издательская группа
Восточно-Сибирская правда

CONTRA Вам, а не ПРО! и весь сказ

Москва:

CONTRA
Вам, а не ПРО! и весь сказ

Говорят, г-жа Мадлен Олбрайт
приезжала в Москву посмотреть, что
собой представляет г-н Владимир
Путин. В политике, понятно, дело
внешним осмотром не
ограничивается. Тут бросают
пробные шары и смотрят, как другая
сторона их обрабатывает. Одним из
таких шаров был договор по ПРО.

ПРО — это
противоракетная оборона. По
договору об ее ограничениях мы
живем с Соединенными Штатами чуть
не три десятка лет, с 1972 года. Если
до крайности упростить, смысл его
таков: лучшая защита от нападения —
самому не нападать. Ради этого
договорились даже не пытаться
строить какой-то непробиваемой
защиты. По сути, страх перед
возмездием сделали гарантом
безопасности. И — получилось.

Но вечный мир
из страха — дело ненадежное. Не
только потому, что один из
президентов вдруг заявит другому: у
меня — весь арсенал наготове, так
что не забывайся! Гораздо важнее,
что за три десятка лет в "ядерном
клубе" появились страны, не
связанные подобным соглашением. И,
что еще хуже, это оружие становится
доступным для негосударственных
террористических формирований —
главная опасность наступившего
века. Нам это легко понять: заполучи
его наемники в Чечне — будут они
думать про какие-то договоры?

Все это,
рассказывает Алексей Арбатов,
главный специалист "Яблока" по
таким вопросам, умные люди, в
общем-то, предвидели. А потому к
системе, основанной на страхе,
стали прибавлять более надежные
гарантии. В том числе договоры о
сокращении стратегических
наступательных вооружений: СНВ-1 в
1991 году, СНВ-2 — в 1993-м, протоколы об
СНВ-3 — в 1997-м. Россия забуксовала
уже на втором этапе. СНВ-2 до сих пор
не ратифицировала Государственная
Дума. Чем привела Америку в большое
изумление. Ей-то на этом этапе надо
действительно наполовину
сокращать производство вооружений.
А у нас все произойдет почти
автоматически, за счет
"естественной убыли". Чтобы
поддерживать вооружения на уровне
СНВ-1 (1991 года), денег надо в четыре
раза больше, чем мы имеем на эти
цели. Сохраняя остатки уважения к
нам, американцы говорят: ладно, с
СНВ-2 вы решайте, но давайте
подумаем про новые угрозы. Надо
внести изменения в договор по ПРО.
Они говорят не о стратегической, а о
тактической обороне против
возможных ракетных ударов.
Пытаться закрыться от тысяч
"хитрых" боеголовок России —
дело если не безнадежное, то очень
длительное и дорогое. Даже для
Америки. А вот построить щит против
нескольких десятков, да к тому же
относительно примитивных ракет
террористов — вещь вполне реальная.
Григорий Явлинский считает
"совершенно не адекватной"
реакцию, с которой встретили
некоторые наши генералы и думские
"патриоты" это предложение.
Действительно, впечатление такое,
будто их на ежа посадили:
"Никогда! Ни за что!" Словно и
впрямь могут что-то запретить
американцам. Ну, а если на холодную
голову? Явлинский спрашивает: нам
самим нужно защищаться от
террористических угроз? Нужно. Мы
имеем, чем защищаться? Вне сомнений.
Наши противоракетные комплексы —
все еще лучшие в мире. Так и давайте
по-умному использовать это свое
преимущество. Предложим, чтобы не
каждая страна по отдельности, а
вместе строили защитные
"зонтики", прикрывающие целые
регионы мира. Например, Европу. По
чисто географическим
обстоятельствам такой
"зонтик" должен обязательно
закрывать и почти всю европейскую
Россию. Такие же договоренности у
нас могут быть и с восточными
соседями, для которых безопасность
— тоже не последний вопрос. Если
наши комплексы — пока лучшие, то
кому их производить? Вот шанс, что у
наших заводов появятся солидные
заказы. А значит, появится
возможность гораздо лучше
финансировать науку, работающую на
эти заказы, вузы, готовящие кадры
для науки, и т. д. Но ведь для этого
надо не упираться, а договариваться
с партнерами. Тем более что наш
приоритет в этой области не вечен.
Нас могут обогнать так же, как в
космосе. Все это Явлинский не раз
говорил правительству. И не только
ему, но и многим западным политикам.
В том числе упомянутой нами г-же
Мадлен Олбрайт. Так что пробный шар,
использованный в Кремле для
лучшего понимания российского и.о.
президента как политика, — вещь,
знакомая обеим сторонам. Судя по
комментариям прессы, шар стукнулся
о стену российского "нет".
Какое впечатление это произвело на
госсекретаря США и других
представителей Запада, не
сообщается. Мы же можем отметить: и
в этой части — никаких изменений.
Все как при Ельцине.

З. ПИРОГОВ.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер