содержание – больше

С 2017 года началось масштабное обновление материальной базы больницы. Резко увеличились расходы на ремонт и закупку оборудования. За пять лет рост расходов на содержание имущества составил 394%. Именно к этой статье расходов относится ремонт зданий, помещений и оборудования. Если в 2015 году на содержание имущества потратили 7,3 млн, то в 2017 году в десять раз больше – 73 млн рублей, а в 2018 году – 56 млн рублей. В прошлом году сумма была скромнее – «всего» 49 млн рублей.

Много денег было вложено в приобретение основных средств, к которым прежде всего относится дорогостоящее медоборудование. Увеличение стоимости основных средств в 2019 году в сравнении с 2014 годом составило 829%. Если в 2014 году на закупки потратили 6,6 млн рублей, то в 2015 году – 17,5 млн, в 2016-м – 14,4 млн, а в 2019-м – уже 54 млн рублей.

Если проанализировать закупки больницы за 2019 год и составить топ-10 самых крупных из них, на первом месте окажется контракт на капремонт – 34,8 млн рублей. Капитальный ремонт больницы выполняло ООО «АРМСТРОЙ», имеющее в своём составе 15 сотрудников. Уставный капитал компании – 10 тысяч рублей. В 2018 году капитальный ремонт больницы по госконракту почти за 10 млн рублей выполняло ООО «Асфальтировщик», зарегистрированное в Бодайбо. В компании числятся всего 18 человек.

Остальные места в топе следует отдать закупкам медоборудования. За 10 млн купили французскую ультразвуковую систему, за 8,6 млн – 4 китайских аппарата ИВЛ, за 7 млн – отечественный рентген, за 6,7 млн – американский аппарат для сепарации крови, за 5,5 млн – ещё два российских аппарата ИВЛ с увлажнителем. Причём последние поставило ООО «СТАРМАК», зарегистрированное в квартире жилого дома в Иркутске. Судя по всему, предприятие не имеет даже собственного офиса.

Нужно отметить, что вровень с инфляцией росли только расходы на оплату коммунальных услуг. Больше всего экономили на закупке медицинских запасов – таблеток, бинтов, ваты, шприцев и прочих расходных материалов. Рост расходов на эти цели не перекрыл инфляцию. Между тем цены выросли не только на коммуналку, но и на вату со шприцами. Значит, больница стала меньше их покупать. Расходы на ремонты и закупку высокотехнологичного оборудования растут, на таблетки и бинты – сокращаются.

Люди важнее

В последние годы больница активно занималась наращиванием материальной базы. Капремонты и закупка нового оборудования были основными статьями расходов на протяжении последних трёх лет. Минздрав в регионе превратился в филиал минстроя и площадку для госзакупок. При этом именно стройки и закупки являются наиболее «интересными» статьями расходов с точки зрения освоения бюджетов.

Расходы на зарплату персонала росли вовсе не такими высокими темпами. Не удивительно, что в медицине сложился дефицит кадров. Врачей не хватало пять лет назад, а теперь их стало ещё меньше. Но здравоохранение – это прежде всего люди, а потом уже здания.

Никто не ждал, что жизнь так быстро устроит испытание на прочность для нашей системы здравоохранения. К сожалению, пандемия – это не проверка КСП, она не даёт времени на исправление ошибок. Выведенный из строя корпус инфекционной больницы в Ангарске, отсутствие в этом городе реанимационного отделения для инфекционных больных, общая нехватка врачей, сокращение коечных мест – вот те условия, с которыми мы вступаем в пандемию. Надежда, как всегда, на врачей. Если раньше каждый из них работал за двоих, то теперь, очевидно, придётся за четверых.

 

Читайте также
Свежий номер
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector