издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Я верю в победу здравого смысла"

Академик
ЖЕРЕБЦОВ:


верю в победу здравого смысла"

Взять интервью у Гелия
Александровича ЖЕРЕБЦОВА
оказалось не просто. Предвыборная
работа, встречи с избирателями…
Все это отнимает так много времени,
что не помогло даже старое
знакомство. Когда пауза в жестком
графике академика все же выдалась,
план интервью пришлось спешно
ломать — слишком мало было времени.
В результате беседа получилась
несколько сумбурной. Впрочем, темп
жизни Гелия ЖЕРЕБЦОВА столь высок,
что на большее трудно было и
рассчитывать.

— Гелий
Александрович, в последний раз мы с
Вами беседовали больше месяца
назад, когда Вы решили
баллотироваться в Государственную
Думу. До выборов остались считанные
дни. Скоро финиш. С какими мыслями и
чувствами Вы выходите на выборы?

— Изменилось
многое. Я стал другим человеком. Я
каждый день встречался с людьми,
беседовал с ними. Утвердился в
своем решении. Раньше оно было
продиктовано разумом. Оно
основывалось на знании ситуации в
стране и Иркутской области, которое
я, в силу своего положения, знаю
лучше многих. Сегодня я вижу его
глазами тысяч людей, с которыми
встретился за эти дни. Понимаю
сердцем. Положение тяжелейшее. Мы
катимся в бездну, и проблем бездна.
Все они требуют немедленного
принятия мер: принятия мер и на
уровне общественного сознания, и на
государственном уровне.

— Что
сегодня представляет наибольшую
опасность для жителей Иркутска и
области?

— Наркомания
и ВИЧ-инфекция. К сожалению, далеко
не все представляют себе всю
опасность этой "чумы".
Эпидемия охватила весь мир, и
Иркутская область — "впереди
России всей!".

— Какие,
в смысле распространения инфекции,
перспективы у Иркутской области?

— Они
очевидны. Сначала заразятся все
наркоманы. Потом болезнь пойдет
другими путями. По оценкам
специалистов, у нас сегодня не
менее 27 — 30 тысяч
ВИЧ-инфицированных.

— Что
делать? Как остановить?

— Надо срочно
определять масштабы и проводить
превентивные меры. Провести
освидетельствование всех жителей,
взять под контроль всех наркоманов.
Их надо принудительно лечить. Нужна
федеральная продуманная программа
реабилитации этих несчастных.

— Я не
очень верю, что в других регионах
положение лучше. У нас обнаружили
вспышку. В других местах просто
закрывают глаза.

— В огне
брода нет! Начнем с того, что мы и
без этой напасти вымирающая нация.
В России людей больше умирает, чем
рождается. А если теперь на эту
демографическую картину наложить
наркоманию — и ВИЧ-инфекцию, то мы
можем констатировать, что на
территории России идет
необъявленная бактериологическая
война. Сегодня нет лекарства против
СПИДа. А 97% ВИЧ-инфицированных —
наркоманы. А российские наркоманы,
это на две трети люди до 30 лет. Но
ведь их дети, если они у них вообще
появятся, тоже будут наркоманами.
Что ждет нашу страну в ближайшие
годы? Будущее страны, нации
уничтожается не в фигуральном — в
буквальном смысле.

Ясно, что
здесь должны быть приняты
соответствующие законы. Ясно, что
тот закон, который сегодня
действует, не соответствует
размаху этой беды. Он недостаточен.
По этому закону мы даже не можем
провести принудительное
освидетельствование. Как можно
бороться со злом, не зная его
масштабов? Закон удивительно мягок
по отношению к тем, кто занимается
перевозкой и продажей наркотиков,
по отношению к тем, кто фактически
насильственно садит на иглу детей.
Закон должен быть жестким,
наказание неотвратимым. Если это
война, то мы должны ввести законы
военного времени.

И напрасно
думают те, кто живет в трехэтажных
особняках и ездит в бронированных
автомобилях, что отсидится. Не
отсидится. Я всем говорю: "Не
отсидитесь!" От наркотиков, может
быть, кому-то и удастся спрятаться.
Но ВИЧ догонит. Мы уже сегодня
столкнулись в медицинских
учреждениях с тем, что начинают
прихватывать эту болезнь врачи.
Оказалось, что они не защищены, не
застрахованы. Сегодня люди уже
боятся идти к стоматологу, к
гинекологу, в процедурные кабинеты.
Они боятся, что их заразят.


Непонятная для меня вещь. Беда
началась не вчера и не четыре года
назад. Кажется, любому
здравомыслящему человеку должно
быть ясно — нужны ЗАКОНЫ, нужна
ПРОГРАММА. В первую очередь, это
должно быть ясно народным
избранникам в Государственной
Думе. Так почему же она, Дума, так
вяло действует? Почему этих законов
до сих пор нет?

— Это вопрос
к тем, кто сидел в Думе и
"думал". Или не думал.
Подозреваю, что до многих нынешних
депутатов масштабы катастрофы
просто не доходят. Почему вяло
действовали? Почему нет программы?
А почему приняли такой мягкий закон
по наркомании? А знаете, проект
какого закона был альтернативой
принятому? Свободная и легальная
продажа наркотиков! Его чудом не
приняли. Или эти люди витают в
облаках и не ведают, что творят? Или
их цинизм по отношению к
российскому народу превосходит
всяческие границы. Я не исключаю
коррумпированности определенной
части депутатского корпуса, их
связей с боссами наркобизнеса. Но
разобраться в этом — задача
правоохранительных органов. Наша
задача в другом! Старые депутаты не
станут исправлять свои ошибки.
Программа и законы против
наркотизации должны стать первым и
главным делом Думы нового созыва,
новой Думы, с другими людьми. Только
в этом случае мы остановим чуму.

— А Вы
можете объяснить, почему иные
старые депутаты и по всей России, и
в нашей области с таким
ожесточением и напором пытаются
убедить народ в том, что они
незаменимы?

— Чтобы это
понять, достаточно посмотреть
послужной список некоторых
народных избранников. Партийная
работа… Заседал. "Работал" в
комитете. Опять заседал. Сидел и
голосовал. А что ты умеешь сам
делать, без этого? Для таких
"профессиональных политиков"
потеря "постоянного места"
сидения в Думе смерти подобна. Кому
он будет нужен? Ведь многих
депутатов внесло в парламент на
волне псевдодемократии и отрицания
прошлого, всего, что было сделано. И
они решили, что депутатские стулья
будут под ними до самой пенсии.
Иначе, как приватизацией места в
Государственной Думе, это не
назовешь.

Пора
опомниться. В новую Думу должны
прийти прагматики, люди дела, не
карьеристы. Это понимаю я. Понимают
мои единомышленники. И надеюсь, что
это осознают все избиратели.

— Вы
сказали "Я" и
"ЕДИНОМЫШЛЕННИКИ". Насколько я
понимаю правила российской
парламентской жизни, в Думе один
депутат мало что сможет сделать.
Кто будет рядом с Вами?

— В
российскую жизнь давно вошло слово
"КОМАНДА". Вы правы, без
команды в Думе работать трудно. Но я
полагаю, что такая команда у меня
есть. Это группа региональных
кандидатов в Думу, которых я считаю
своими единомышленниками. Это, в
первую очередь, Сергей Иванович
Колесников. Он младше меня, но очень
сильный и грамотный человек как
профессионал и организатор, с
опытом работы в Верховном Совете.
Кроме того, Константин Зайцев,
заместитель генерального
директора АНХК. Разница в возрасте
не мешает нам иметь общие взгляды
на проблемы и пути их разрешения.

О других
кандидатах ничего не могу сказать.
Я их не знаю, но очень надеюсь, что,
когда люди пойдут голосовать,
здравый смысл победит и в группе
депутатов от Иркутской области
окажутся люди, которые составят
настоящую команду — КОМАНДУ ОТ
ПРИАНГАРЬЯ!.

— Не так
давно Константин Зайцев сделал
неожиданное для своих соперников
заявление. Он предложил им всем
встретиться и выработать единую
программу для депутата
Государственной Думы от всего
Ангарского избирательного округа.
Что Вы думаете об этой идее?


Предложение Константина
Борисовича вполне согласуется с
моими представлениями о том, с чего
должна начать работу новая
Государственная Дума. Нужна единая
стратегия для депутатов, идущих от
нашего региона, от каждого региона.
И нужна единая стратегия для всех
депутатов Государственной Думы,
болеющих за Россию.

Есть
принципиальные вещи.

Это
отношение государства к нашим
ветеранам, построившим великую
страну и ее защитившим. Я
встречаюсь с ними каждый день.
Вспомните, что им обещали
правительство, президент и Дума?
Они брошены за грань нищеты. Их
обокрали. Но даже сейчас эти люди,
больные, искалеченные войной,
потерявшие здоровье на работе,
забытые государством, готовы
отдать последнее, последнюю
десятку, чтобы спасти страну.

Вот это люди!

Приоритетной
для нашей гибнущей страны должна
стать медицина. Разве это
допустимо, чтобы лекарства в
аптеках продавались по ценам,
которые недоступны большинству
населения страны?!

Наше
образование. Оно должно быть
государственным — бесплатным! Да, в
стране может быть и коммерческое
образование. Но нельзя, чтобы брали
деньги за учебу в государственном
вузе. Мир стоит на пороге третьего
тысячелетия. Через 20 — 25 лет
произойдет очередная техническая
революция. Сверхминиатюризация в
электронике, фантастические
технологии. Новое машиностроение с
совершенно иными принципами. Чем
ответит Россия на этот вызов? Тем,
что у нас появилось огромное
количество неучей? Если раньше мы
были на втором — четвертом месте по
уровню образования, то сегодня
сползли ниже 50-го. Это будущее
России? Что же мы делаем! Вспомним
войну и послевоенные годы. Нищая
страна, разрушенная экономика. Но
мы выгребали последнее, чтобы дать
молодежи образование! Потому что
понимали: без образованных людей,
без науки не будет сильного
независимого государства.

Такими
должны быть приоритеты новой
Государственной Думы. Такой должна
быть стратегия всех депутатов. Нет
времени разбегаться по фракциям и
поносить друг друга. У нас нет
времени на разговоры. У нас
совершенно нет времени!

Стоит вопрос
— БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ РОССИИ? Это центр
стратегии! Центр всех приоритетов!

— Вы
верите в Вашу победу на выборах в
Государственную Думу?

— Я всегда
верил в ПОБЕДУ здравого смысла.
Верю в него и сейчас!

Владимир
КИНЩАК, "Восточно-Сибирская
правда".

Оплачено
из избирательного фонда кандидата
в депутаты Государственной Думы
Гелия Жеребцова.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное