издательская группа
Восточно-Сибирская правда

У нас учится Натали Гончарова

У нас
учится Натали Гончарова

Несколько
очень счастливых дней из жизни
словесников иркутской средней
школы N 3

Конечно,
Дубровский опоздал. Как и было
задумано Александром Сергеевичем.
И совсем не важно, что на дворе не
девятнадцатый век, а конец
двадцатого, что Дубровский — не
гвардейский корнет, а ученик
девятого класса Иркутской средней
школы N 3.

Опоздал
Дубровский на суд — тот, что
организовала на своем уроке
литературы Татьяна Борисовна
Череднякова. Она поделила класс на
две неравные группы: меньшую
составили "судьи", а в большую
вошли "подсудимые" — герои
"Мертвых душ". Роль Павла
Ивановича Чичикова досталась
Дубровскому Игорю.

— Можем ли мы
в отсутствие главного обвиняемого
начинать судебное заседание? —
председательствующий оглядел всех
строгим взглядом. — Полагаю, что
нет.

— Главный
обвиняемый на месте-с! — возразил
чей-то голос, и тут все увидели, что
Татьяна Борисовна — уже и не
Татьяна Борисовна, а Павел
Иванович.

Нельзя
сказать, чтобы это кого-нибудь
удивило. Татьяна Борисовна так
давно и так близко общается с
русской классикой, что как бы и не
живет своей жизнью, а переходит из
образа в образ. И сегодня она —
чистой воды Павел Иванович Чичиков.

…Судебное
заседание продолжалось ровно сорок
пять минут. Конечно, страсти лишь
разгорелись, и после уроков
"помещики" назначили
"судьям" встречу. Началось с
банального: "А судьи кто?" Но
постепенно разговор перешел в
"конструктивное русло":

— В самом
деле, господа, не торопитесь ли с
приговором?

— Не кажется
ли вам, что Коробочка и Собакевич
берегут своих крепостных?..

— …Куда
больше, чем нынешние хозяева…

Рассуждениями
о конфликте труда и капитала
закончился этот школьный день.
"Хороший был день, замечательный!
— итожит Татьяна Борисовна и уже
загадывает:

— Вот еще бы
вечер провести: "В гостях у
Татьяны Лариной"… Очень
хочется!"

Если Татьяна
Борисовна Череднякова что-то
задумала, значит, об этом во всех
деталях известно Валентине
Ивановне Стасюк, Светлане
Владимировне Каретниковой и Галине
Анатольевне Вислобоковой. Все они —
педагоги-словесники, а значит,
одному "приходу" служат, одну
"веру" исповедуют.

Узнав
задумку, Светлана Владимировна
принимается за сценарий. Галина
Анатольевна находит в нем самое
поэтическое, самое возвышенное… В
"окне" между уроками Галина
Анатольевна, продолжая начатый
разговор, скажет:

— А ведь есть
в нашей школе Натали Гончарова…
Она… — и тут Галина Анатольевна
сделает паузу и загадочно
улыбнется.

—…Она в моем
классе учится? — спросит Валентина
Ивановна. — Да, я обратила внимание.
Только, знаете, что: у настоящей
Натали должно быть настоящее
бальное платье.

— А что,
если…

На другой
день Валентина Ивановна и Татьяна
Борисовна обсуждают детали
предстоящей поездки в драмтеатр, за
костюмами для литературного
вечера. Сидящие в учительской
семиклассники переглядываются.

— Это уж
слишком! — говорит одна из них,
выходя. — Можно подумать, так нас в
театре и ждут…

— Да, конечно,
не дадут никаких костюмов.

— Разумеется,
не дадут.

А вот и
дали!…Прекрасная Натали вошла в
актовый зал и тихонечко встала у
стены, совсем рядом со зрителями.
Дон-Гуан оглянулся — и побледнел,
Лжедмитрий забыл о Марине Мнишек, а
по залу пронеслось: "Гончарову,
Гончарову-то где нашли?"

Ясно, где — в
имении Гончаровых. Там она росла,
чтобы в нужное время появиться в
нужном месте. Если таким местом
оказалась иркутская школа N 3,
значит, именно там Наталью
Николаевну ждали больше всего. И
совсем не беда, что актовый зал
невелик, не так наряден и вообще
арендован у детского сада.

Юбилейный
Пушкинский год школа встретила на
"квартире": старое ее здание
снесли, новое еще не построили, а
учеников с педагогами расселили в
детских садах. Три года жили
надеждой на будущее: "Вот
достроят школу…", "Вот
переедем. .." А когда переехали (в
сентябре девяносто девятого),
оглянулись назад, то увидели: было
много счастливейших дней.

… На
дискотеке у семиклассников
строгая, очень строгая Галина
Анатольевна Вислобокова танцевала,
как девчонка. Чем удивила оба
класса, в особенности же 7 б, с
большими потерями сдающий экзамен
по орфографии. Хорошист Кругляков
начал смутно догадываться:
"Видно, что-то очень хорошее
произошло!" И был совершенно
прав. В этот день на уроке
литературы Юля Беседина из 7 б
призналась, что влюбилась в
Есенина, а Даша Цивинская
рассказала, как познакомилась с
Робертом Бернсом; потом кто-то
предложил вернуться к уже
пройденной теме. Галина
Анатольевна прекрасно понимала,
что рушится план урока, но в то же
время ощущала все прибывающую
радость…

После урока
7-ой б снова ее удивил: он принялась
за тетради и увидела, что простое
задание (привести двадцать
примеров со слогом "цы") ребята
решили усложнить — из примеров
составить связный рассказ. У
кого-то он получился шутливым, у
кого-то — приподнято-торжественным.
Как, например, вот этот: "Пусть мы
пока еще юнцы, но с нами рядом —
мудрецы, почтенные отцы. Для них
звенели бубенцы, за ними гордо шли
стрельцы, и брали лошадь под уздцы
гвардейцы-молодцы…"

Галина
Анатольевна закрывает тетрадь:
пора, скоро начнется литературный
КВН между шестиклассниками. Вон
Светлана Владимировна уже
переживает за своих, Татьяна
Борисовна репетирует выход
почтальона Печкина, а Валентина
Ивановна настраивает фотоаппарат.

… Когда
команды сравнялись в счете,
болельщики так разгорячились, что
потеряли всякую осторожность.
Татьяна Борисовна пресекла
подсказку слева, потом — подсказку
справа. После чего подсказала сама,
причем, сразу обеим командам.
Болельщики изумленно посмотрели на
Татьяну Борисовну, но это была уже
как бы и не Татьяна Борисовна, а
какой-то литературный герой…

Валентина
РЕКУНОВА.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер