издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Отвели огонь от Байкала

Подрядчика, предлагавшего высокотемпературное разложение отходов БЦБК, сменит другая компания

Сжигать отходы Байкальского целлюлозно-бумажного комбината не будут – от использования термолиза, то есть высокотемпературного разложения, решено отказаться. Заменят и подрядчика – компанию «ГазЭнергоСтрой – Экологические технологии», к которой возникало немало вопросов у общественности и учёных. Об этом сообщила заместитель председателя правительства России Виктория Абрамченко на первом заседании вновь образованной правительственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал. Новый исполнитель ещё не назначен, но наиболее вероятными кандидатами выглядят государственная корпорация «Росатом» или одна из её структур.

На полигонах БЦБК, запущенного в 1966 году и окончательно остановившегося в конце 2013 года, за всё время работы предприятия накопили почти 6 млн кубометров отходов. Это и шлам-лигнин, оставшийся от варки целлюлозы, и шлак от сжигания угля на ТЭЦ комбината, и даже бытовой и строительный мусор – одну из карт какое-то время использовали как городскую свалку. Среди загрязнителей, которые содержатся в твёрдых отходах, надшламовой воде и находящемся в накопителях щёлоке, числятся метилмеркаптан, фенолы, нефтепродукты, тяжёлые металлы, алюминий и тому подобное. Всё это – в непосредственной близости от Байкала, объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО, крупнейшего на планете пресного озера.

Объёмы и состав отходов были установлены в ходе предварительных инженерных изысканий, которые пару лет назад провело АО «Росгеология». В октябре 2017 года правительство России назначило государственную компанию единственным исполнителем работ по ликвидации накопленного загрязнения БЦБК. Соответствующий государственный контракт с ней министерство природных ресурсов и экологии Иркутской области заключило в конце 2017-го, когда губернатором региона был Сергей Левченко. Впоследствии Счётная палата России пришла к выводу: областные власти изначально знали о том, что договор не может быть выполнен, поскольку отсутствовал скорректированный проект. «Указанный факт содержит признаки мнимой сделки, которая в соответствии со статьёй 170 Гражданского кодекса РФ может быть признана ничтожной, – сказано в отчёте ведомства о проверке использования средств федерального бюджета на реализацию целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории» в 2015–2017 годах. – Цена государственного контракта является необоснованной в связи с тем, что она сформирована на основании проектной стоимости работ, которые не будут выполняться по причине отсутствия технологии ликвидации отходов».

«Дыра» и ныне там

Итог оказался закономерным: после довольно продолжительного обмена взаимными претензиями областное министерство природных ресурсов в прошлом году расторгло государственный контракт с «Росгеологией». Новым исполнителем стало ООО «ГазЭнергоСтрой – Экологические технологии». Распоряжение об этом председатель правительства России Михаил Мишустин подписал 23 марта 2020 года, хотя бывший губернатор Иркутской области упорно прочил компанию на эту роль ещё прошлым летом. До того предприятие, цепочка учредителей которого приводит к двум офшорным фирмам с Сейшельских островов, отличилось ликвидацией промышленной свалки «Чёрная дыра», консервацией шламонакопителя «Белое море» и рекультивацией полигона бытовых отходов «Игумново» в Нижегородской области. Отличилось в негативном смысле: в конце 2019 года специалисты Федеральной службы по надзору в сфере природопользования обнаружили многочисленные нарушения в ходе работ на «Чёрной дыре». Среди прочего там не были надлежащим образом организованы временное накопление отходов и производственный экологический контроль за промышленными выбросами.

При этом компания «ГЭС – Экотехнологии» старалась всеми силами избежать проверок. В картотеке арбитражных дел содержится несколько исков, в которых она требовала признать недействительными соответствующие приказы департамента Росприроднадзора по Приволжскому федеральному округу и Межрегионального управления Росприроднадзора по Нижегородской области и Республике Мордовия. Разбирательство в Арбитражном суде Нижегородской области каждый раз заканчивалось не в её пользу. Попытка оспорить административное наказание обернулась точно таким же провалом: в начале марта 2020 года Дзержинский городской суд не удовлетворил очередную жалобу «ГазЭнергоСтроя» и признал законным решение оштрафовать компанию. Тем не менее предприятие назначили ответственным за ликвидацию накопленного загрязнения БЦБК.

«ГазЭнергоСтрой» предложил использовать на берегу Байкала ту же технологию, что и при ликвидации «Чёрной дыры», – термолиз, или «высокотемпературное разложение» шлам-лигнина и прочих загрязнителей. «Название-то красивое, но в бытовом понимании это просто сжигание отходов, – замечал руководитель Байкальского центра гражданской экспертизы Юрий Фалейчик в прошлогодней беседе с корреспондентом «ВСП». – Можно использовать хитрые технические термины, но суть это не меняет. Открываем Федеральный закон «Об охране озера Байкал» и Постановление правительства России № 643 [«Об утверждении перечня видов деятельности, запрещённых в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории»] – там прямым текстом написано, что сжигание отходов в Центральной экологической зоне Байкальской природной территории запрещено. Единственное место, мало-мальски для этого пригодное, – это проектируемый полигон твёрдых коммунальных отходов у деревни Быстрая Слюдянского района».

В презентациях «ГазЭнергоСтроя» можно найти упоминание некоего хитрого технического решения для очистки выхлопных газов, которое позволяет свести вредные выбросы в атмосферу практически до нуля. Но в свете проверок Росприроднадзора в его эффективность верится с трудом, равно как и в заявление о том, что при ликвидации накопленного загрязнения БЦБК будет использоваться примерно то же уникальное оборудование, которого было задействовано на «Чёрной дыре». Особенно после того, как в августе сетевое издание «Репортёр» опубликовало обстоятельный текст о том, что фактически промышленные отходы на полигоне в Нижегородской области никто особо и не ликвидировал.

А был ли Патрушев?

В той же статье рассказывалось о том, что в числе прочих компанию «ГЭС – Экотехнологии» как исполнителя работ по ликвидации «Чёрной дыры», «Белого моря» и полигона «Игумново» рекомендовала комиссия по экологии и охране окружающей среды Общественной палаты России, которую с 2014-го по 2017 год возглавлял Сергей Чернин. Он же – президент корпорации «ГазЭнергоСтрой». В некоторых источниках можно найти сведения о том, что интересы компании лоббировал Алексей Гордеев, который был вице-премьером в правительстве Дмитрия Медведева. В связи с Черниным неоднократно упоминали и Виктора Патрушева – старшего брата председателя Совета безопасности России Николая Патрушева. Табличку с его именем руководитель «ГазЭнергоСтроя» не раз использовал на заседаниях в верхах.

Это подтвердил заведующий лабораторией биогеохимии Лимнологического института СО РАН и научный руководитель ассоциации «Альянс Байкальский» Александр Сутурин, который 13 января 2020 года участвовал в совещании в правительстве Иркутской области, посвящённом ликвидации отходов БЦБК. «Чернин выставил табличку с именем брата секретаря Совета безопасности, – рассказал он. – Намекнул, кто его поддерживает. Но, когда началась протокольная съёмка, он табличку убрал». Позднее, кстати, на официальный запрос наших коллег из газеты «МК-Байкал» в аппарате Совета безопасности ответили, что секретарь ведомства Николай Патрушев не имеет никакого отношения к «ГазЭнергоСтрою» и «содействие данной структуре не оказывал».

Но вернёмся к январскому совещанию в региональном правительстве. Выступая на нём, Сутурин объяснил, почему предложенную компанией технологию нельзя применить в Байкальске. Достаточно того, что шлаки, оставшиеся от сжигания угля на ТЭЦ БЦБК, при всём желании не разложишь при высокой температуре. Те же аргументы Александр Николаевич изложил заместителю председателя правительства России Виктории Абрамченко, когда та в феврале 2020 года приезжала в Иркутскую область и побывала в Байкальске.

Кстати, именно Абрамченко в сентябре поручила провести внеплановые выездные проверки «ГЭС – Экотехнологий», за которые взялось Межрегиональное управление Росприроднадзора по Нижегородской области и Республике Мордовия. Она же 14 октября провела первое заседание вновь образованной правительственной комиссии по вопросам охраны озера Байкал.

«Относительно термолиза: об этом никто не говорит»

Вопроса о ликвидации накопленных отходов БЦБК даже не было в повестке. Неожиданным казался и короткий доклад министра природных ресурсов и экологии России Дмитрия Кобылкина, рассказавшего, что по поручению президента в федеральное правительство внесён проект распоряжения, предусматривающий замену государственного заказчика по контракту об устранении загрязнений. Вместо правительства Иркутской области им будет Минприроды РФ.

При этом, уточнила Абрамченко, сменится и подрядчик. «Исходя из последних событий, которые были в отношении единственного исполнителя, сейчас произошла замена, – сообщила она. – Это зафиксировано в указании президента от 10 октября под номером 1652. Поэтому Дмитрий Николаевич Кобылкин сейчас вместе с аппаратом правительства корректирует соответствующее распоряжение. Данный подход согласован с полномочным представителем президента в Сибирском федеральном округе [Сергеем Меняйло] и спецпредставителем президента по вопросам климата и окружающей среды Сергеем Ивановым». Проще говоря, «ГазЭнергоСтрой – Экологические технологии» отодвинули от накопленных отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината.

«Указание президента, скорее всего, было дано под грифом «Для служебного пользования», поэтому за пределами правительства его никто и не видел, – рассуждает Фалейчик. – Но идут устойчивые разговоры на тему того, что вроде бы да, будет смена подрядчика. По крайней мере [директор направления по реализации государственных и отраслевых программ в сфере экологии госкорпорации «Росатом»] Андрей Лебедев подтвердил это в частной беседе с [бывшим исполняющим обязанности заместителя правительства Иркутской области] Теймуром Магомедовым». О замене единственного исполнителя госконтракта говорит и директор Иркутского филиала СО РАН и Института динамики систем и теории управления имени В.М. Матросова Игорь Бычков, участвовавший в заседании правительственной комиссии по Байкалу.

Со сменой исполнителя изменится и технология утилизации отходов БЦБК. «Относительно процедуры термолиза, которая так активно обсуждалась экоактивистами и Сибирским отделением Российской академии наук, я думаю, вопрос тоже решён: об этом никто не говорит применительно к Байкальской природной территории», – подчеркнула Абрамченко. В то же время, напоминает Бычков, никто не отменял поручения президента от 12 октября 2019 года, одним из которых правительству Иркутской области совместно с государственной корпорацией развития «ВЭБ.РФ» предписано выбрать наилучшее технологическое решение по ликвидации накопленного загрязнения БЦБК по результатам конкурса. Его участниками могут быть как российские, так и зарубежные компании.

«Исполнителем государственного контракта, вероятнее всего, будет Росатом, – предполагает директор Иркутского филиала СО РАН. – Какой будет технология – вопрос непростой. На мой взгляд, их должно быть несколько – в зависимости от дальнейшего целевого использования конкретных карт-накопителей отходов, которые будут рекультивироваться». Руководитель Байкальского центра гражданской экспертизы, в свою очередь, отмечает: «Ни одного названия фирмы, ни одной фамилии в выступлениях Кобылкина и Абрамченко не прозвучало». Ясно только, что меняется исполнитель государственного контракта на ликвидацию отходов БЦБК, о сжигании шлам-лигнина и прочих загрязнителей речь точно не идёт, а все технологические решения будут утверждаться только после экспертизы учёных из Российской академии наук. «Победа будет тогда, когда на месте полигонов будут цвести цветы, – заключает Бычков. – Пока это просто рабочий процесс».

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector