издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Биологические отходы»

В приюте «Пять звёзд» под Иркутском найдены мёртвые животные

  • Автор: Наталья Сокольникова

На видео – окровавленное тело рыжей собаки из приюта «Пять звёзд». Телеведущая и зооактивист Наталья Ветрова приподнимает морду животного, и зрителю становится понятно, что его тело было заморожено. Следом в кадре появляется ещё одна морда, на этот раз чёрной собаки – с высунутым языком, её голова в крови. Видео сняли в приюте «Пять звёзд» в деревне Карлук, что под Иркутском. Собаки лежат рядом с морозильными камерами, похожими на те, в которых продают мороженое в супермаркетах. Здесь же, в камерах, хранятся мешки с трупами животных, в том числе новорождённых.

Этот ролик появился на инстаграм-странице Натальи Ветровой пятого ноября. В день, когда были сделаны эти видео, рядом с замороженными трупами нашли двух живых щенков. Одного из них забрала Елена Прадчук, общественный инспектор Роспотребнадзора. В этот же день щенок умер в клинике от последствий переохлаждения. В вольерах мёртвые собаки находились вместе с живыми. Видеозаписи происходящего в приюте разлетелись по всей Сети.

Последние десять дней шум вокруг приюта «Пять звёзд» не утихает. Волонтёры силой вывезли оттуда около 200 животных. При этом приют до сих пор не закрыли. Ещё в воскресенье, 15 ноября, туда привезли 33 собаки из Жигаловского района.

«Если добросовестно исполнить невозможно, найдутся те, кто сделает иначе»

Приют «Пять звёзд» находится на участке, зарегистрированном под ИЖС, в деревне Карлук, что в 13 километрах от Иркутска. Он начал работать в 2008 году, его руководитель – Александр Солдатов.

Почти каждый год Солдатов выигрывает государственный тендер на отлов, стерилизацию и размещение в приюте бездомных собак.

Система работает так: есть госзаказ на определённую сумму, за которую победитель отлавливает, стерилизует, чипирует и содержит бездомных животных. Сумма контракта рассчитывается просто: количество животных, которых нужно убрать с улиц, умножается на минимальную сумму на одно животное. В этом году сумма контрактов с разными муниципалитетами составила 29,5 млн рублей. А на отлов, стерилизацию и содержание одного животного выделяется 5450 рублей.

В идеале на торги должны выйти несколько компаний. Та, что предложит меньшую стоимость за свои услуги, сможет получить контракт. В Иркутской области ситуация отличается: на торги изначально выходит только одна организация – ООО «Пять звёзд».

Раньше в торгах принимал участие и руководитель приюта «К9» Вячеслав Славин. Сейчас Славин заявляет: «На эти деньги нельзя добросовестно исполнить даже один из пунктов контракта – просто стерилизовать животное». Стоимость стерилизации собаки среднего размера в Иркутске составляет 5000–6000 рублей. В цену не входят сопровождение животного после операции и тем более его отлов и содержание. Из-за того, что денег мало, честно выполнить условия контракта невозможно.

Солдатов же соглашается работать за деньги, которые не покроют даже минимальные расходы. Кроме того, это невозможно и технически: у Солдатова на отлове работает один микроавтобус, в который не помещаются все собаки. Поэтому чаще всего отловленные животные не доезжают до приюта. Или доезжают, но уже в качестве биологических отходов. Умирают они или от передозировки снотворного, которое вкалывают животным перед отловом, или от побоев.

«Если мы представим, что со всей области вылавливаются тысячи животных и свозятся в Карлук, то станет понятно, что содержание стольких животных на 6-7 сотках участка просто невозможно, – делится Анна Шломина, президент НКО «Зоозабота». – Поэтому собаки до приюта не доезжают. А те, кто доезжает, умирают в приюте от инфекций или от голода».

По такой схеме выходит, что на налоги жителей области содержится живодёрня.

Умерщвление по закону

Лариса Егорова, заместитель председателя Законодательного Собрания Иркутской области, вспоминает, как впервые поехала в приют «Пять звёзд» около пяти лет назад. «Я была в шоке. Собаки находились в ужасном состоянии, они сидели сверху на будках, потому что на земле невозможно было находиться: там было месиво из фекалий и земли. То, что лежало в чашках, нельзя было назвать едой, это было что-то ужасное», – рассказывает Егорова.

Когда руководитель приюта Солдатов в очередной раз выиграл контракт, Егорова позвонила Борису Балыбердину, который на тот момент был руководителем ветеринарной службы Иркутской области. На просьбу Егоровой проконтролировать состояние животных в приюте Балыбердин ответил: «Мы не имеем права заходить туда просто так, это объект частной собственности». Действительно, на территорию приюта можно попасть только по предварительной записи – и то не более одного человека и не чаще двух раз в месяц. С Солдатовым работают несколько лояльных к нему волонтёров, остальным на участок вход большую часть времени закрыт.

Егорова решила разобраться, куда же уходят бюджетные деньги, и стала проверять документы. Оказалось, что по бумагам почти все выловленные на улицах собаки были умерщвлены как агрессивные. Чаще всего мёртвые животные сохраняют на теле инфекции, многие из которых передаются человеку. Например, лишай или свиной цепень. А участок «Пяти звёзд» располагается прямо возле детской площадки. Инфекция может разойтись по всей округе.

«Мы стали разбираться: а где мёртвые собаки? – вспоминает Егорова. – Нам сказали, что их сожгли, а потом выяснилось, что их увезли в Черемхово, там принимают мёртвый скот. Мы не смогли выяснить, на чём Солдатов мог вывезти столько собак».

Вопросы остаются до сих пор. Их решением Егорова занимается вместе с зоозащитниками. А приют Солдатова продолжает работать, несмотря на жалобы волонтёров и зоозащитников и прокурорские проверки.

На вопрос, где все остальные – живые – собаки, Солдатов отвечал, что их забирают домой и пристраивают в семьи. В это не верят ни Анна Шломина, ни Лариса Егорова. Шломина приводит статистику из других приютов: «В приюте в селе Хомутово находятся 450 собак. За год владельцы пристроили 8. Процент пристраиваемости – в лучшем случае одна собака в месяц».

Неравнодушные иркутяне взяли дело в свои руки

У приюта давно дурная репутация, но больших разоблачений не было до ноября нынешнего года. Накануне Наталья Ветрова узнала от волонтёров, что 5 ноября в приюте не будет сотрудников. Такого происходить не должно. Во-первых, приют находится в посёлке, поэтому собаки всегда должны быть под присмотром. Во-вторых, все строения приюта – деревянные, есть риск возникновения пожара.

За месяц до этого телеведущая Ветрова уже обращалась к губернатору Игорю Кобзеву, и в середине октября он приезжал в Карлук с проверкой. Глава региона распорядился, чтобы в приют, который получает бюджетные деньги, могли заходить общественники. К тому визиту Солдатов подготовился, навёл в приюте порядок. Но ненадолго.

Пятого ноября Ветрова поехала в приют, сфотографировала и записала всё на видео. На следующий день телеведущая с Еленой Прадчук снова приехали в приют, куда их не пустили. Поэтому пришлось вызвать участкового. Прадчук обратилась с жалобой в Службу ветеринарии Иркутской области. Так зоозащитникам всё-таки удалось добиться проверок в заведении Солдатова: и от ветеринарной службы, и от прокуратуры.

Информации о деятельности приюта в социальных сетях становилось всё больше, и уже в воскресенье, 8 ноября, около 100 волонтёров собрались у ворот «Пяти звёзд», чтобы забрать животных. В приют их не пускали, поэтому волонтёры вызвали полицию, в присутствии сотрудников органов сами открыли ворота и стали выносить из приюта кошек и собак. Спасти удалось более 200 животных, оставили только тех собак, что были на цепи.

 

Иркутяне, приехавшие на легковых машинах, погрузили грязных и больных животных в багажники и салоны своих автомобилей и стали развозить – кошек принял приют «Томасина» в селе Хомутово, большую часть собак – питомник «К9». Многих животных забрали домой люди – насовсем или на передержку.

Иркутяне подключились к спасению животных: в приют «К9» ежедневно привозят корма и лекарства, ткани и ветошь. Наталья Ветрова сообщила, что больше всего нужны рабочие руки: менять подстилки, кормить, обрабатывать раны и накладывать мази. Заодно волонтёры могут сделать фотографии животных и разместить их у себя на страницах в социальных сетях. Это поможет им найти новый дом.

Другие жители города и области организовали акцию «Большой будкострой». Добровольцы пожертвовали материалы на строительство будок для 180 собак, привезённых из Карлука, и построили уже 54 будки. Волонтёры хотят построить будки всем вывезенным собакам.

Зоозащитники ждут результата проверок прокуратуры и собирают подписи под петицией о привлечении Солдатова к уголовной ответственности. Её подписали уже 39 тысяч человек.

Что делать?

Представитель Службы ветеринарии Иркутской области Ирина Алёхина на пресс-конференции 16 ноября объяснила, почему ведомство не контролировало работу приюта в Карлуке. По её словам, раньше проверки не проводили, потому что не было весомых причин. Несколько дней назад провели экспертизу, сейчас специалисты изучают документы.

Одним из возможных путей решения проблемы эксперты считают дополнительное финансирование контрактов на отлов и содержание животных из регионального бюджета.

Депутат Лариса Егорова предлагает ещё один вариант: сократить количество животных по контракту. Тогда сумма на одно животное станет адекватной, а исполнитель сможет добросовестно выполнить свои обязательства. «Пусть они отловят не 1200 собак, а, например, 800, – говорит она. – Но реально их отловят. И не за 4500, к примеру, а за 7200. Заодно посмотрим, как эта схема будет работать: сможем ли мы отследить, что происходит с собакой, есть ли у неё чип, пристроят ли её в добрые руки. Ведь сейчас, выходя на контракт, мы и половину этих собак не отлавливаем. И деньги уходят непонятно куда, и животные мучаются. И собаки как были в городе, так и есть».

Представители зоозащитных организаций нашли гуманный способ, который поможет избежать прироста количества бездомных собак. Можно их стерилизовать и выпускать обратно. «Допустим, сейчас на улице 50 бездомных собак. Часть из них отловили, а через месяц их снова будет 50. Но, если всех стерилизовать и даже не ловить, они вернутся во дворы, будут жить спокойно, умрут естественной смертью и не будут плодиться, – говорит Анна Шломина. – Тогда и денег хватит, и стерилизованное животное будет здоровее, и проблема в городе решится. Сейчас это просто отмывание денег. Поэтому я больше не участвую в этих разборках, я просто занимаюсь стерилизацией».

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector