издательская группа
Восточно-Сибирская правда

А за державу обидно

А за
державу обидно

Георгий
КУЗНЕЦОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Гринпис России предложил
Комитету всемирного наследия
ЮНЕСКО перевести озеро Байкал из
списка Всемирного природного
наследия в специальный список
"Всемирное наследие в
опасности".

Чтобы
исключить кривотолки, хочу
пояснить сразу, что перевод Байкала
в список "Всемирное наследие в
опасности", если это случится на
самом деле, не грозит России
никакими экономическими или
политическими санкциями, и вообще
не грозит ничем, кроме… очередного
позора нашей, моей стране.

Не могу
согласиться с некоторыми
заявлениями активистов Гринпис
России.

Роман
Пукалов, координатор Байкальской
кампании Гринпис, обвиняет Россию в
прямом, в умышленном обмане ЮНЕСКО.
В информационном сообщении об этом,
поступившем в редакцию ВСП по
электронной почте, приводятся его
слова: "Многолетнее бездействие
нашего правительства дальше
скрывать невозможно, и чиновники
пытаются ввести в заблуждение
экспертов ЮНЕСКО, так как не хотят
признаться в собственной
некомпетентности. Пока бюрократы
сочиняют бумаги, ситуация (на
Байкале — Г.К.) ухудшается".

Довольно
истерично звучат утверждения
Гринпис России и о том, что системы
экологического мониторинга
Байкала "давно уже не
существует" и, тем более, о
"скудости научных данных о
сегодняшнем положении Байкала".

В истерике
разум подавляется эмоциями, и этот
случай — не исключение.

Не вполне
объективно и утверждение
активистов Гринпис о том, что
"правительство России в принципе
(я понимаю это как умышленно и даже
злонамеренно — авт.) не намерено
решать проблемы Байкала". Тем
более, что единственное
подтверждение этого тезиса —
отсутствие в проекте федерального
бюджета статьи расходов на охрану
Байкала — не соответствует
действительности. На самом деле,
для реализации федеральной целевой
программы по охране Байкала в 2001
году предполагается выделение то
ли 30, то ли 72 миллионов рублей —
официальной цифры я пока не
получил. В любом случае это,
конечно, "копейки", но
утверждать, что нет даже их — значит
как минимум говорить неправду.

Чрезмерно
резкие, унижающие Россию заявления
Гринпис по поводу отношения страны
к Байкалу, больше похожие на
саморекламу, чем на стремление к
истине, пусть остаются на совести
этой необъяснимо богатой
организации. Кто ее финансирует —
не знаю и гадать не буду. Думаю, что
деньги ей платят не только из любви
к природе и не всегда по щедроте
душевной. Но не о том сегодня речь.

Для нас в
тысячу раз важнее не надувать в
обиде губы, а отделить зерна от
плевел, отыскать в заявлениях
гринписовцев справедливые
замечания. Спекулировать можно
только на проблемах, но никак не на
их отсутствии. Поэтому давайте
посмотрим правде в глаза и
признаем, что экологическая
ситуация на Байкале далека, слишком
далека от благополучия. Внимания
уникальному озеру на федеральном
(подчеркнуто отделяю федеральный
уровень от уровня субъекта
федерации) уделяется мало. Если
учесть, к примеру, что на
строительство одного только дома
для самих себя госдумовские
депутаты готовы утвердить в
бюджете страны сумму в пару сотен
миллионов рублей, а на охрану и
обеспечение каких-то особых
гарантий экс-президенту они уже
почти готовы выделить средств
больше, чем на охрану Байкала, то…
Впрочем, думайте над этой ситуацией
сами. Сами определяйте, кто или что
ценнее для планеты.

Из
электронного сообщения следует,
что главным поводом для
предложения Гринпис России о
переводе Байкала в список
"Всемирное наследие в
опасности" стало невыполнение
Россией рекомендаций ЮНЕСКО по
обеспечению надлежащей охраны
уникального озера. Таких
рекомендаций, напомню, было пять:
принятие закона о Байкале;
перепрофилирование Байкальского
ЦБК; снижение загрязнения реки
Селенги; организация химического
мониторинга озера и усиление
финансовой поддержки особо
охраняемых природных территорий
Байкальского региона.

За четыре
минувших года реально выполненной
оказалась (в этом Гринпис
совершенно прав) только одна
рекомендация — в России принят
Закон "Об охране озера Байкал".
Некоторые находятся в стадии
выполнения, но вряд ли кто-то
решится однозначно утверждать, что
дело будет успешно доведено до
логического завершения. Так, на мой
взгляд, обстоит дело с
перепрофилированием Байкальского
целлюлозно-бумажного комбината.

После
десятилетия бесплодных попыток
государства решить эту проблему
силами самих целлюлозников,
"ведомственным наскоком",
администрация Иркутской области
(подчеркну, не федеральная власть, а
областная!) взяла инициативу на
себя и приняла нелегкое решение
начать все с самого начала,
"снова да ладом", как
говорится. Губернатор Борис
Говорин своим постановлением
поручил Иркутскому научному центру
Сибирского отделения Российской
Академии наук (ИНЦ СО РАН)
разработать концепцию
перепрофилирования комбината,
чтобы больше не уподобляться
крыловским раку, лебедю и щуке, а
четко и ясно определиться в общей
системе взглядов на существующие
проблемы и согласовать пути их
решения. После обсуждения
концепции в научных,
производственных, общественных
кругах и во властных структурах
разного уровня, после внесения в
нее необходимых поправок, тому же
творческому коллективу было
поручено разработать программу
перепрофилирования комбината и
развития города Байкальска. Эта
работа тоже выполнена.

Программа, о
которой наша газета довольно
подробно рассказывала в
октябре-ноябре нынешнего года, уже
прошла необходимые круги
обсуждений и направлена на
государственную экспертизу. Ее
результаты станут известны,
вероятно, в начале 2001 года.
Разработчики надеются на
положительное заключение
экспертов, но абсолютной гарантии
этому дать не рискуют.

О выполнении
(или невыполнении) рекомендации
ЮНЕСКО по Селенге говорить не стану
— река протекает в соседнем
субъекте РФ, и я не располагаю
достаточным для анализа объемом
достоверной информации. А вот
экологический (в т.ч. и химический)
мониторинг Байкала, которого не
видят или не хотят видеть
гринписовцы, ведется многими
институтами. Здесь можно спорить о
достаточности или недостаточности
проводимых исследований и
получаемых данных. Но главная
проблема, на мой взгляд, заключена
даже не столько в объемах имеющейся
информации, на недостаток которой
сетует Гринпис, сколько в
координации информационных
потоков и формировании единого,
общего банка данных, доступного
исследователям, государственным
контролирующим и управленческим
структурам, общественным
организациям и, что крайне важно, —
местному населению, обывателям.

Естественно,
что для разных потребителей
информация в общем банке должна
быть в разной степени и в разном
качестве переработана: для ученых —
научные данные в чистом виде, для
обывателей — простая и ясная
публицистика в доступных, в
привычных, в любимых средствах
массовой информации и популярные
книги, доступные пониманию детей и
родителей.

Хочу
заметить, что работа по координации
информационных потоков, по
созданию единого банка
экологической информации
Байкальского региона (без его
разделения административными
границами субъектов Федерации) в
России ведется уже несколько лет,
но опять же по инициативе и за
средства "чужой", зарубежной
структуры — Глобального
экологического фонда (ГЭФ) в рамках
Байкальского компонента программы
"Сохранение биологического
разнообразия России". Спасибо
иностранцам, но и наша федеральная
власть, думаю, должна быть активнее
и щедрее в решении проблем
сохранения нашего Байкала —
объекта всемирного наследия.

По поводу
рекомендации ЮНЕСКО усилить
финансовую поддержку заповедников,
национальных парков и других особо
охраняемых природных территорий
Байкальского региона спорить с
оценками Гринписа бессмысленно.
Эти наиболее ценные, часто
уникальные территории продолжают
существовать в России и в
Байкальском регионе скорее
благодаря "голому" энтузиазму
их коллективов, чем заботам и
средствам государства.

В конце
ноября 2000 года в австралийском
городе Кэрнс состоялась ежегодная
сессия Комитета всемирного
наследия ЮНЕСКО, на которой
обсуждались проблемы сохранения
природных комплексов России,
включенных в Список всемирного
наследия. Особое внимание, по
информации Гринпис, там было
уделено Байкалу. Но, как сказано в
электронном сообщении,
"Официальная делегация России
так и не доехала до Австралии".
Причины этого не объясняются, а
первое предположение, которое
приходит в голову: министерству
природных ресурсов (МПР), которому в
связи с ликвидацией Госкомэкологии
теперь переданы функции охраны
природы, это "не очень надо". Я
же склонен думать, что
министерству, до сих пор
пополнявшему бюджет страны за счет
эксплуатации (но не сохранения!)
природной среды, это и вовсе "не
надо". Оно еще не привыкло
заниматься делом, которое заведомо
не принесет государству "живых
денег". Может быть, поэтому МПР
ограничилось письмом в адрес
сессии Комитета всемирного
наследия за подписью первого
заместителя министра А. Порядина, в
котором утверждается, что
"экологическая ситуация на
Байкале удовлетворительная".
Высокое международное собрание это
утверждение не удовлетворило, и
сессия, как сказано в электронном
сообщении Гринпис решила:
"вынести российскому
правительству "последнее
предупреждение" и направить в
следующем году на Байкал
инспекторскую группу
Международного союза охраны
природы".

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное