издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Законы должны работать на лучшую жизнь

Константин
ШАВРИН:

Законы
должны работать на лучшую жизнь

В эти дни кандидату в
депутаты Законодательного
собрания Константину Шаврину
трудно выкроить свободную минуту.
Ежедневно — встречи, встречи,
встречи. На предприятиях, в вузах,
научных институтах, в конторах
коммунальных служб — везде, где
есть его избиратели. В свою очередь
и дела в Торгово-промышленной
палате не отпускают. "В общем, от
посла до дворника, — шутит
Константин Семенович. — Очень
полезное общение".

— Зато,
наверное, вы теперь хорошо
представляете проблемы округа, его
жителей. Наверняка вопросов,
просьб, жалоб к кандидату — масса.
Что сегодня больше всего волнует
ваших избирателей, о чем они
тревожатся?

— Разброс
проблем велик: от детских песочниц
во дворе до выживания предприятий.
И, конечно, главные заботы —
социальные, каждодневные,
касающиеся каждой семьи. Жилье,
медицинское обслуживание,
образование, преступность…
Впрочем, ничего оригинального в
этом нет. Это болезненные точки
всего российского общества. А что
вы хотите? Государство резко
изменило курс своего движения. Но
люди-то тут при чем? Политики решили
за них, каким путем идти, но тогда
государство обязано защитить
людей, социально оградить от
негативных последствий затеянных
им реформ.

Я не призываю
вернуться назад, нет. Но раз
изменились общественные отношения,
изменились условия жизни, надо
искать и соответствующие им формы
жизнеустройства людей, их защиты.
Защиты стариков — от нищей
старости, защиты детей — от
безнадзорности, защиты молодежи —
от безработицы, наркомании и так
далее.

Государство
обязано прогнозировать ситуацию,
реагировать на состояние общества,
как барометр на изменение погоды.
Для этого у него есть
соответствующие институты.

— Ну,
ругать существующее положение
вещей, неумелые власти мы все
научились и делаем это с
удовольствием. Но вы можете
предложить избирателям какие-то
пути решения сегодняшних больных
проблем?

— Кстати,
если вернуться к вопросам, которые
задаются на встречах, я бы их
разделил на три категории. Одни
вообще не требуют каких-то особых
усилий. Их можно решить за два-три
дня. Ну чтобы песок для детей
завести во двор, неужели нужно
решение сессии? Раньше это делалось
на уровне ЖЭКа. И на детские городки
находились силы и деньги. Другое
дело, что наши муниципальные
коммунальные службы и буквально, и
фигурально загнаны в подвалы.
Муниципалитет раздал лучшие
помещения коммерческим структурам,
которые часто содержат их в
безобразном состоянии, а свои
службы ютятся в трущобах. На мой
взгляд, это неправильно. Можно с
большим умом распорядиться своей
собственностью.

Вторая
группа вопросов также вполне
решаема на уровне местной власти,
городской или областной. Причем я
имею в виду власть не только
исполнительную. У нас почему-то
принято ругать за все просчеты и
промахи администрацию — мэра,
губернатора… А что же те, кто
принимает решения, — власть
законодательная, которую мы
содержим на наши деньги? Обе ветви
власти в одинаковой степени несут
ответственность перед обществом. А
то получается: бюджет утверждают
депутаты, они же контролируют его
исполнение, а как отвечать за
ошибки — законодатели в стороне? А
ведь именно от правильно принятого,
квалифицированного решения
зависит очень много.

На мой
взгляд, Законодательное собрание
должно являть собой социальный
срез общества. И, конечно, пусть в
нем присутствуют представители
всех отраслей, формирующих
экономику области. Я не представляю
собрание без участия, допустим,
энергетиков. Или лесной отрасли. А
химии, которая занимает в
Приангарье значительное место?
Само собой, там должны быть учителя,
врачи, ученые и так далее,
представляющие интересы своих
социальных групп. Только тогда
можно говорить об эффективной
работе законодательного органа.

И, наконец,
третья категория проблем, которые
могут быть решены лишь на уровне
государства. Ведь образование,
наука, многие проблемы экономики
всегда были прерогативой
государства. То, что многие из наших
детей сегодня лишены возможности
получить образование, так как их
родители не имеют соответствующих
средств, разве не должно заботить
государство? Или молодые
специалисты, остающиеся без работы,
никому не нужные после окончания
вуза? Сколько судеб ломается по
этой причине. Законодательное
собрание вполне может побудить
своих депутатов-земляков в
Государственной Думе выступить с
законодательной инициативой.

— Что вы
обещаете своим избирателям на
встречах?

— Там, где
обещания, — там ложь и заигрывание.
Ну мог бы я пообещать (да и сделать)
какой-то школе компьютерный класс,
где-то игровую или спортивную
площадку. Но считаю это подкупом
избирателей.

Задача
депутата в другом. Я обещаю, более
того, гарантирую, честную работу по
созданию таких решений в экономике
области, которые бы влекли за собой
перемены в повседневной жизни. Не
будет развиваться экономика, не
будет вложений в бюджет, не будет
решений социальных проблем.

— А вы
считаете, что местными законами
можно поправить экономику области?

— Безусловно.
Вот вам один пример. Иркутская
область сегодня завозит 100%
потребляемого сахара и фруктов, 70%
муки, половину овощей. Ну не растет
у нас кукуруза. Зато растет
великолепная ангарская сосна. А мы
продаем ее за копейки. Я давно
говорил губернатору: давайте
поставим заслон беспредельному
растаскиванию леса. И вот мы
попытались принять закон по
контролю за его вывозом: торгуешь
лесом — обоснуй, где его взял,
сколько и какого качества. Какие
тут начались противодействия,
сколько жалоб посыпалось в
прокуратуру от разного рода
недобросовестных
предпринимателей!

Палата по
своей инициативе решила проверить
законность контрактов, заключаемых
по лесу. Нарушений, обмана — масса! И
по качеству, и по количеству, и по
цене. В результате только
выявленных нарушений мы выяснили,
что российские экспортеры
недополучили 3 миллиона долларов!
Средняя статистическая стоимость,
по которой лесопиловочник
продавался за рубеж, составила 50
долларов 18 центов за кубометр, а по
нашей экспертной оценке он стоит 54
доллара. Вот что мы сегодня теряем
на лесе. А ведь мы от силы смогли
проверить 10% контрактов.

Федеральный
центр не может охватить все частные
проблемы разом. В Астрахани — это
арбузы, в Якутии — алмазы, у нас —
лес… Поэтому законы такие должны
приниматься оперативно и на местах.
При этом я за то, чтобы мы,
специалисты в определенной
отрасли, имели возможность внести
коррективы в проекты. Мы имеем
возможность изучить проблему,
апробировать ее на предприятиях и
дать грамотное заключение, во благо
или во вред предлагаемый закон.
Экономика должна работать на благо
общества, а не отдельных лиц.

— То есть
не стоит нам, к примеру, заниматься
выращиванием фруктов, лучше
добывать газ?

— Именно.
Потому что фрукты эти обойдутся во
много раз дороже, чем привезенные
из Савойи, где на них не требуется
таких затрат.

Конечно, я
помню крепкие сибирские деревни с
их укладом. Они производили добрую
продукцию, кормили досыта себя и
кормили город. И мы не завозили
тогда муку. Но ведь плодородные
земли ушли под воду, весь уклад
прочной деревенской жизни
разрушен. Климат резко изменился. А
какую компенсацию получили жители
за это? За то, что кости их предков
остались на дне морском? Ничего
взамен, кроме огромной загаженной
лужи, из которой рыбу даже есть
нельзя?

Уже только
поэтому область имеет право на
дешевую электроэнергию и должна
иметь свой пакет акций
"Иркутскэнерго". Чем виноваты
люди, что они оказались на этих
землях? Кстати, есть все данные о
том, сколько селений разорено,
сколько деревень снесено, сколько
полезной пашни ушло под воду. И
размеры нанесенных убытков легко
подсчитать. Может быть, рента
должна быть установлена. Мы качаем
из этой земли — так давайте платить
за это людям, живущим на этой земле.

— Вам,
вероятно, более чем кому-либо видно,
как велико притяжение области для
иностранных инвесторов?

— Во всяком
случае оно усиливается, правда, не
теми темпами, которыми бы хотелось.
Если раньше мы были закрыты, зато
активно велась работа по разведке
ресурсов, то сейчас наоборот.
Меньше занимаемся выявлением
запасов, зато можем больше привлечь
инвестиций.

Но
опять-таки: если у нас не будет
законов, которые бы обеспечивали
какие-то гарантии иностранцам,
желающим вложить свои средства в
российские проекты, кто захочет
иметь с нами дело?

Вот недавно
была у нас китайская
инвестиционная компания. Она
согласна внести деньги в
устройство аквапарка в Иркутске. Но
сразу задают вопросы: а какая у нас
будет база, как будет оформляться
собственность? Поэтому независимо
от всяких там дефолтов, правила
игры должны оставаться
неизменными. А то, образно говоря,
мы садимся за карточный стол в
дурака играть, а потом говорим: ах,
извините, а мы только в поддавки
умеем.

Интерес к
нашим ресурсам большой. Тот же
Китай, где идет бурное развитие
экономики, нуждается в нашем сырье.
Да, здесь сложные природные
условия, взять их нелегко. Но
вкладывать все равно придется.

У области
практически неограниченные
возможности ресурсов дохода,
которые могут стать источником
пополнения бюджета и,
соответственно, решения социальных
программ. Но нужна хорошая
законодательная база.

— После
встреч с избирателями ваше желание
работать в Законодательном
собрании не уменьшилось?

— Напротив. Я
убедился, что происходит
расхождение интересов государства
и интересов простых людей.
Государство и народ существуют как
бы каждый сам по себе. А жители
нашей области заслуживают лучшей
участи, они имеют право и
возможность для достойной жизни. И
я хочу по мере своих сил помочь им в
этом. Законы должны работать на
человека.

Беседу
вела Татьяна БЕЛЕНЬКАЯ.

Публикация
оплачена из избирательного фонда К.
ШАВРИНА.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное