издательская группа
Восточно-Сибирская правда

И "беззаконная комета в кругу расчисленных светил"

И
"беззаконная комета в кругу
расчисленных светил"
"Театральная
осень на Байкале" состоялась в
11-й раз

Леонид
БЕСПРОЗВАННЫЙ, заслуженный
работник культуры России

Театралы-любители земли
иркутской ожидают всякую
предосеннюю пору с надеждой
встретиться на байкальском берегу.
Одиннадцать лет подряд их надежды
сбываются. Откликаясь на
приглашение отдела культуры
Ангарского муниципального
образования, Дворца культуры
ангарских нефтехимиков и театра
"Чудак", любительские театры
из разных уголков Приангарья и их
друзья с более далеких меридианов
съезжаются на базу отдыха
ангарских нефтехимиков
"Утулик" и поднимают флаг
фестиваля "Театральная осень на
Байкале".

Нынче на
одиннадцатом Утуликском слете к
"Экспромту" из Нижнеудинска,
"Ковчегу" из
Усолья-Сибирского, "Людям" из
Байкальска, "Рампе" из
Шелехова, "Диалогу",
"Предместью" и
"Вдохновению" из Иркутска,
"Чудаку" и "Ростку" из
Ангарска присоединились
университетский театр из далекой
Вены, народный театр из Линево
Новосибирской области. Добрались
до "Байкала-2000" представители
подмосковного театра
"Поэтимы" из г. Зеленограда.
Они увлекательно рассказали о
своем театре, а один из них,
Вячеслав Фокин, представил
моноспектакль "Аккомпаниатор"
(пьеса Марселя Стяуа).

На
"Театральной осени"
встречается много театров, которые
хорошо знают друг друга и
предполагают, что от кого можно
ожидать, хотя откровения и
неожиданности всякий раз
случаются, и это замечательно. Но
театр австрийских студентов был
для всех "беззаконной кометой в
кругу расчисленных светил". И не
потому, что это гости из-за рубежа
(такое уже случалось на театральных
встречах в Утулике), но потому, что
это так называемый учебный театр:
он создан для студентов Венского
университета в качестве помощи для
изучения русского языка. Руководит
театром магистр Михаэла Маггич. Она
свободно общалась с участниками
фестиваля на русском языке, легко
демонстрируя не только владение
разговорной речью, но и знание
лингвистических тонкостей. Не
подкачали и ее студенты. Они
показали сценку немецкого автора В.
Лорье "Отдых" в семи вариантах,
всякий раз меняя взаимоотношения
между персонажами (это очень похоже
на упражнение, которым занимаются в
театральных училищах), и комедию М.
Зощенко "Преступление и
наказание". Все — на русском
языке. И хотя театр из Венского
университета учебный, в
сценических опусах гостей из
Австрии немало чисто театральных
изюминок, деталей, находок. Все
отнеслись к их выступлению на
фестивале с большой симпатией.

Вслед за
дальними гостями афишу байкальской
"Осени" щедро заполнили, как
всегда, любительские театры нашего
Приангарья. Афишу заняли пьесы Л.
Толстого, А. Чехова, М. Горького, М.
Булгакова, Юджина О. Нила, Теннесси
Уильямса… Но дело не только в
высоких именах на афише, хотя и это
примечательно. Скажем, "Живой
труп" ангарского театра
"Росток" пленяет стильностью и
проникновенностью. Не всякий
любительский театр рискнет
замахнуться на драму великого Л.
Толстого. А тут за нее берется
театр, имеющий статус школьного. В
"Ростке", верно, есть и
взрослые исполнители, но все равно
уровень притязаний театра в данном
случае столь высок, что вызывает не
только уважение, но и страх: не
слетят ли в яму? Режиссеру
Александру Говорину удалось
создать свою убедительную версию
толстовской драмы. Все — и костюмы,
и сценография — решено в
черно-белых тонах. Даже цыганки у
них черно-белые. Отбор и строгость
характерны и для часовой
композиции, созданной по
продолжительной пьесе классика.
Выбрано самое главное, как бы
"черно-белая" сердцевина, то,
что посильно выразить этой группе в
этот момент своего творческого
развития. Подано все через
трепетного, остро воспринимающего
своей чуткой, ранимой душой Федора
Протасова — Сергея Воробьева. Это
словно его воспоминания, его анализ
происшедшей истории, когда честный,
порядочный человек, которому душно
в его окружении и который никому не
хочет приносить беды, вынужден
трагически закончить свой
жизненный путь. Театральную
самодеятельность нередко губят
скороспелость, небрежность,
желание все сделать на скорую руку.
А в "Живом трупе" театра
"Росток" все взвешено,
продумано, расчислено, выделано.
Художественная добросовестность
позволяет покрыть даже иные
творческие дефициты, которые
имеются во всяком любительском
театре. Поучительная удача!

А рядом
претендующая на сложный жанр
трагифарса многолюдная "Зойкина
квартира" М. Булгакова (иркутский
"Диалог", режиссер Валентина
Просекина), озорная и добрая
"Кадриль" нашего земляка, ныне
москвича В. Гуркина (нижнеудинский
"Экспромт", режиссер Галина
Каминская), задевающая тоской по
лучшей, свободной жизни
"Ведьма" по рассказу А. Чехова
("Люди" из Байкальска, ведомые
Оксаной и Алексеем Нагаевыми),
взывающая к размышлениям
философская сказка Л. Устинова
"Девочка и Ворона"
("Вдохновение" из иркутской
школы искусств N 10, режиссер Любовь
Захарова), изощренная
психологическая вязь драмы Т.
Уильямса "Не могу представить,
что будет завтра" (иркутское
"Предместье", режиссер Лариса
Серикова-Киркица), пьянящая
страстями испанская легенда
Алехандро Касоны "Утренняя
фея" ("Рампа" из Шелехова,
которой с недавних пор ведает
Валентина Просекина, уверенно
выводящая театр из небытия)…

По
заложенной изначально традиции на
"Театральной осени на Байкале"
не присуждается первых, вторых,
третьих мест — дабы избежать
неприятной сшибки амбиций,
конфликта самолюбий, что, увы,
отравляет иные театральные
праздники. Ангарский отдел
культуры, как и всегда, отметил
подарками все театры, являвшиеся на
фестивальный помост. Все увезли с
собой как память о байкальских
театральных встречах альбомы с
фотографиями, сделанными во время
"Осени-2000", и видеокассеты с
записью спектаклей, показанных на
фестивале.

А жюри в
"Утулике" все же есть, оно
подвергает рентгеноскопии все
представленные на обозрение
спектакли, высказывает свои
суждения и соображения за
"круглым столом". В дискуссию
нередко вступают
собратья-режиссеры. Все это дает
пишу для творческой учебы, для
размышлений. На "Байкале-2000"
аналитическую работу в качестве
жюри вели профессор Валерий Тришин,
доцент Туяна Бадагаева из
Восточно-Сибирской академии
культуры и искусств и иркутский
театровед Виталий Нарожный.

Один конкурс
у "Театральной осени" тоже
есть, и он тщательно культивируется
в течение многих лет. Это конкурс
актерских работ имени бабы Кати, в
просторечии — бабы Катин конкурс.
Тетя Катя, баба Катя — так звали
коллеги, а вслед за ними и зрители
замечательную актрису иркутской
драматической сцены 30-50-х годов
Екатерину Евгеньевну Баранову. Она
была народным самородком, не
кончала театральных учебных
заведений, но достигла высот
профессионального мастерства. Ее
имя и дали байкальскому актерскому
конкурсу. Шестеро получили нынче
дипломы с портретом актрисы. Это
Татьяна Сметанина (роль Вороны в
спектакле "Девочка и Ворона",
театр "Вдохновение", г.
Иркутск), Людмила Шульга (роль
Ведьмы в одноименном спектакле
театра "Люди", г. Байкальск),
Наталья Андриенко и Анатолий
Трапезников (роли в спектаклях
"Васса Железнова" и "Он и
она", театр "Чудак", г.
Ангарск), Виталий Барышников (роль
Гуся в "Зойкиной квартире",
театр "Диалог", Иркутск),
Сергей Воробьев (роль Феди
Протасова в "Живом трупе",
театр "Росток", Ангарск).
Отрадно, что в год 150-летия
Иркутского театра драмы имени
Охлопкова мы этим конкурсом хоть
чуточку вспоминаем заслуженную
артистку России Екатерину
Евгеньевну Баранову, любимицу
иркутской театральной публики
середины XX века.

Ни одни
фестивальные сутки не пустовало до
утра ночное театральное кафе,
ведомое сквозь рифы ангарскими
"чудаками" Сергеем Андрасюком
и Сергеем Дмитриевым. За этим кафе
прижилось шуточное название
"Палатка N 6", оно стало для
театралов излюбленным местом
встреч, знакомств, откровений,
мечтаний.

Не забыли
посетить участники фестиваля и
необыкновенный сад Ириды,
возведенный в Утулике, на берегу
Байкала, художником Николаем
Осипенко. С некоторых пор этот
дисплей-сад стал дополнительной
фестивальной площадкой. На этот раз
здесь звучали стихи — от Шекспира
до Андрея Дементьева, и пел гость
фестиваля — ансамбль "Пой,
friend!"

Специалист
по гладиолусам в саду Ириды — Лина.
И, вручая цветы театрам и
исполнителям ролей, она всякий раз
называла сорт: "Цветок дождя",
"Гранатовый браслет", "Звуки
саксофона", "Каштанка",
"Драма"… Поверьте, это было
очень красиво.

Директор
фестиваля, заместитель начальника
Ангарского отдела культуры Елена
Кириченко проявила немало усердия,
деликатности, терпения и фантазии
для того, чтобы все прошло гладко,
слаженно, без эксцессов и
напряжения. Вклад ее в атмосферу
фестиваля и в его течение без сбоя
на перекатах очень велик.

"Театральная
осень на Байкале" — это годовой
концентрат творческих усилий и
поисков любительских театров
Прибайкалья, это знакомство с
гостями с других меридианов, у
которых в ходу свои театральные
"примочки" и "заморочки",
это учеба на ходу, ремонт без захода
в депо, это слет полутора сотен
"ушибленных" сценой людей,
которые тут же вовлекают в свою
орбиту новые лица, новых зрителей,
это распахнутость и обогащение душ.
Все дышит и трепещет под сенью
священного озера.

Много мыслей
и чувств настигает на Байкале.
Совсем рядом отравляющий озеро
БЦБК, с которым много лет борется
российская и международная
общественность, но экологические
порывы пока безуспешны. А что же
театральный фестиваль, с упорством
и преодолением препон собирающийся
в Утулике одиннадцать лет кряду?
Зачем он? Тоже, наверное, для
экологии, для экологической охраны
душ человеческих. Их ведь тоже надо
беречь от коррозии и ржавчины.
Театр, как и любое другое искусство,
переделать жизнь не в силах. Но
встрепенуть душу, вызвать добрые
порывы, сочувствие к ближнему он
способен.

Одиннадцать
байкальских театральных
фестивалей прошло в Утулике в
последнее десятилетие. Разумеется,
это лишь маленькая струйка в
общекультурном потоке. Но это было,
было на Байкале в конце ХХ века.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер