издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Расшевелить забуксовавшую реформу

Депутаты Законодательного Собрания берут под контроль работу новой системы обращения с отходами

Финансирование реформы обращения с отходами в России практически целиком легло на плечи потребителей. За счёт федерального бюджета планируют разве что ликвидировать 191 свалку в городах России из 916 существующих, о создании инфраструктуры для утилизации и переработки мусора речь не идёт. Тем не менее Иркутская область за свой счёт построила два новых полигона ТКО и проектирует большой перерабатывающий комплекс. Ликвидировать небольшие свалки также предполагают за деньги из регионального бюджета, а крупные объекты по возможности включать в федеральные программы. Этому и другим вопросам был посвящён правительственный час на сессии Законодательного Собрания Иркутской области, которая состоялась 30 сентября.

Ситуация в сфере обращения с твёрдыми коммунальными отходами в России остаётся неблагополучной, несмотря на «мусорную» реформу, которая фактически стартовала с 1 января 2019 года. К такому выводу пришли аудиторы Счётной палаты РФ, проанализировавшие положение дел в отрасли. Так, в целом по стране только 7% мусора направляется на переработку, остальное по старинке складируют на полигонах или выбрасывают на стихийные свалки. Эту и другие цифры, опубликованные в свежем бюллетене Счётной палаты, федеральные СМИ растиражировали 29 сентября. А на следующий день министр природных ресурсов и экологии Иркутской области Светлана Трофимова, выступая на сессии Законодательного Собрания региона, констатировала: «Что касается регионального проекта «Комплексная система обращения с отходами», то я могу сказать, не кривя душой, что процент выполнения – ноль».

Тому есть множество причин. «Изначально Министерством природных ресурсов России и ППК РЭО (публично-правовой компанией «Российский экологический оператор». – Авт.) были завышены показатели для всех субъектов Федерации, – назвала Трофимова главную из них. – Нами уже три письма написаны для того, чтобы была произведена корректировка. Потому что в отсутствие построенных объектов обработки, утилизации и размещения отходов невозможно выполнить эти показатели». Региональный проект между тем предполагает, что по итогам 2020 года в Иркутской области будут перерабатывать 4,3% образующегося коммунального мусора, а ещё 0,3% – направлять на утилизацию, то есть на повторную переработку. В паспорте федерального проекта «Формирование комплексной системы обращения с твёрдыми коммунальными отходами» сформулированы ещё более амбициозные цели. Но пока они точно так же не достигнуты.

«Основной источник инвестиций – платежи населения»

Если не брать переработку мусора, то определённые достижения у Иркутской области всё же есть. В 2019 году здесь построили два полигона для размещения твёрдых коммунальных отходов. Первый из них, расположенный в Нижнеудинском районе и рассчитанный на приём до 16,3 тыс. кубометров мусора в год, введут в эксплуатацию до конца 2020 года, второй, который находится в Черемховском районе, – в 2021-м. Помимо этого начато обустройство полигона с элементами сортировки отходов у деревни Быстрой Слюдянского района. Его мощность составляет 60 тыс. кубометров в год. «Запуск полигона позволит нам обеспечить сбор и вывоз отходов из Центральной экологической зоны Байкальской природной территории», – подчеркнула Трофимова.

Тем не менее Иркутская область пока обеспечена объектами для хранения мусора только на 40% от потребности. При этом в ней насчитывается 990 несанкционированных свалок. По крайней мере, таковы данные из Территориальной схемы обращения с отходами, которая после доработки была утверждена 29 мая 2020 года. «Вопрос не решён стратегически, – отметил первый заместитель Байкальского межрегионального природоохранного прокурора Алексей Калинин. – Если говорить про 2019 год, то должно было быть ликвидировано 118 свалок, а ликвидированы только две. Это очень серьёзный минус, потому что в 2018 году ликвидировали в 15 раз больше». То есть 30 свалок. Очистка ещё 13 планируется в 2020 году. В региональной казне на это предусмотрена субсидия в размере 80 млн рублей.

«Мелкие свалки, которые мы можем ликвидировать за счёт областного бюджета, мы будем ликвидировать, – подчеркнула Трофимова. – По крупным, которые накапливались годами, я предлагаю пойти через федеральный проект «Чистая страна». Для этого мы, во-первых, должны встать в ГРОНВОС (Государственный реестр объектов накопленного вреда окружающей среде. – Авт.), а потом уже делать заявку на федеральное финансирование. Чтобы попасть в ГРОНВОС, необходимо выполнить оценку воздействия на окружающую среду. Чтобы её не делать дважды и не тратить два раза средства областного бюджета, есть предложение сначала провести инвентаризацию свалок, которые мы можем включить в ГРОНВОС, а затем выделить областное финансирование на проектные работы. Когда у нас будет проект рекультивации, мы подаём заявки на включение в реестр, а далее – в федеральный проект. Других вариантов на сегодняшний день я не вижу».

Сейчас в Государственном реестре объектов накопленного вреда окружающей среде, который насчитывает 241 позицию, есть только две свалки из Иркутской области: полигон отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината и цех ртутного электролиза «Усольехимпрома». Правительство региона добивалось включения в ГРОНВОС ещё 12 объектов, но его усилия пока не увенчались успехом. Тем временем федеральный проект «Чистая страна» предусматривает рекультивацию 191 свалки в крупных городах России. При том, что всего на территории городских округов расположены 916 свалок из 8323, которые были на учёте Федеральной службы по надзору в сфере природопользования на момент формирования национального проекта «Экология». В Министерстве природных ресурсов и экологии России рассматривают вопрос о ликвидации за счёт федерального бюджета несанкционированных «полигонов» на особо охраняемых природных территориях, от этого среди прочих выиграла бы Иркутская область. Однако положительное решение не принято, поэтому в «Чистой стране» по-прежнему значится только 191 свалка в крупных городах. На это обращают внимание и в Счётной палате. «Даже при успешной реализации проекта поставленная президентом цель – ликвидировать все свалки в границах городов – достигнута не будет», – сказано в бюллетене ведомства, посвящённом «мусорной» реформе.

Одним из ключевых рисков в Счётной палате называют недостаточное финансирование. Для создания инфраструктуры обращения с отходами необходимо 428 млрд рублей, из которых в федеральный бюджет заложено только 84,3 млрд рублей, а остальное должны принести инвесторы. «На уровне регионов основной источник инвестиций – это платежи населения, размер которых зависит от нормативов накопления ТКО и соответствующих тарифов», – заключают аудиторы Счётной палаты. èèè

На это обстоятельство обратила внимание и заместитель председателя Законодательного Собрания Иркутской области Ольга Носенко, с наличием проблемы согласилась и глава регионального министерства природных ресурсов. «Мы очень надеялись не федеральный проект «Комплексная система обращения с твёрдыми коммунальными отходами», который создавался как раз для развития инфраструктуры в регионах, – отметила Трофимова. – Мы понимаем, что, если мы будем строить за счёт федеральных бюджетных средств, это строительство не ляжет в тариф и наше население не будет нести затраты. Но, к сожалению, в феврале 2020 года правила игры изменились. Теперь ни один субъект Федерации не получает деньги на создание инфраструктуры в сфере обращения с отходами. Их может получить только инвестор, и то лишь через «Российского экологического оператора» в двух вариантах: или РЭО даёт льготный кредит, или входит в уставный капитал инвестора. Других вариантов сейчас нет, поэтому Иркутская область за свой собственный счёт строит данные объекты».

Полигон в Нижнеудинском районе, к примеру, обошёлся в 125,6 млн рублей, из которых на долю областного бюджета пришлось 119,3 млн, местного – 6,3 млн рублей. Стоимость аналогичного объекта в Черемховском районе составила 184,2 млн рублей: область заплатила 140,8 млн, муниципалитет – 11,9 млн, ещё 31,5 млн рублей дала Федерация. Самым дорогим стал полигон в Слюдянском районе – 338,7 млн рублей, 304,8 млн из которых составили средства областного бюджета, а оставшиеся 33,8 млн рублей – из местного. Область также выделяет территориям субсидию на обустройство контейнерных площадок и приобретение баков для мусора. В 2019 году она составила 167,8 млн рублей, в 2020-м – 223,8 млн рублей. На следующий год уже поступила 91 заявка от муниципалитетов. На то, чтобы их удовлетворить, необходимо 248 млн рублей.

Перерабатывать нельзя сжигать

За счёт областного бюджета также ведётся проектирование межмуниципального мусороперерабатывающего комплекса с полигоном под Ангарском. Соответствующий контракт был заключён с подмосковным ООО «Террикон» в октябре прошлого года. По его условиям проектные работы нужно было завершить до 20 августа 2020 года, однако в срок их не закончили.

– Что сейчас происходит с этим проектом, с этим контрактом? – поинтересовался депутат Евгений Сарсенбаев. – Он приостановлен? Сам проект готов или нет?

– Главным распорядителем бюджетных средств является министерство строительства, дорожного хозяйства, но я владею информацией, – ответила Трофимова. – Была приостановка контракта в связи с тем, что не были согласованы технические моменты по линиям сортировки. Данные линии необходимо было согласовывать с «Российским экологическим оператором», что заняло определённый временной промежуток. Второй момент – решался вопрос по земельному участку. Недели три назад работы по дальнейшей разработке проектной документации возобновлены.

– По чьей вине была эта задержка? – продолжил парламентарий.

– Я могу сказать, что какая-то часть вины есть и на нашем министерстве, потому что мы долго согласовывали [часть документации] с РЭО, – пояснила глава областного минприроды.

Вопросы у депутатов возникли и к участкам, на которых планируют разместить межмуниципальный комплекс. Они примыкают к действующему полигону твёрдых коммунальных отходов, который расположен под Ангарском, в нескольких километрах от жилой застройки. Санитарно-защитная зона подобных объектов, в свою очередь, составляет не менее 1000 м. «По поводу межмуниципального комплекса уже были протестные выступления, – напомнил депутат Сергей Бренюк. – Чтобы протестов было меньше, хотелось бы, во-первых, чтобы расстояние было не один километр от границ поселения, а побольше. Представьте, к примеру, что в Иркутске в десяти километрах от сквера имени Кирова был бы полигон, на который свозят мусор со всего юга области. Во-вторых, логично думать, что Ангарск и ангарчане в этой ситуации должны быть благополучателями». Вопрос об уменьшении тарифов для них пока не рассматривался, поскольку строительство комплекса ещё не начато. Не закончен ещё и его проект, который в обязательном порядке необходимо будет направить на государственную и экологическую экспертизы. «Если проект не будет соответствовать природоохранным требованиям и требованиям СанПиНа, никакую экологическую экспертизу он не пройдёт, – подчеркнула Трофимова. – Поэтому все моменты природоохранного законодательства просто обязаны быть учтены». К слову, полигон на Александровском тракте, на который направляют отходы из Иркутска и Иркутского района, расположен в 10,5 км от сквера имени Кирова по прямой. Правда, он находится несколько дальше от границ городской застройки, чем планируемый межмуниципальный комплекс, и площадь, отведённая на нём под захоронение отходов, меньше.

Сарсенбаев тем временем высказал опасения насчёт того, что переработка мусора под Ангарском может свестись к его сжиганию. Депутат указал на то, что в техническом задании на проектирование упоминаются инсинераторная установка для медицинских отходов и трупов животных, а также мини-котельная на пиролизном топливе с установкой для производства и резервуарным парком для хранения последнего. Однако сжигать коммунальный мусор, заверила министр природных ресурсов, там не будут. Не предусмотрен и вывоз отходов с 12-й карты полигона БЦБК – для этого среди прочего строится полигон в Слюдянском районе. Правительство Иркутской области отвергло и предложение властей Бурятии о направлении на межмуниципальный комплекс мусора из Тункинского района республики.

Ни мотива, ни стимула

«Чтобы уменьшить процент захоронения и не развивать массовую сеть полигонов, необходимо строительство сортировочных линий, – продолжила Трофимова. – И все полигоны, которые мы планируем строить, однозначно нужно строить только с элементами сортировки». Помимо объекта под Ангарском в территориальной схеме обращения с отходами предусмотрено строительство перерабатывающего завода в Байкальске, девяти сортировочных комплексов и четырёх сортировочных станций, три из которых будут включать элементы переработки. Помимо этого в Иркутске оборудуют два ресайклинг-центра, а для отдалённых районов закупят восемь мобильных комплексов обработки и обезвреживания.

«Я задам вопросы по своим территориям – Чунскому и Тайшетскому районам, – взяла слово председатель комитета по бюджету, ценообразованию, финансово-экономическому и налоговому законодательству ЗС Наталья Дикусарова. – Очень сложно там давались планы по поводу того, что будет строиться – заводы ли, сортировочные комплексы или площадки временного хранения. Какие мероприятия там предусмотрены?» Для Чунского района наравне с Баяндаевским и Аларским в 2021 году начнут проектировать сортировочную станцию. В Тайшетском таких планов пока нет, но администрация районного центра подала заявку на получение субсидии на обустройство контейнерных площадок.

Иными словами, на третьем году реализации «мусорной» реформы по-прежнему будут решаться локальные тактические задачи. «Сегодня действующая программа никак не стимулирует нас, жителей области, производить меньше мусора, – отметил депутат Олег Попов. – Мусоришь ты больше или меньше, чем твой сосед, платите вы одинаково. Можно ли повлиять на это, составить какую-то стимулирующую часть?» Единственным вариантом, по мнению Трофимовой, является внедрение раздельного сбора мусора. Но для этого необходимо, во-первых, создать соответствующую инфраструктуру вплоть до перерабатывающих заводов, а во-вторых, изменить менталитет большинства людей. Реформа обращения с отходами пока с этими задачами не справляется. И, как предположил в недавнем интервью министр природных ресурсов и экологии России Дмитрий Кобылкин, на то, чтобы повсеместно внедрить в стране раздельный сбор мусора, потребуется как минимум десять лет.

Помимо инфраструктуры отсутствует и экономический стимул – плату с населения за обращение с муниципальными отходами рассчитывают, исходя не из их фактического объёма, а из нормативов накопления. И те, считают депутаты ЗС, завышены. В министерстве жилищной политики, энергетики и транспорта Иркутской области возражают: нормативы для крупных городов находятся на среднем уровне по Сибири, а в сёлах и деревнях они даже ниже. Тем не менее ведомство заключило контракт на проведение новых замеров, на основании которых рассчитываются нормативы. Изначально предполагалось, что подрядчик – ООО «ЭксПроф», кадастровая компания из Москвы, – приступит к ним весной и выдаст результаты до конца 2020 года, однако из-за пандемии коронавируса и связанных с ней ограничений старт работ перенесли на октябрь. В силу того, что замеры необходимо проводить с учётом сезонности, результаты будут получены только в следующем году. Соответственно, новые нормативы начнут действовать не ранее 2022 года.

Тем временем депутаты Законодательного Собрания Иркутской области взяли под контроль проведение замеров и другие вопросы, связанные с реализацией «мусорной» реформы в регионе. Комитет по собственности и экономической политике ЗС, в свою очередь, рекомендовал ответственным министерствам актуализировать целевые показатели региональной программы «Обращение с отходами, в том числе с твёрдыми коммунальными отходами» на 2018–2027 годы и соответствующего раздела государственной программы «Охрана окружающей среды» на 2019–2024 годы. Ещё одна рекомендация – разработать и утвердить план мероприятий по созданию системы раздельного сбора мусора.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector