издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"А что душу свою вытравили, вам и дела нет..."


что душу свою вытравили, вам и дела
нет…"

Татьяна
КОЛЕСНИКОВА, журналист

Недавно
афиша Иркутской филармонии
пригласила зрителей на
литературно-музыкальное
размышление "Горе-печаль на
родной стороне" по мотивам
повести Валентина Распутина
"Прощание с Матерой".
Исполнители — заслуженная артистка
России Людмила Стрижова и ансамбль
народных инструментов
"Байкал-квартет". Либретто
принадлежит режиссеру Иркутского
ТЮЗа имени А. Вампилова Александру
Ищенко, его же и постановка.

Мысленно
представляешь эту композицию. И
сразу встают вопросы: какой будет
музыка? Не будет ли она легковесной
и неуместной иллюстрацией? Ответы
приходят в зрительном зале. С
первых минут сценического действия
начинаешь чувствовать, что музыка
органично сливается с образом
старухи Дарьи, становится как бы ее
внутренним голосом. Не удивляет и
появление в глубине сцены певицы в
традиционном русском наряде в
драматичный момент исповеди Дарьи
о сожжении родного дома. Она поет
сибирскую народную песню
"Горе-печаль". И мы понимаем
замысел режиссера. Вся глубокая
боль и обида старухи Дарьи находят
исход в песне души-девицы.

Ой,
плакать я не смею…
Ой, только велят да потихонечку
вздыхать,
Ой, только велят да родну избу
покидать.
Ой, спать я не сплю да хорошо во
сне вижу
Ой, горы круты — то горе мое,
Ой, реки быстры — то слезы мои.

Слушаешь,
смотришь на сцену — и пред глазами
предстают могучая Матера,
"судьбой назначенная земля", с
дружными всходами, вовремя
упавшими дождями, вовремя
наступившим теплом, "прочная,
вечная" твердь. Матера, пропахшая
дымом, обезображенная пожарами, в
пепел обращенная. И человек — с
исстрадавшейся за нее, эту землю,
душой:

— Живете…
Живите как хотите, ежли глянется. Я
вам не указ. Мы свое отстрадовали.
Только и ты, и ты, Андрюшка, помянешь
опосле меня, как из сил выбьешься. …
Она, жисть ваша, ишь какие подати
берет. Матеру ей подавай, оголодала
она. Однуе бы только Матеру!
Схапает, помырчит-пофыркает и ишо
сильней того затребует. Опять
давай. А куда деться: будете давать.
Иначе вам пропаловка. Вы ее из
вожжей отпустили, теперь ее не
остановишь. Пеняйте на себя.

Дарья имеет
право так говорить. Она имеет право
сказать: "Может, вы хоть маленько
подумаете, чтоб не потерять того,
что имеете". Это говорит
заслуженная артистка России
Людмила Стрижова после спектакля.
От такой правды становится холодно
и страшно. Святая для меня фраза:
"Пуп вы щас не надрываете. А что
душу свою вытравили, вам и дела
нет". При этих словах старухи
Дарьи я всегда вспоминаю свою маму.
Она, как и моя героиня, чувствовала
по-христиански. Как нам этого не
хватает теперь! Что мы делаем с
собой?..

"Байкал-квартет"
всего четыре года выступает на
иркутской сцене. Его участники —
Вячеслав Соколов, Алексей Бараков,
Василий Щекин и Борис Бикбов. Их
инструменты — две домры (альт и
малая), балалайка, контрабас, баян.
Они играли все — от Бетховена,
Мусоргского до народной
"Калинки". Музыкальная
фантазия по мотивам повести В.
Распутина — новая творческая
работа коллектива. Что же об этом
думает художественный
руководитель квартета Вячеслав
Соколов?

— Мы
несколько раз прочитали
"Матеру". Она зазвучала в нас и
для нас. Захотелось создать
музыкальную фантазию на тему
повести нашего земляка и увидеть ее
инсценированной. Мы обратились с
творческим предложением к Людмиле
Ивановне и Александру
Валериановичу. Мы стремились к
тому, чтобы музыка не то что
иллюстрировала, а органично
вплеталась в ткань прозы.

Для этой
композиции использована музыка
сибиряков: "Сказ о Байкале"
Николая Будашкина, "Поэма"
Александра Цыганкова, русская
народная песня "Кольцо
души-девицы" в обработке Шалого,
народная песня "Горе-печаль".
Песни прозвучали в исполнении
солистки квартета Вероники
Леоновой.

Автор
постановки Александр Ищенко так
определил мотив своего обращения к
прозе "матерого" земляка:

— Если
говорить о моем участии, то оно
сводилось к одному: по возможности
правильно и точно выбрать такой
отрывок из повести, который звучал
бы сегодня особенно с высоким
накалом. И хотя повесть написана
двадцать лет назад, она не утратила
своего значения, может быть, даже
приобретает его именно сейчас. Нам
хотелось, чтобы нынешний зритель
вновь услышал голос старухи Дарьи
как голос народа. Не услышим ее
голоса — дальше пойдем к пожару,
катастрофе, самосожжению.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное