издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Митяев, счастливый человек

Митяев,
счастливый человек

Любители
авторской песни редко, в отличие от
любителей попсы, имеют возможность
ходить на "живые" концерты
своих кумиров. В прошлом году
иркутяне всего дважды принимали
лучших из лучших. Сначала это были
Алексей Иващенко и Георгий
Васильев ("Иваси"), а затем —
братья Мищуки и Леонид Сергеев. 1999
год "послал" всего одного (зато
какого!) гастролера — Олега Митяева.

Удивительно,
но факт: Митяев впервые был на
гастролях в Иркутске.

— То
пролетали, то не долетали, —
прокомментировал он сей
невероятный факт.

А его ждали!
Киноконцертный зал "Баргузин"
на 800 мест не смог вместить всех
желающих увидеть, услышать Митяева:
всего один концерт! Приехали и
каэспэшники из Шелехова, Ангарска
(ангарчанам показалось мало одного
концерта в своем городе). Прием был
столь теплым, что решили: надо
повторить! Весной Митяев пообещал
опять приехать к нам. Возможно,
тогда же состоится и презентация
его книги "Песни за 20 лет".

Поклонники
засыпали Олега вопросами: где Костя
Тарасов?!

— Сейчас он
делает сольный проект, мы его
отпустили. Может быть, вернется к
нам…

Сегодня
рядом с Митяевым другой музыкант —
Леонид Марголин. Играет на гитаре,
баяне, рояле… Понимают друг друга,
кажется, с полувзгляда, без слов.

Тет-а-тет с
Марголиным

— Вы
увлекались самодеятельной песней?

— Я не слушал,
не знал бардов и вообще не понимал
их. Это свой мир, своя идеология.
Серьезные музыканты скажут,
послушав их песни, что и пение не
вокальное, и тексты примитивные, и
игру игрой не назовешь (на гитаре
играют Пако де Лусия,
Иванов-Крамской, на фортепиано —
Рихтер…). Но для людей, которые
прошли через походы, КСП, это очень
дорого.

С Митяевым мы
встретились совершенно случайно. У
нас под Москвой дачи недалеко друг
от друга. Нас познакомил мой
товарищ. Вот и все. С сентября
прошлого года работаем вместе.

— А какую
музыку вы слушали и играли?

— Эстрадную.
Классическую. Три года работал в
группе Михаила Танича
"Лесоповал".

— А до
нее?

— Был кабак.

— "От
костров кружилась голова" — это
не о вас, значит?

— Нет. Я
занимался серьезной музыкой, и
"костры" как-то мимо меня
прошли.

— И Олега
Митяева совсем не знали?

— Ни Олега, ни
его песни. Знал лишь две песни
(рассмеялся) — благодаря
Шуфутинскому.

(На концерте
две свои песни — "Соседка" (ее
еще называют "Ножи", "Ночной
гость") и "Француженка"
(другое название — "Москвичка")
— Митяев, человек с юмором, объявил
так: "Памяти Михаила
Шуфутинского". Общеизвестно, что
эти песни поет М.Ш. И добавил: "На
французском диске Шуфутинского
написано, что "Соседка"
посвящается его первой жене. Я ее, к
сожалению, не знаю").

— Ну, а
теперь-то вы "заразились"
авторской песней? Ездите вместе на
фестивали, даете концерты. Много,
кстати, гастролируете?

— Были в этом
году на Грушинском фестивале (я —
впервые). С концертами были во
Владивостоке. Всюду — полные залы: в
Свердловске, Питере, Тольятти,
Самаре, Норильске. .. В каждом
большом городе обычно даем по два
концерта. В Иркутске был один, и
людям не хватило мест, стояли весь
концерт, вы видели.

— А в
московском бард-кафе…

— Примерно
раз в месяц выступаем. Там немного
другая атмосфера. Люди сидят за
столиками, едят, пьют, на сцене — мы.
Существует специальная программа,
график, выступают все барды. Туда
приходят любители бардовской
песни. На Митяева за месяц вперед
все билеты раскуплены. Хотя вряд ли
эти кафе рентабельны, приносят
экономическую выгоду.

— С
"Лесоповалом" расстались с
сожалением?

— Это были не
худшие годы в моей жизни. Но там все
непросто и все немного по-другому.
Нет рекламы. И никакая это не
"бандитская" группа. Но это —
отдельная тема…

У меня
остались очень добрые отношения и с
Михаилом Исаевичем, и с ребятами, мы
часто перезваниваемся. В любой
момент они могут позвонить, и я
никогда не откажусь им помочь.

Тет-а-тет с
кумиром

Митяев начал
концерт песней "Давай с тобой
поговорим". На финал оставил свой
знаменитый "гимн" людей с
гитарами и рюкзаками (и не только!) —
"Как здорово, что все мы здесь
сегодня собрались…" Но
отпускать его не захотели. И он пел
еще и еще.

— Олег,
раньше авторство песни "Как
здорово…" приписывали мэтрам —
Дольскому, Визбору. Для многих
стало открытием, что на самом деле
ее написал "никому не известный
студент из Челябинска". Прошло 20
лет, подросло новое поколение, и эти
ребята (вот чудо!) поют вашу песню в
походах, у костра… Давайте
расскажем, как родилась эта песня?

— Как-то
летом я случайно попал на фестиваль
авторской песни, вообще не
подозревая о существовании этого
жанра. Шел себе по берегу
Ильменского озера (под
Челябинском). Вдруг вижу: много
костров, палаток, гитары, все поют
песни. И песни такие интересные! Я
просто застрял там: сидел у одного
костра, у другого… Меня поразил
этот мир. И мне захотелось приехать
на следующий фестиваль. Я подумал,
что надо бы написать песню. И
написал. Как сейчас помню, было это
на лекции по плаванию в институте
физкультуры, где я учился. И это
была первая песня, которую я
написал.

— Первая
— и лучшая, ее даже гимном
называют…

— Вы знаете,
нет. Что меня радует: не для всех
слушателей лучшая обязательно эта
песня. Ко мне подходят люди и
говорят так: "Если бы вы написали
только одну песню "Авиатор" —
все, могли бы больше вообще ничего
не писать". Другие говорят:
"Если бы вы написали только песню
"Для старшей дочери"… Третьи
называют лучшей "Лето — это
маленькая жизнь", четвертые —
"Почтовый чиновник"…

— Но та
песня действительно самая
известная, любимая и уже по праву
считается легендарной.

— Ну что уж
такие громкие эпитеты? Простая
песенка, незатейливая, даже
примитивная. В ней, видимо, такой
заряд искренности, который
привлекает людей.

— Итак,
вы приехали тогда с ней на
фестиваль…

— Да.

— И
спели?

— Нет, так и
не спел. Когда я приехал на
фестиваль, оказалось, что она уже
была напечатана на обложке буклета.
И мне сказали: "Ну, что ж ты будешь
петь известную песню? Давай пиши
какую-то новую". И пришлось
писать новую. Вот так вот и пишу.

— И 20 лет
ее поете? И закрываете ею концерты?

— Да, пою. Но
концерты не всегда ею закрываю. Был
период, когда она мне так надоела,
что я ее просто не мог петь! Но
прошло время, я стал спокойнее к ней
относиться, понял, что никуда от нее
не денешься. Я давно прошел тот
период, когда мне было обидно без
конца петь эту песню, будто бы у
меня ничего другого, нового, нет.
Сейчас я понимаю,что дело не в этом.
Кому-то это надо!

— Олег, а
директором какого театра вы были?

— Я —
директором театра? Это хохма! Может
быть, вы имеете в виду бард-кафе
"Гнездо глухаря"? Владельцы
кафе почему-то пригласили именно
меня организовать культурную
программу. Я попросил московских
бардов собраться и решить, надо это
нам или не надо. Решили, что надо. И
вот уже третий год каждый день там
проходят концерты. Для маленькой
аудитории — на 40 человек.

Я был
завклубом, дворником, художником,
монтажником, инструктором по
плаванию… В общем-то все это
относится к решению основного,
жизненно важного вопроса, который
должен решить для себя каждый
человек. Банальный вопрос "кем
быть?" или ломает человеческие
судьбы, или, наоборот, делает
человека счастливым. Это ведь самый
главный вопрос. Человек может всю
жизнь заниматься не своим делом,
мучиться. Или — тем, что доставляет
радость и ему, и людям, и тогда он
счастлив…

— Вы,
наверное, счастливый человек?

— Видимо, да.
Пока я угадал…

— А как
вам сегодня пишется?

— Знаете,
всегда как-то… с переменным
успехом: приходит, уходит. Помню, я
подкатывал к Окуджаве с вопросом:
"Булат Шалвович, ну не пишется
что-то?!" Он ответил: "Не надо
беспокоиться. Читайте пока книжки.
И все придет".

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное