издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Слова все сказаны, осталось только дело...

Слова
все сказаны, осталось только дело…

На
вопросы "Восточно-Сибирской
правды" отвечает заведующий
отделом охраны окружающей среды и
природопользования администрации
Иркутской области Александр
Валентинович ВАСЯНОВИЧ.


Давайте так определим тему
разговора. Что было? Что будет?
Давайте поговорим об итогах года
минувшего и планах на 1999-й.

В областной
администрации в минувшем году
создана структура, которая
КОНКРЕТНО (я подчеркиваю это слово)
отвечает за вопросы охраны
окружающей среды. На базе бывшего
отдела природопользования в
комитете по экономике аппарата
администрации создали отдел по
охране окружающей среды и
природопользования. Мы не можем
устранить воздействие на природу:
не идти же обратно в пещеру! Отсюда
главная задача отдела — обеспечить
грамотное управление природными
ресурсами, бережное, рациональное
отношение к окружающему нас миру.

— Всякая
власть говорит о необходимости
грамотного управления природными
ресурсами, но при всякой власти
природа продолжает деградировать
от чрезмерной эксплуатации. Причем
темпы деградации неуклонно растут.
Даже в сегодняшнем кризисе, когда
большая часть предприятий скорее
стоит, чем работает, антропогенная
нагрузка на природу практически не
ослабла. Среда нашего обитания
становится все менее пригодной для
жизни. Об этом все громче говорят
ученые медики. Продолжительность
жизни в России в целом и в нашей
области в частности сокращается.

А.В.:
Приведенные вами факты реальны,
хотя, на мой взгляд, вы
рассматриваете их слишком
односторонне. Продолжительность
жизни зависит не только от
состояния среды обитания, но и от
социальных условий, от качества
пищи. Она зависит и от того, нашлось
ли у больного человека в нужный
момент нужное количество денег на
нужные лекарства. Она зависит от
тысяч причин, в том числе и от
душевного состояния человека, от
семейного благополучия. А общая
ситуация в стране такова, что
светлое пятно найти трудно. Но чем
труднее в стране, тем большее
значение приобретает грамотное
управление. В числе прочего
грамотное управление природными
ресурсами. Администрация области
работает именно в этом направлении.

Принципиально
можно выделить несколько типов
задач, которые должны решать органы
управления в области
природопользования. Нужно
посмотреть, чем мы богаты, провести
учет природных ресурсов по их
количеству и качеству. В основном
этим занимаются федеральные
структуры — Земельный комитет,
Управление лесами, службы,
занимающиеся недропользованием,
водопользованием и другие. И они
это делали, несмотря на
недостаточное финансирование.
Далее — предоставление природных
ресурсов в пользование. Как
правило, за деньги. Здесь, я считаю,
структуры сработали достаточно.
Есть у нас такой показатель: доля
платежей за природные ресурсы в
бюджете области. За последние пять
лет она составляет 5-7 процентов.
Может быть, и хорошо было бы поднять
цены, ставки, тарифы за природные
ресурсы, но это возможно лишь при
снижении других налогов. Но,
поскольку российская налоговая
система устроена так, что в первую
очередь задаются федеральные
налоги, мы не можем повысить плату
за пользование природными
ресурсами, так как дополнительными
платежами "перегрузим" те
предприятия, которые пока еще
работают, платят налоги.

А раз уж мы
используем природные ресурсы в
своих интересах, значит, они
неизбежно истощаются. Окружающая
среда загрязняется, деградирует:
где-то происходят оползни, где-то
подтопление… Значит, должны
тратить часть полученной прибыли
на восстановление среды своего
обитания, на воспроизводство
природных ресурсов. Это третье
важнейшее направление
деятельности областной власти. Оно
чаще всего осуществляется через
специальные программы. Например,
программы лесовосстановления,
защиты лесов от пожаров.


Насколько мне известно, на посев и
посадку лесов бюджеты на
протяжении нескольких лет вообще
не выделяют ни рубля. Лесники, хоть
и в гораздо меньших объемах, чем
пять-семь лет назад, продолжают
садить леса за счет так называемых
собственных средств, то есть за
счет тех денег, что умудрились
заработать сами, и могли бы вполне
использовать их на свою зарплату.
По этой причине в Бурятии и в
некоторых других регионах России
уже началось или начинается
сокращение количества лесхозов,
которых в нашей стране и без того
едва ли не на порядок меньше, чем
следовало бы иметь по площади
лесов.

За
тушение лесных пожаров федеральный
бюджет, правда, рассчитывается, но с
задержкой более чем на год.

А.В.:
Вы правильно упомянули федеральный
бюджет. Иркутское управление
лесами — служба федеральная и
должна существовать в основном на
деньги федерального бюджета. И, тем
не менее, областная власть не
остается сторонним наблюдателем. В
нашей области, как вы знаете,
сокращать количество лесхозов пока
никто не планирует. К сожалению,
общий "неподъем" производства
не дает большого количества
ресурсов. Регион не в состоянии
взять все наши леса на свое
содержание, и, тем не менее,
ежегодно оказываем управлению
лесами возможную помощь. Выделить
"живые" деньги удается
нечасто, но кое-какие материальные
ресурсы, в том числе
горючесмазочные материалы,
выделяются регулярно. Широко
используются взаимозачеты и другие
всевозможные механизмы оказания
материальной помощи лесному
хозяйству.

Денег на все
не хватает. И здесь ценное, к чему,
на мой взгляд, пришла
администрация, это прекратить
распыление средств. Помните
шашечную игру "Волк и овцы"?
Пока овцы держатся линии, у них есть
шанс на победу. Разбредутся по полю
— они обречены. Так и здесь. Пытаясь
по крохам разделить скудные
природоохранные средства на
решение всех существующих
экологических проблем, мы в итоге
не можем решить ни одной. Сейчас
ведется кропотливейшая работа по
определению приоритетов. Нам нужно
выбрать ключевые мероприятия,
исполнение которых "закрутит"
другие. На языке управленцев это
называется "найти управляющий
параметр и его использовать".


Простите, Александр Валентинович,
перебью вас. Из собственной
практики знаю, что природоохранная
деятельность областной
исполнительной властью никогда на
самотек не пускалась. То есть
управление осуществлялось всегда —
и при Ножикове, и при Говорине.
Можно говорить о достаточности или
недостаточности внимания властей,
об эффективности управления, но не
о его отсутствии. Сейчас же вы
говорите о поиске управляющего
параметра. Вероятно, нового? Не
значит ли это, что областная
администрация намерена вывести
управление природными ресурсами на
качественно новый уровень?

А.В.:
Конечно, значит! Вы вынудили меня
сообщить об этом несколько раньше,
чем я сам планировал это сделать.
Чтобы уберечь природу от
деградации, сохранить
благоприятную среду обитания
человека и в то же время, образно
выражаясь, не умереть от голода, как
скупой рыцарь на сундуке, набитом
золотом, необходим качественно
новый уровень управления
природными ресурсами. По
существующему законодательству
контрольные функции, без которых
управление невозможно в принципе,
возлагаются в основном на
территориальные подразделения
федеральных органов. Их в области,
как я уже говорил, около полутора
десятков.

Окрепли
такие структуры, как комитет по
природным ресурсам Иркутской
области, Ангаро-Байкальское
бассейновое водохозяйственное
управление, комитет по земельным
ресурсам и землеустройству и
другие. Они почувствовали правовую
защиту, почувствовали
заинтересованное отношение к себе
региональной власти и стали
работать более последовательно и
эффективно. К сожалению, не могу
сказать того же об одном из
главнейших контролирующих органов
— Государственном комитете по
охране окружающей среды Иркутской
области. Он так и не смог стать
главным координатором
природоохранной деятельности в
нашей области. Причин тому много и
большей частью объективных.
Главная, думаю, катастрофическая
нехватка средств, выделяемых
комитету федеральным бюджетом для
осуществления его полномочий. Но не
последнюю роль играют и заметная
пассивность, непоследовательность,
импульсивность в принятии решений
руководством Госкомприроды
области…

— Это
стало причиной отставки
председателя Госкомприроды
Иркутской области Ю.Н. Удодова?

А.В.:
Весной прошлого года Юрию
Николаевичу исполнилось 60 лет.
Заявление об отставке он написал
сам…

Он прекрасно
ориентировался в начале 90-х годов,
когда современная система
управления охраной природы делала
первые шаги. Тогда многое
изобреталось на ходу. Сейчас
стараниями очень многих людей
образована довольно логичная
система. Должен признать, что дури и
в ней еще достаточно, но это уже не
чемодан бумаг, а именно система:
любой молодой специалист знает, что
надо делать, к кому и с каким
документом обращаться.

Тут уже надо
жить, работать по правилам. А это
требует других подходов — жесткой
дисциплины, кропотливой
организационной работы. Добро бы
еще финансирование стопроцентное,
так нет, федеральные власти свои
природоохранные структуры не
жалуют, держат впроголодь. Тут
недалеко и до финансовых огрехов.
Они и "имели место быть" в
Госкомприроды области.

Поводом к его
отставке послужили все же
выявленные КРУ Минфина по
Иркутской области нарушения. К его
уходу относиться следует спокойно,
не приплетать сюда "козни"
БЦБК, химпромов и других
предприятий. Скажу больше: при
старом руководстве
предприятиям-загрязнителям жилось
сносно: разрешения на
сбросы-выбросы-отходы имелись;
плату за загрязнения природной
среды (законную плату! Не хочешь
платить — не загрязняй: ставь
фильтры, строй очистные!) —
Госкомприроды взимал достаточно
прохладно…

Впрочем,
хватит об отставке. Помните про 20
причин проигранного сражения?
Первая — снаряды вовремя не
подвезли. Остальные уже не имеют
значения.

— Как вы
оцениваете сегодняшнее состояние
природной среды в области?

А.В.:
Хорошего, к сожалению, мало. Но в то
же время какой-то чрезвычайной
ситуации нет. Если взять, к примеру,
уровень загрязнения атмосферного
воздуха, то, по официальным данным,
за прошлый год даже в наиболее
загрязненных городах — Ангарске,
Братске, Усолье-Сибирском,
Шелехове, Зиме — нет критической
ситуации. Здесь есть некоторые
превышения по окиси углерода,
двуокиси серы. А по таким
ингредиентам, как пыль, аммиак,
фенолы, сероуглерод и некоторым
другим, дело обстоит вполне
благополучно. Может быть, потому
что производства не на полную
мощность работают, но и потому что
наши экологические программы
срабатывали. Могу "железно"
утверждать, что весьма эффективно
срабатывала федеральная программа
по экологии города Братска. Она
ведется с 1994 года. Экологические
фонды города, области, предприятия
Братска тратят на ее реализацию
достаточно большие финансовые
ресурсы, и положительные
результаты есть. Думаю, что эта тема
заслуживает отдельного серьезного
разговора на страницах газеты.

— Вы
считаете, что в области не осталось
крайне острых экологических
проблем?

А.В.:
Ну почему же? Не только к острым, но
и к опасным, на мой взгляд, следует
отнести проблему загрязнения
Братского водохранилища ртутью.
Здесь и меры принимаются
радикальные. Цех ртутного
электролиза на Усольехимпроме в
конце прошлого года закрыт. Но
считать проблему решенной пока
нельзя. Под этим цехом и в самом
водохранилище накопилось слишком
много ртути. Боюсь, что для полного
решения этой проблемы потребуются
даже не годы, а десятилетия. Требует
тщательного изучения проблема
загрязнения природной среды
диоксинами. Знаний о ней пока
недостаточно, но уже сейчас она
вызывает как минимум тревогу.

Острых
проблем много. Решить их все и сразу
— невозможно. Поэтому, определив
приоритеты, будем решать их
поэтапно, с помощью специальных
экологических программ. Не стану
вдаваться в подробности, но очень
надеюсь, что в уже в этом 1999 году мы
сумеем наконец-то прекратить
самозахваты пригородных земель.
Остановить безудержную застройку
Байкальского тракта. Чтобы не
сглазить, не стану утверждать, что
мы нашли пути решения этих проблем.
Но, похоже, мы их "нащупали".
Здесь областная администрация
будет работать в теснейшем
взаимодействии с территориальными
подразделениями федеральных
природоохранных структур.

— До сих
пор при возникновении дилеммы
"экономика или экология" все
уровни властей, включая областную
администрацию, выбирали
экономику…

А.В.:
И делали совершенно неправильно. Но
ошибка заключена не в том, что
приоритет отдавался экономике, а в
том, что вообще начинали выбирать,
вместо того чтобы обеспечить
гармонию. Для человека одинаково
важно и то и другое. Думаю, что
истинное искусство управления
заключается как раз в объединении
этих понятий и рассмотрении их при
принятии решения как единое и
неделимое целое. В этом, пожалуй, и
заключается тот качественно новый
уровень управления природными
ресурсами, на который нацелена
администрация.

До сих пор мы
жили по принципу "авось
пронесет", а над фразой "как бы
чего не вышло" посмеивались,
считая ее девизом
перестраховщиков. Я же считаю ее
мудрой. Извините за аксиому, но
болезнь легче и, добавлю, гораздо
дешевле предупредить, чем потом
лечить. Не исключаю, что на полное
"излечение" Братского
водохранилища денег в конечном
итоге потребуется больше, чем стоит
вся продукция, произведенная цехом
ртутного электролиза за все время
его существования. Вот и
получается, что, построив цех в этом
месте без продуманной системы
защиты природной среды, люди
выступили одновременно и против
экономики, и против экологии.
Просто никто тогда не попытался
найти гармонию, не подумал,
принимая решение, "как бы чего не
вышло".

— О
поиске гармонии в отношениях
человека и природы говорят многие,
но находят — крайне редко.
Существуют ли, на ваш взгляд,
какие-то общие принципы, механизмы,
способные предупредить, помочь
избежать хотя бы крупных ошибок?

А.В.:
Предупредительных механизмов
достаточно много. Один из главных —
государственная экологическая
экспертиза. За нее отвечает
Госкомитет по охране окружающей
среды Иркутской области, и как раз
это направление здесь поставлено
совсем неплохо. Работа налажена.
Другим предупредительным
механизмом являются и платежи за
загрязнение природной среды. Вот
они пока используются далеко не в
полной мере. Минувший год оказался
полностью провальным: должно было
быть собрано за сбросы, выбросы
загрязняющих веществ и размещение
отходов более ста миллионов рублей,
а фактически собрали… около трех
миллионов. Объективные трудности,
конечно, были, но и недостаточную
работу Госкомприроды области в
этом направлении отрицать тоже
невозможно.

— Вы
надеетесь, что новое руководство
комитета даже в условиях кризиса
сможет более полно собрать с
предприятий платежи за загрязнение
природной среды?

А.В.:
Хочется верить в это. Опыт других
регионов России показывает, что это
возможно. Новое руководство просто
обязано найти новые подходы к
решению этой проблемы.

— Ну а
администрация области намерена
как-то изменить, усовершенствовать
свои взаимоотношения с главным
природоохранным органом области? Я
понимаю, что это федеральная
структура, поэтому региональная
власть может оставаться пассивным
наблюдателем. По формальным
признакам этого нельзя будет
поставить ей в вину.

А.В.:
Природа-то наша. И люди в комитете
работают наши. Значит, пассивным
наблюдателем власть не останется
никогда. В связи с большим
дефицитом областного бюджета
комитету вряд ли может быть оказана
заметная финансовая помощь. Да
закон, собственно, и не требует
этого. Год будет трудным. Повысить
эффективность работы комитета даже
при меньшем количестве работающих
поможет, на мой взгляд, создание
экологического совета. Губернатор
дол задание разработать документы
о таком органе. Он поможет
территориальным подразделениям
федеральных природоохранных
структур скоординировать свою
деятельность и исключить
дублирование. Кооперирование в
использовании приборов в разных
лабораториях поможет всем
сэкономить средства. Можно делать
совместные проекты. Кроме того,
согласно постановлению
губернатора о структуре
администрации области
координировать и курировать работу
ряда природоохранных органов
теперь будет заместитель главы
администрации академик РАН Г.А.
Жеребцов.

Мы сейчас
думаем об экологической программе
области. Мы видим, что разрозненные
отраслевые программы, какими бы
хорошими они ни были, решают только
локальные, частные задачи. А нам
нужна стратегическая программа по
обеспечению экологической
безопасности всей области. Она
будет сделана и будет выполняться.

Специалисты,
которые работают в органах охраны
природы, это в массе своей очень
честные, порядочные люди. Они любят
природу и свою работу. Будем искать
возможности помочь каждому
конкретному человеку, чтобы им
легче и радостнее работалось. Чтобы
они выполняли свою работу не только
потому, что обязаны, но и потому, что
им этого хочется.

Беседу
вел экологический обозреватель
"Восточно-Сибирской правды"
Георгий КУЗНЕЦОВ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер