издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Крепче экономика -- глубже демократия"

Самарский
губернатор
Константин Титов:

"Крепче
экономика — глубже демократия"

"Последовательный
либерал" — именно в такой
номинации Константин Титов
вошел в золотую десятку
рейтинга самых влиятельных
региональных лидеров России.

Среди основных
кандидатов на президенсткий пост —
малоизвестный и только набирающий
политический вес премьер Владимир
Путин, лидеры думских фракций, а
также один из влиятельных и успешно
работающих региональных политиков,
глава процветающей губернии,
председатель Комитета по бюджету
Совета Федерации, политсовета СПС и
лидер блока "Голос России"
самарский губернатора Константин
ТИТОВ.
Данные рейтингов, проводимых
российскими и иностранными
агентствами, а также рядом
популярных изданий в течение всего
прошлого года, неизменно
подтверждали прочность его позиций
на подведомственной территории,
способность воздействовать на
принятие решений общефедерального
масштаба, его поддержку высшими
органами исполнительной и
законодательной власти, активное
участие в международных и
межрегиональных проектах и т.д. Вот
как Константин Алексеевич
комментирует итоги состоявшихся
выборов, их последствия для
региональной экономики и свои
перспективы в большой политике…

— Как вы
оцениваете результаты выборов? Что
ждете от Думы?

— Я очень
доволен, СПС набрал почти 9
процентов голосов. В Самаре за
правых проголосовало 22 процента
жителей — это сенсация. Что жду? Я
считаю, что получил достаточно
серьезную идеологическую и
политическую поддержку в Госдуме,
которая сможет внести коррективы в
уже принятые законы, мешающие
развиваться субъектам Федерации, в
частности, Самарской области.
Надеюсь на прохождение новых
законов, которые дадут возможность
нашему государству двигаться
вперед к процветающей экономике.

— Вы
умело пользуетесь конституционным
правом, всегда принимали законы,
опережающие федеральное
законодательство. Это помогает вам
обеспечивать экономическое
благополучие своего региона?

— Если
говорить об экономике Самарской
области, то по итогам прошлого года
мы имеем 10-процентный рост объемов
производства, в сельском хозяйстве
12 процентов. Откуда эти успехи? Я
предвидел ситуацию кризиса еще в 1997
году. Говорил об этом и
Черномырдину, и в Администрации
Президента. Но наши специалисты (в
том числе советники президента),
видимо, желая продолжить
строительство пирамиды долгов,
говорили, что кризис в
Азиатско-Тихоокеанском регионе нас
никак не коснется, мы будем жить
так, как будто у нас нет рынка
ценных бумаг. Меня, к сожалению,
тогда не послушали… Но мы в
Самарской области на всякий случай
отработали три модели развития
ситуации. Были включены все
дополнительные мощности. С конца 1997
года мы начали вкладывать средства
в импортозамещающие технологии, в
развитие предприятий по
переработке сельскохозяйственной
продукции. Обороты наших
предприятий настолько возросли,
что многие рассчитались не только с
долгами по зарплате рабочим, во
внебюджетные фонды, но и по бюджету,
по поставкам оборудования. Мы
приняли законы, которые
поддерживают инвестиционный
климат в Самарской области, законы
о зонах чрезвычайной экономической
ситуации, о льготах в этих зонах.
Губернская Дума — нас поддержала.

У нас
сложились самые демократические
отношения между областью и
муниципалитетом. Мы строго следуем
Закону "О финансовых основах
местного самоуправления". В нем
сказано, что отчисления в местные
муниципальные бюджеты должны быть
не более и не менее определенных
размеров. Эти параметры мы строго
выдерживаем. То, чего не хватает по
среднедушевому бюджетному
обеспечению, выравниваем
трансфертами. У муниципалитетов
есть своя финансовая база.

В Самарской
области действует самое
прогрессивное законодательство,
защищающее права инвесторов,
поэтому они идут именно к нам.
Принимая инвестиционный закон, мы
избежали ряд ошибок, присущих
российскому законодательству о
частном праве. Например, если я
купил жилой дом, то это должен быть
только жилой дом, я не могу его
переоборудовать под офисы,
магазины, я должен спросить
разрешения у муниципалитета. Для
мировой практики это нонсенс. Если
сегодня два конкурирующих завода
"Пепси-кола" и "Кока-кола"
находятся на территории Самарской
области, то только потому, что здесь
созданы благоприятные условия. Им
важно, что мы продали землю под
предприятие, поскольку это их
собственность. Отсюда масса
положительных показателей в
экономике области. По инвестициям
мы занимаем 3 место, уступая Москве
и С.-Петербургу. Зарплата в области
самая высокая в России, учителя
получают на 48 процентов выше, чем в
среднем по стране, мы стали
единственным регионом, начисляемым
пенсии по коэффициенту 0,7, а не как
повсеместно 0, 525. Просто мы экономим
государственные расходы и эти
деньги отдаем людям. Никого не
дотируем, потому что если мы
начинаем дотировать
производителей хлеба, то дотации
получают и богатые, и бедные, а мы
помогаем только бедным.

— В
Самарской области мощную поддержку
СПС на выборах оказало
крестьянство. В некоторых сельских
районах правые набрали до 50
процентов голосов. Значит ли это,
что уровень самосознания
самарского крестьянина как хозяина
земли достиг высшей отметки или все
же сыграл роль авторитет
губернатора?

— Наверное,
все вместе. Крестьяне-фермеры
поддерживают земельную реформу, а
значит, экономическую политику
администрации области. Если бы не
уважали губернатора, который
возглавляет политсовет СПС,
осуществляет идею частной
собственности на землю, ничего бы
не получилось.


Расскажите о реформах на селе?
Станет ли вопрос о введении частной
собственности на землю в России
главной темой нынешней Думы?


Действительно, любая реформа
начинается с основного вопроса, о
собственности на землю. Можно ли
взять и внедрить частную
собственность? Нужны
последовательные четкие шаги,
первым делом должна быть создана
развитая сеть дорог, с чего мы и
начали земельную реформу в Самаре.
Какая еще область может
похвастаться тем, что каждый год
строит 300 км с лишним дорог
европейского качества? Почему мы
так решили? Да потому, что человек
должен почувствовать быстрое
движение товара. Это и есть рынок.
Тогда у него появится интерес
работать на земле. Следующий этап,
как ни покажется странным, —
образование. На селе обязательно
должна быть школа, чтобы семья
чувствовала устойчивость. Тогда у
человека появляется чувство
хозяина земли и привязанности к
ней. Затем — наделение крестьян
землей. Конституция и новые указы
президента дали крестьянам пай. Это
было неполное наделение. Человек
имел бумагу, но не имел прав на
землю. Мы в Самаре ввели закон о
частной собственности. Не для того,
чтобы покупать или продавать, а
чтобы крестьянин мог заложить
землю в ипотеку, т.е. получить
кредит, на него провести посевную,
уборочную. Правда, мне пришлось
опротестовать федеральный закон об
ипотеке в Конституционном суде. Я
считаю неправильным говорить о
залоге земли сельхозназначения.
Далее мы начали внедрять проекты
высоких технологий, с
гарантированным получением урожая.

Мы не ставили
задачу разогнать колхозы и совхозы,
сохранили и государственные
хозяйства на селе. Это в первую
очередь те, что связаны с элитным
разведением семян, племенным
скотоводством. Нам осталось два
года до того, чтобы полностью
закончить составление земельного
кадастра и создать службу
кадастрового мониторинга.

— Вы
считаете, что новая Дума будет
вносить поправки в Конституцию?

— Думаю, что
принятие поправок достаточно
реально. Но вы забываете про Совет
Федерации. Я буду голосовать против
сохранения поста премьер-министра.
Потому что пост премьер-министра в
демократическом государстве,
учитывающем разделение властей, с
грамотным и работоспособным
президентом, не нужен. Кабинетом
министров должен руководить
президент, и в соответствии с этим
Дума определяет позиции по
министрам. Назначение министров
проходит через комитеты нашего
российского парламента. Я не
возражаю, если даже это будут
министры финансов и экономики. Но
снять их президент имеет право без
согласия Госдумы.

— Скоро
исполнится год с тех пор, как по
вашей инициативе был создан
межрегиональный избирательный
блок, а затем и
общественно-политическое движение
"Голос России". Какую
идеологию вы в него вкладываете?

— "ГР"
появился очень своевременно,
оказался притягательным для
большого числа общественных
организаций, партий и региональных
политиков. Даже когда мы приняли
решение блокироваться с Союзом
правых сил, то по отдельным
рейтингам "ГР" набирал больше
голосов, чем СПС. И только сложение
потенциалов "Голоса России",
ДВР, "Новой силы", "России
молодой" позволило СПС выиграть
выборы. Рекордную сумму голосов за
правых, как вы знаете, отдали жители
Самарской области.

С точки
зрения идеологии, самое правильное
название для блока —
либерально-демократический. Когда
мы стали говорить о либеральной
рыночной экономике, то те люди,
которые вошли в "ГР", прекрасно
понимали, что это такое, как это
делается. Тезис Березовского о том,
что не надо иметь собственность, а
надо управлять собственностью, —
это тезис приказчиков: тех, кто в
свое время воровал у помещиков, в
социалистический период у нас с
вами. Это тезис не хозяина, а жулика.
Мы же стремимся выстраивать
нормальную рыночную экономику.
Многих не устраивает наша позиция
федерализма. Если Татарстан не
платит налоги в федеральный бюджет,
то почему все остальные должны
платить? Мы требуем равенства.
Тогда и Якутия, и республики
Кавказа должны будут напрягаться и
платить налоги так, как положено.
Остальное будем добавлять
трансфертами. Они будут
распределяться справедливо, а не
направляться только тем, кто
сегодня ближе к Минфину. И конечно
же, наш главный тезис — дальнейшее
развитие демократии. Еще многие в
России мечтают о вертикали
исполнительной власти. Моя
идеология и успешная работа, даже в
условиях жесткого
детерминированного федерального
законодательства, все эти
тоталитарные позиции разрушает.

— Назвав
вас в качестве кандидата от Союза
правых сил, Анатолий Чубайс сделал
серьезный агитационный шаг. Идея
выдвижения на высшую
исполнительную должность
губернатора успешно работает в
Америке. У нас это сделать трудно. А
преимущества предложения огромны.
Кандидаты-губернаторы имеют
успешный практический опыт работы
на местах. Да и федеральные
отношения снизу понимаются лучше.
Реальный федерализм в России —
единственное, что может вывести
экономику из кризиса.

"Титов
достаточно популярен не только
у себя на родине, но и в
кремлевских коридорах власти.
Последнее возможно во многом
благодаря его
последовательной
приверженности либеральным
реформам".

("Профиль",
20 декабря 1999 года).

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное