издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«У меня коронавирус»

  • Автор: Наталья Сокольникова

В статистику по распространению ковида периодически заглядывает каждый. Показатели растут, а среди постов в социальных сетях всё больше историй, в которых иркутяне делятся, как они перенесли или переносят вирус. Корреспондент нашей газеты пообщалась с пятью такими людьми и попросила их рассказать о коронавирусе от первого лица.

Елена Новикова, 71 год, пенсионер, до пенсии работала логистом

«Я чувствовала себя хорошо: не было ни температуры, ни кашля, ни потери обоняния»

– Весной я попала в больницу с инфарктом. Родственники вызвали «скорую помощь», и меня увезли в отделение кардиологии Иркутской городской больницы № 1. Пока мне лечили сердце, в больнице начался коронавирус… Сначала в терапии, потом в других отделениях. Мы всей палатой в окно смотрели, видели, как в один день по нескольку человек увозят в инфекционку – и врачей, и больных. У пациентов во всех отделениях брали тест, у меня тоже взяли.

Я стала просить, чтобы меня выписали. Но случились майские праздники, и моей выпиской никто не мог заняться. В конце концов меня отпустили домой и попросили до появления результатов теста не контактировать с близкими. А потом позвонили и сказали, что тест положительный. При этом я чувствовала себя хорошо, не было никаких симптомов.

Пришёл врач, подтвердил, что всё в порядке, но всё равно прописал мне пить арбидол, полоскать горло и брызгать мирамистином. Я всё это добросовестно делала, несмотря на отсутствие симптомов. И оставалась в изоляции, запретила ко мне приходить детям и внукам. Продукты приносил сын: вешал пакет на ручку двери и уходил. Через десять дней ко мне пришла медсестра, снова вязла мазки. На другой день позвонили и сказали, что тест снова положительный, и вызвали «скорую».

Врач меня прослушал и сказал: «Я вообще ничего не слышу, даже хрипов нет. Если бы у вас не было свежего инфаркта, мы бы вас дома оставили, так как класть некуда. Но вам лучше лечь в больницу». Меня положили в Госпиталь ветеранов в двухместную палату.

В госпитале мне регулярно делали кардиограмму, брали анализы крови и мочи. Помимо «ковидных» лекарств давали и все мои, сердечные.

В инфекционном врачи ходили в «скафандрах». Я даже не представляю, как выглядит лицо моего лечащего врача: они завёрнуты с ног до головы, нет открытых частей тела вообще.

Мы с соседкой по палате, с которой лежали ещё в кардиологии, созвонились, чтобы поделиться друг с другом, кого чем лечат. Её отвезли в 10-ю больницу, там в это время отказались от арбидола и стали давать лекарство от ВИЧ-инфекции. Мне сделали 10 систем с антибиотиками, которые ставят при обычной пневмонии, бактериальной, и давали таблетки.

В нашем госпитале стали давать противомалярийное, хинин. Когда моя дочь прочитала, какая от этого лекарства «побочка», особенно для больных сердечно-сосудистыми заболеваниями, она мне сказала: «Мама, ты уж лучше пей арбидол, который не помогает. Зато живая останешься».

Мне сделали рентген в трёх проекциях, но на снимках ничего не было. А потом с другими пациентами повезли на КТ в другую больницу, «десятку». Только на КТ стало ясно, что у меня двусторонняя полисегментарная пневмония и пневмофиброз средней доли лёгкого. Оказалось, что на рентгене это нельзя было увидеть. При выписке мне сделали КТ, результат был таким же. Это не лечат, тебя выписывают, когда получают второй отрицательный тест.

Сказали снова вызывать врача на дом. А что мне могут ещё прописать? Говорят, что нужно больше гулять и делать дыхательную гимнастику. Ещё нужно было попасть к пульмонологу, а сделать это почти невозможно: желающих много, специалистов не хватает, в Диагностическом центре он перестал принимать. КТ я сделала за свой счёт. Так я до середины июля ходила продлевать больничный: просидишь три часа в очереди, тебе на десять дней больничный продлят.

Анастасия Ширяева, 23 года, специалист по информационной работе

«Лечилась сама: полоскала горло, брызгала антибактериальными спреями»

– Мы с друзьями ездили на Байкал, а когда вернулись, выяснилось, что кто-то из них был в контакте с человеком, у которого мама и жена заболели коронавирусом.

После этого мы все вместе поехали и сдали тест в «Инвитро», он стоил 2600 рублей.  По результатам теста у четверых из пяти людей в нашей компании подтвердился диагноз. Я в их числе. Когда я сдавала тест, у меня не было никаких симптомов. Но у некоторых уже были насморк, боль в горле, головная боль. Температуры ни у кого не было.

Положительный тест я получила вечером и наутро позвонила в поликлинику, к которой была прикреплена. Мне сказали, что «ковидные» больные наблюдаются не по прикреплению, а по месту фактического жительства. В итоге мы с моим молодым человеком, который тоже изолировался со мной, наблюдались в Иркутской районной больнице в Луговом.

Связаться с врачами оказалось непросто: телефоны поликлиники не отвечали. Примерно через пару дней после того, как я всё-таки дозвонилась, к нам приехал врач и выписал лечение: арбидол, гриппферон и полоскание горла. Я не стала пить ни то ни другое, потому что знала, что от коронавируса лекарства нет. Поэтому я лечилась сама: полоскала горло, брызгала антибактериальными спреями и всё.

Через пару дней после того, как я сдала тест, у меня началась сухость в носу, заболело горло, поднялась невысокая температура – 37,20C. Вообще, за всё время болезни температура поднималась максимально до 37,60C. Я перенесла болезнь довольно легко: не лежала, не задыхалась. Всё протекало как обычное ОРВИ – за исключением потери обоняния где-то на пятый день болезни. Помню, что нюхала жидкость для снятия лака и ничего не чувствовала.

Симптомы держались не больше полутора-двух недель. За это время нам не звонили ни из поликлиники, ни из Роспотребнадзора. Один раз позвонила женщина из Центра гигиены и эпидемиологии: спрашивала, как мы себя чувствуем, есть ли у нас продукты, а ещё рассказала, как лечила свою кошку от коронавируса.

Прошло две недели с тех пор, как к нам первый раз приехал врач. Мы не знали, когда к нам снова приедут, куда нужно звонить и что дальше делать, и снова стали штурмовать поликлинику, пытаясь дозвониться.

После этого приехала новая бригада, чтобы взять повторный мазок у меня и первый у моего молодого человека. У меня тест снова был положительный, а у моего молодого человека – отрицательный.

Когда врач позвонила мне, чтобы сообщить, что у меня положительный тест, она спросила, чем я лечилась. Я честно ответила: «Ничем, не пила арбидол». Тогда она стала ругаться: «Почему так? Кто здесь врач?» На все мои возражения о том, что этот препарат не входит в список рекомендованных ВОЗ, она сказала: «Ничего страшного, мы всех так лечим, пейте арбидол»

Ещё она предупредила, что к нам повторно приедет врач и назначит новое лечение. Но врач не приехал, а дозвониться я никуда не смогла. Зато через пять дней у меня взяли новый мазок, результат был отрицательный. И ещё через пять  второй – тоже отрицательный.

После этого мне позвонили из больницы, поздравили и выписали. Удивительно, что мой молодой человек, с которым мы месяц провели в самоизоляции, в итоге не получил ни одного положительного теста. При этом мы не изолировались друг от друга, ели, пили из одной посуды, никаких мер предосторожности не предпринимали. Он не заболел.

Артём Иванов, 27 лет, маркетолог

«В какой-то момент я мазал нос «Звёздочкой» и не почувствовал её запаха»

– Когда почувствовал первые симптомы, я и не думал, что это может быть коронавирус. Немного першило горло, были насморк и небольшая температура, 37–37,50C.

Через пару дней температура поднялась до 390C, а через четыре дня ночью я почувствовал себя совсем плохо: не мог прокашляться, пошла мокрота коричневого цвета. В какой-то момент я мазал нос «Звёздочкой» и не почувствовал её запаха. Тогда и понял, что это коронавирус, и утром вызвал врача.

Врач выписал лечение и назначил мазок. Обещали приехать в тот же день, но вечером позвонили из поликлиники и сказали, что все медсёстры сейчас перегружены, поэтому приедут только в понедельник. èèè

На следующее утро после того, как взяли мазок, мне позвонили с результатом: тест положительный, мне назначат врача, который занимается именно коронавирусными больными. Врач пришёл, прослушал лёгкие и замерил сатурацию – уровень содержания кислорода в крови. В этот же день мне сделали КТ, результат: поражено 33% лёгких.

Но госпитализировали меня не с первого раза, а когда на следующий день пришёл врач и увидел, что температура не опускается, а уровень сатурации упал до 93% (госпитализировали в то время при показателях ниже 95%).

«Скорую» вызвали в два часа дня, а приехали они в десять вечера. Врач извинился, что так вышло. По дороге в больницу мы взяли ещё двух других пациентов.

Палата в больнице состоит из двух комнат, в каждой комнате – по три человека. Во всех палатах есть холодильник и балкон, выходить можно только в трёх случаях: если ты хочешь принять душ, взять воды или отправляешься на какие-то медицинские обследования.

Контактировать ни с кем нельзя, после тебя всё дезинфицируют. Персонал ходит в респираторах, масках и защитных костюмах. Ощущения странные: сидишь и, как инопланетянин, разговариваешь с космонавтами.

Утром приходят медсёстры, берут анализы, измеряют температуру, потом приносят завтрак. До обеда приходит врач.

Лечили всех по-разному: давали антибиотики, противовирусные, препараты для разжижения крови, кому-то давали гидроксихлорохин – препарат от малярии.

В больнице такая схема: в первую очередь стараются вылечить коронавирус, максимально сдержать осложнения, а потом уже выписывают человека, чтобы он долечивался амбулаторно. Был даже случай: мужчина поступил с поражением лёгких 20%, а на момент выписки у него было почти 50%. Но его выписали, так как главным условием для этого было получение двух отрицательных тестов. И он их получил.

Самое сложное во всей это истории – стресс от того, что ты изолирован от мира, от близких людей, не можешь даже выйти из комнаты. Если у тебя хороший Интернет – можешь как-то скрасить досуг, посмотреть фильмы. Если повезёт с соседями – можно поболтать или поиграть в «Морской бой». В любом случае это очень давит.

У одного из соседей на нервной почве начал скакать сахар. Ему чуть не поставили диагноз «сахарный диабет», а потом сделали ещё один анализ и выяснили, что это от стресса. Он очень разозлился.

Вообще, врачам часто достаётся от разгневанных пациентов: кто-то злится, если ему приходит положительный тест после отрицательного. Кто-то просто срывается на медперсонал из-за напряжения. Был пациент, который отказывался лечиться и говорил, что коронавируса не существует, что всё это – мировой заговор правительства и врачей. Один человек вообще сбежал.

Больницы и правда переполнены, пациенты злятся на врачей, а врачи повторяют одну и ту же мантру: «Мы перегружены, мы не можем так работать, пациентов слишком много»

Надбавки, которые дают за лечение коронавируса, не всех стимулируют. Например, из Госпиталя ветеранов, после того как его перепрофилировали под лечение коронавируса, чуть ли не половина персонала уволилась. Туда пригласили персонал из других клиник. Это тоже привело к неразберихе. Например, один из препаратов, которые мне выписали, – гепарин, его нужно вкалывать в живот несколько раз в день. Я выяснил, что мне должны были его ставить, только через три дня после того, как это должно было произойти. Врачу пришлось поменять назначение.

Эффект от лечения я почувствовал сразу. Через два дня перестала подниматься температура и прошло постоянное желание спать. Через неделю начал появляться аппетит, ещё через одну – запахи. Я даже помню момент, когда впервые снова почувствовал запах: запах каши за завтраком.

Я пролежал в больнице ровно месяц, первые три недели меня активно лечили, ставили капельницы. А под конец уже просто давали таблетки.

С тестами у меня началась чехарда – результат был то положительный, то отрицательный, то опять положительный. Объясняли это так: точность результатов составляет 70%, концентрация вируса в крови уменьшилась, поэтому его не всегда удаётся «поймать».

В конце концов мне предложили изолироваться дома: мест в больнице не хватало, а ярко выраженных симптомов у меня уже не было. Я приехал в старую квартиру и изолировался там.

Сейчас я снова сдаю анализы, чтобы добиться двух отрицательных тестов и вернуться домой, к жене. Я всё ещё чувствую небольшую слабость, но она не может сравниться с тем, что было сначала. И, скорее всего, у меня до сих пор пневмония, температура иногда повышается.

Я пью витамины, травы, ягоды, восстанавливаю микрофлору от антибиотиков. Одно радует: ни у одного человека из тех, кто со мной контактировал, коронавирус не подтвердился. Болезнь непредсказуемая, я очень переживал за семью.

Иван Кошубаро, 25 лет, арбитражный управляющий

«Я считаю, что перенёс болезнь довольно легко»

– В нашей семье заболели я и мама. Симптомы были не самые очевидные для ковида: боль в мышцах и спине. Мы вызвали врача из поликлиники и ждали его долго, больше двух дней.

Врачи взяли тесты у мамы, через неделю пришёл результат: «корона» подтвердилась. После этого я понял, что тоже заболел, и самоизолировался вместе с мамой до выздоровления. Работал на удалёнке.

Я не вызывал врача, а тесты сделал за свой счёт, только когда выздоровел. Болезнь проходила с дикой слабостью, высокой температурой и болью в спине. Лечились не тем, что нам выписали, а тем, что посоветовали московские друзья, которые уже с этим столкнулись: сумамед, афобазол, витамин С. Думаю, что тогда, весной, врачи и сами не знали, что в этом случае нужно выписывать.

Я проболел две недели, мама – месяц. Ей несколько раз вызывали врача, не помню точно, сколько. Но в медицинской карте проставили большее количество посещений, чем было фактически. Указали, что приезжали к нам каждые три дня, а этого не было.

Через две недели я сделал тест, он показал антитела: я переболел.

Я считаю, что перенёс болезнь довольно легко, потому что до этого занимался йогой и работал с дыханием. Вообще, идеальная профилактика в этом случае такая: тренироваться в бассейне, заниматься йогой, пить много жидкости и витамин С.

Екатерина Климова, 45 лет, врач-косметолог

«Лечитесь пока дома, больных очень много»

– Сначала заболел муж, он работает главным хирургом в больнице РЖД. У них заразилось всё отделение, и их закрыли на карантин.

Муж сдал первый мазок. Я не выходила на работу, ждала, когда придёт его результат. Он был отрицательный, и я спокойно вышла на работу. А через несколько дней у меня поднялась температура, и я сходила в поликлинику сдать тест. Мужу тоже сделали повторный тест – оба результата оказались положительными.

Я вызвала терапевта, он сказал: «Лечитесь пока дома, больных очень много». Мужу постоянно звонили из его больницы, из инфекционного отделения, держали ситуацию на контроле.

У меня держалась температура – сначала 37-380C, а потом поднялась до 390C и не опускалась. Мы вызвали «скорую» в пятницу в три часа дня. Приехали они только к утру субботы и сразу меня увезли в больницу – сначала на КТ, потом в Госпиталь ветеранов. Хорошо, что на руках был анализ, без него бы, возможно, меня в больницу не взяли.

На момент вызова «скорой» (десятого октября) мои лёгкие были поражены на 25%. Через три дня этот показатель поднялся до 50%. Все эти три дня держалась температура 39,60C и ничем не сбивалась, хоть и давали антибиотики, делали капельницы. Давали также противомалярийный препарат, он не помогал.

Когда мне назначили сильные препараты, один из которых – новое противовирусное, коронавир, я почувствовала себя намного лучше.

Здесь условия очень хорошие, в палатах по три койко-места. Выходить никуда нельзя, зато можно получать передачки: друзья их оставляют на проходной, а медсёстры и санитарочки передают.

Медсёстры ходят в защитных костюмах. Точнее, не ходят, бегают, даже носятся. Больных очень много. Врачи молодцы, им отдельная благодарность за труд. Видно, что им не хватает ресурса. Сегодня даже приходили совсем молодые врачи, я думаю, привлекли студентов медицинского.

Сегодня доктор сказал на обходе, что очень много «тяжёлых» привозят из-за того, что люди занимаются самолечением, а это вызывает осложнения. Я не представляю, что бы со мной было, если бы не оказалась здесь, под наблюдением врачей.

Наши дети, 13 и 14 лет, остались дома с мужем, ему тоже становится лучше. Температура уже прошла. Детей временно изолировали из лицея. Класс занимается, но без них, так как они контактировали с нами. А параллельный класс полностью перевели на удалёнку. Как только мы выяснили, что болеем, позвонили в детскую поликлинику – предупредить. Нам сказали лечиться пока дома, а на десятый день к нам должны приехать с тестом. Пока никого нет.

У нас много друзей-врачей болеют – в областной больнице, в больнице на Волжской. Источник найти невозможно. Где гарантия, например, что я никого не заразила или меня никто не заразил, когда я сдавала тест в поликлинике на Касьянова? Я тогда пришла в семь утра и была уже третья в очереди. А позже очереди ещё больше, хоть и запускают по одному.

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector