издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Монгольский фактор в стратегии региона

Монгольский
фактор в стратегии региона

Суждения,
излагаемые нами, не являются, за
исключением, быть может, некоторых,
чем-то новым в теоретических
моделях развития России XXI века.
Дело не в новизне, дело в
исторических реалиях,
игнорирование которых обрекает
огромную страну по-прежнему
находиться в состоянии, заметим, не
десятилетнего, а многовекового
перманентного кризиса. Подобного
рода констатация заставляет вновь
и вновь "поднимать на щит" идею
о крайней необходимости решения
"сибирского вопроса". В свое
время Российское государство
стремительным рывком на восток
окончательно заполнило
предназначенный ему "вмещающий
ландшафт". Данный период можно
сравнить с мощным вихрем, который
подняла Россия, взмахивая своим
огромным восточным крылом. В этот
"вихрь" были вовлечены не
только коренные народы Сибири и
Дальнего Востока. Он увлек за собой
Монголию, Китай и Японию. Но вот
"вихрь" утих, и колоссальная
сибирская территория на века
замерла в своей неподвижности. А на
самом деле произошло очевидное
смещение российского центра, что
уже тогда надо было принять во
внимание. Кстати, некоторые и
сегодня, наследуя в значительной
мере идеи евразийцев, склонны
видеть все беды азиатской России в
"немецкой крови"
послепетровских Романовых. В этом
взгляде, безусловно, есть
определенный резон, но выдавать его
за главную причину сибирской
отсталости по крайней мере
несерьезно. Здесь вроде бы обвинять
царственную фамилию в невнимании к
восточным окраинам нельзя.

Должного
внимания и не могло быть, ибо
длительное время, толкая друг
друга, устраивались в своих
границах европейские государства,
и России надо было зорко следить за
этим международным спором. Правда,
уже на исходе романовского
правления Япония напомнила России,
и весьма больно, о забвении ею своих
восточных интересов. Но это все в
прошлом. Каков механизм решения
"сибирского вопроса" сегодня?
Скорее всего, здесь уместно
говорить о двух путях. Первый, более
длительный и видимый только в
перспективе, состоит в активизации
региональных внешнеэкономических
связей лишь при условии и после
достижения так называемой общей
внутренней стабилизации в стране.
Второй, может быть экономически
неправильный, а потому опасный и
непривычный, заключается в
относительно самостоятельном
региональном рывке по направлению
к соседним странам, не дожидаясь
"общего" экономического
подъема, что, кстати, и создаст
условия для выравнивания
российской экономической ситуации
в целом. Как говорится, третьего не
дано. Ибо третий путь есть путь
превращения Сибири в сырьевой
придаток стран АТР.

В этом случае
мы придерживаемся той точки зрения,
что Сибирь с Дальним Востоком
являются экономической системой
макрорегионального уровня, а
страны АТР — окружающая ее среда.
Как считают специалисты, с этих
позиций возможны два типа
сотрудничества: пассивная
адаптация — изменение системы под
воздействием окружающей среды и
активная адаптация — изменение
окружающей среды и системы по
инициативе самой системы. Первый
тип, как отмечалось выше, приведет
огромный регион в сырьевой тупик.
Второй, возможно, выведет Сибирь из
длительного хозяйственного и
социального кризиса.

Но реалии
развития Сибири последних
десятилетий ХХ века таковы, что
возникает закономерный вопрос о
способности системы к активной
адаптации в принципе. Ведь пока
налицо проявление первого типа
взаимодействия с явным
превалированием активного
импульса, идущего от окружающей
среды и приводящею в итоге центр
системы в угнетенное состояние. То,
что центром системы азиатской
территории России является
континентальная Сибирь, а еще
точнее — Восточная Сибирь, вряд ли
может быть подвергнуто сомнению.
Но, как видим, запустить механизм
активной адаптации нам в течение
длительного времени не удается.

В чем же
причина? Целый ряд лет твердим мы о
неразрешенности проблемы
"регион — центр", главным
образом сводящуюся к
экономико-финансовой несвободе
региона. Все это, безусловно,
правильно. Но существует, на наш
взгляд, еще одна причина
"нерабочего" состояния
определенного нами системного
центра. И заключается она в
значительной неточности
воспринимаемых территориальных
рамок самого центра. Они должны
быть существенно скорректированы в
сторону Монголии. Можно предвидеть
скепсис оппонентов в смысле
"мало нам своих проблем".
Уверяем, в данном случае
монгольские проблемы — это совсем
не "лишняя головная боль", а то,
что в значительной степени будет
способствовать формированию
восточной стратегии России.

Ведь сама по
себе прямая восточная линия
сотрудничества неэффективна. Она
заканчивается безусловно
процветающей, но все-таки островной
и "периферийной" Японией.

Ни Ковыкта,
на БАМ, ни "железнодорожные
сны" господина Ямагучи не
придадут Сибири должного уровня
развития. Не отбрасывая этот путь
сотрудничества, более того — на его
основе, следует детально заняться
проработкой южного, т.е.
монголо-китайского, пути. Именно
наш регион призван сформировать —
географически он существует как
данность — сильный
восточно-сибирско-монгольский
экономический центр.

В этой связи
нелишне напомнить о тех активах,
которыми обладает Монголия и
которые должна воспринять и
использовать Россия. К ним
относятся:

— богатые
минеральные ресурсы;

— широкие
возможности использовать энергию
солнца и ветра;

— экономика,
располагающая 30 млн. голов скота;


сельхозплощади в 130 млн.га;


географическое положение между
Центральной и Северо-Восточной
Азией;


расположение между двумя
крупнейшими рынками России и Китая;

— молодая
нация, 75 % населения моложе 35 лет;

— 85 %
населения грамотны;

— сильное
движение в сторону рыночной
экономики;


относительно стабильная
внутриполитическая ситуация.

Исторически
уже доказано, что наиболее
оптимальным вариантом для Монголии
в целях оживления ее экономической
сферы является использование
имеющегося промышленного и
научного потенциала Восточной
Сибири. Но каков уровень
российско-монгольских отношений
сегодня? Поразительно, но он
примерно соответствует оценке,
данной в начале века известным
монголоведом, академиком Б.Я.
Владимирцовым: "Наше
правительство, с одной стороны, как
будто и хочет что-то сделать в
Монголии, но… с другой стороны,
ничего, решительно ничего не знает
о Монголии, никто ею не
интересуется и не понимает, как она
важна и нужна для России и для
Сибири в особенности. У нас и не
поймут, что Монголия — не
Маньчжурия. Постепенно, кажется,
все-таки в обществе начинают
появляться трезвые мысли".

Последние 2-3
года свидетельствуют, что интерес
Монголии становится заметной
тенденцией в нашем регионе. В
экономической стратегии областной
администрации все отчетливей
начинает вырисовываться
монгольское направление. Наступил
этап придания этому направлению
вполне определенных очертаний, что
потребует значительных усилий как
со стороны
организационно-управленческих
структур, так и со стороны
региональных
научно-исследовательских
учреждений.

Нет сомнений,
что Монголия по-прежнему крайне
заинтересована в экономическом
присутствии северного соседа. При
условии активной экономической
политики на монгольском
направлении. Через сто лет, т.е. в
начале ХХI в., возможно
"повторение" исторического
цикла, и вновь, как и в начале ХХ в.,
сибирский регион окажется в
наиболее выгодных условиях. Фактор
географической близости будет
работать на опережение японских,
корейских и, тем более, европейских
интересов в Монголии.

В этой связи
уже сегодня обучающим структурам
Восточной Сибири следует
задуматься и быть готовым к
подготовке специалистов,
ориентированных на монгольский
рынок, о котором почти совсем
забыли, может быть, думая, что его не
существует вообще. До недавнего
времени считалось, что наиболее
перспективными направлениями в
плане подготовки регионоведов,
экономистов, переводчиков и т.п.
будут китайское, корейское и
японское. Именно под эти
направления открывались в вузах
новомодные восточные факультеты.
Сегодня вполне очевидно, что
предполагавшаяся востребованность
в такого рода специалистах
оказалась, мягко говоря,
проблематичной.

Возникает
закономерный вопрос о
квалифицированном кадровом
обеспечении наметившегося
монгольского направления. Ведь в
том же Иркутском госуниверситете в
первые годы его существования
сложился довольно сильный
коллектив ученых-востоковедов. Так,
еще в 1917 г. Б.Я. Владимирцов в письме
к А.В. Бурдукову в Монголию отмечал:
"В Иркутске собирались открыть
университет с монгольской и
другими восточными кафедрами. Если
это осуществится, обязательно
перейду в Иркутск, который, думаю,
должен сделаться центром научного
и практического изучения
Монголии".

В
современных условиях в
университете не только сумели
сохранить научный монголоведный
потенциал, но и придать ему
заметную прикладную
направленность. Подтверждением
того понимания, с которым подходят
областная администрация и
руководство старейшего вуза
Восточной Сибири к вышеизложенным
проблемам, стало создание при
университете Центра изучения
Монголии. Являясь прежде всего
научно-информационной и
координирующей структурой, центр,
тем не менее, готов оказывать
практическую помощь
государственным и коммерческим
организациям региона в реализации
их совместных проектов с
монгольской стороной. В сферу
деятельности центра входят
оказание консультационных и
образовательных услуг, научная
экспертиза широкомасштабных
проектов и программ, разработка
новых форм сотрудничества в
гуманитарной и культурной сферах.

Надеемся, что
новый импульс
российско-монгольским связям в их
региональном варианте придаст
запланированная на середину
декабря с.г. международная
научно-практическая конференция
"Россия и Монголия в
многополярном мире: итоги и
перспективы сотрудничества на
рубеже тысячелетий", проведение
которой готовит Иркутский
университет совместно с областной
и городской администрациями.

Что касается
гуманитарной области, Монголия
по-прежнему представляет интерес
для России, несмотря на то, что
количество контактов по этому
направлению уменьшилось почти в 50
раз. Прежде всего Монголия —
государство, основная часть
интеллигенции которого прошла
обучение в бывшем СССР. Поэтому
надо рассматривать наших соседей
как сферу активного применения
русского языка. Без особых
капиталовложений мы имеем
возможность сохранить свое
культурное присутствие. Например, в
условиях финансового и
экономического упадка России и
Монголии наименее затратным, но
наиболее действенным путем в
области подготовки монгольских
специалистов вновь видится
"путь" через Восточную Сибирь.

Напомним, что
с разницей почти в сто лет Монголия
дважды выходила из ситуации
"имперского краха". В начале XX
в. страна, находившаяся в системе
Цинской империи, сумела, не без
помощи России (царской, а затем
советской), выйти из-под китайского
влияния. Со временем Монголия была
включена в социалистическую
систему и попала под
непосредственное влияние "новой
империи" — СССР.

В конце века
терпит крах и это имперское
образование, происходит вновь
"освобождение" Монголии. Что
дальше? Не случится ли очередной
обратный исход страны к давнему
южному патрону? Сама Монголия,
провозгласив диверсификацию
внешнеполитических и
внешнеэкономических связей,
естественным образом стремится к
соблюдению золотой середины. В свою
очередь Китай и Россия, как и сто
лет назад, будут рассматривать
Монголию в качестве важнейшей
составляющей по укреплению своих
позиций в Азии. Потеря Монголии
будет означать для России не просто
потерю одной из сфер своего
влияния. Произойдет искажение
экономического и геополитического
фона, что нежелательно, особенно
для сибирской территории.

В целом,
возвращаясь к российским
проблемам, следует сказать, что
восточное крыло страны огромно. И
если сравнивать Россию с
гигантской птицей, то общий ее вид
явно вызывает недоумение. При
попытке сделать взмах ее левое
крыло совершает неестественные
движения, складываясь самым
нежелательным образом. И
исправление такого
"врожденного" изъяна
заключается в активной
внешнеэкономической, научной,
образовательной и другой
деятельности при определенной
поддержке центра и с обязательным
учетом монгольского фактора.

Е.
ЛИШТОВАННЫЙ, доктор исторических
наук, зам. директора Центра
изучения Монголии при ИГУ.
Ю. ПАРХОМЕНКО, историк, заслуженный
профессор Иркутского
государственного университета.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное