издательская группа
Восточно-Сибирская правда

От Байкала до озера Тахо

От
Байкала до озера Тахо

Тахо — сравнительно
небольшое озеро в штате Калифорния,
и много тысяч километров отделяет
его от Прибайкалья. Но благодаря
деятельности международной
общественной организации
"Тахо-Байкал институт" (TBI), оно
давно уже стало близким для
сибиряков. Уже десять лет действует
TBI, объединяя молодежь двух стран
идеей сохранения озер-побратимов.
Рассказать об этой организации и ее
работе я попросила координатора
российской части программы Элину
РЖЕПКА.


"Тахо-Байкал" — это
общественный институт, названный
так с легкой руки американцев. Это
чисто добровольческое образование,
основной задачей которого является
организация ежегодных совместных
российско-американских
экологических экспедиций на озера
Тахо и Байкал.

— Как
возникла идея создания такой
организации?

— Еще в конце
80-х годов, во время визита Горбачева
в Финляндию на всемирный
молодежный конгресс, родилась идея
— объединить усилия молодежи в
сохранении каких-нибудь выдающихся
природных объектов. Выбрали именно
эти два озера — Тахо и Байкал.

TBI быстро
развернул свою деятельность, во
многом благодаря активности
российско-американской
организации "Прямая связь",
действующей на правительственном
уровне. Летние обмены студентами
начались с 1991 года, причем
участвовали в них не только жители
Прибайкалья и Калифорнии. Были
привлечены представители и из
других штатов Америки, из Германии,
Швеции, Монголии, Китая, Канады,
Аргентины и других стран. И цели
организации расширились: в поле
внимания оказались не только
озера-побратимы Байкал и Тахо, но и
другие выдающиеся объекты природы,
например, озеро Хубсугул и Великие
Американские озера.

— Кто
стоял у истоков вашей организации?

— От
Иркутской области в первой
организационной экспедиции
участвовали и подписали меморандум
о сотрудничестве между Иркутской
областью и штатом Калифорния
академик Григорий Галазий,
заместитель директора
Прибайкальского национального
парка Зоя Абдрашитова,
председатель Всероссийского
общества по охране природы Вера
Шленова и другие. С американской
стороны меморандум подписал
министр по природным ресурсам
штата Калифорния Дуглас Уильяр.

— Элина
Анатольевна, расскажите,
пожалуйста, чем конкретно
занимается молодежь во время
совместных экологических
экспедиций?

— Программа
каждой экспедиции рассчитана на
пять недель в России и пять недель в
Калифорнии. Например, летом 1991 года
на Байкале отряд работал по
программе, включающей в себя
экологический семинар,
обследование туристических троп,
их обустройство, теоретические
занятия по дендрологии,
биотехнические работы. На озере
Тахо ребята первую неделю
занимались строительством заборов,
расчисткой площадок и троп, а
вторую — усердно изучали
американское законодательство по
охране окружающей среды,
знакомились с компьютерными
системами обмена информацией. На
следующий год объектом
исследований и практических работ
экспедиции TBI стала зона влияния
БЦБК на Байкале. И так каждая
экспедиция проходит по заранее
продуманной и подготовленной
программе.

Кроме
экологических мероприятий
включается еще и
культурно-этнографическая
программа. Как правило, такие
встречи проходят в Республике
Бурятия. Как нас интересуют
американские индейцы, так и
американцев интересуют коренные
жители Прибайкалья. Молодежь
знакомится со старинными обрядами,
посещает дацаны, встречается с
шаманами.

По окончании
каждой экспедиции подводятся
итоги. Каждый из участников пишет
отчет, докладывает о проделанной
работе.

— Кто
финансирует экспедиции?

— Все
финансовые затраты берут на себя
американцы. В России нам помогают
организационно. Активно участвуют
в этом Лимнологический институт,
Институт географии, заповедники.
Они предоставляют оборудование,
помещения для жилья, транспорт,
проводят бесплатные научные
консультации и т. д

Практически
"Тахо-Байкал" до сих пор был
чисто американской организацией.
Сейчас стоит вопрос о создании в
Иркутске самостоятельной его
структуры — это откроет новые
возможности для развития TBI. Уже
утвержден устав, готовы все
документы, и, думаю, в ближайшее
время вопрос решится.

— Всякая
хорошая идея сталкивается с
различными трудностями. Какие
трудности испытываете вы?

— Трудностей
много. Во-первых, не просто
подобрать участников программы.
Очень сложно после десятиминутного
собеседования понять, что за
человек перед вами. 10 недель — это
большой срок, за это время могут
возникнуть конфликтные ситуации
из-за чьей-то несдержанности,
нетерпимости к чужой культуре.
Иногда претенденты во время отбора
демонстрируют активность и
заинтересованность, а на самом деле
просто хотят побывать в Америке. А
те, кто не смог себя показать сразу,
оказываются истинными любителями
природы и самыми активными
работниками.

Во-вторых,
определенную сложность
представляет подготовка программы.
Чаще всего это происходит потому,
что организовать что-то в России
очень сложно из-за отсутствия денег
и привычной волокиты.

В-третьих,
конечно, ощущается острая
необходимость в спонсорах. Я думаю,
что это сейчас проблема для всех
экологических организаций. В
Америке финансирование
экологических проектов престижно.
У нас считается: выбросил деньги на
ветер.


Расскажите, пожалуйста, что вам
удалось сделать за время
существования TBI?

— Итогом
нашей работы, например в 1993 году,
было создание буклета для
Прибайкальского национального
парка. Тогда же для Джергинского
заповедника было проведено крупное
научное исследование и создан
эколого-познавательный видеофильм.
Очень много интересной и полезной
информации было получено в
экспедициях, которые проводились
совместно с Лимнологическим
институтом.

В 2000 году,
совместно с институтом географии
проведены первые топонимические
исследования на Ольхоне. Как
известно, до сих пор нет карты этого
острова, которая детально
показывала бы всю гидросеть, рельеф
и т. д. И вот в 2000 г. приступили к
съемке детальной, крупномасштабной
карты. Руководитель проекта Лариса
Калек очень заинтересована в
продолжении программы.

В этом же
году были проведены исследования
совместно с детской экологической
школой — привлекали ребят для
восстановительных работ на
Ольхоне. Они очищали территорию,
высаживали растения и т. д.
Проведены интересные работы по
дендрохронологии, совместно с
Байкальским заповедником в Танхое.
Дендрохронология — это наука об
изучении состава леса и о влиянии
загрязняющих факторов на состав
леса и его качество. В этом же году
наши ребята начали работы на
Селенге. Предполагается более
детальное исследование этого
района. Есть предложение от
Бурятского госуниверситета на 2001
год по участию TBI в проекте по
охране бакланов в районе
Баргузинского, Чивыркуйского
заливов. Есть и другие идеи,
например, Усольский район
заинтересован в
эколого-образовательных проектах.

— А как
включиться в вашу работу другим
желающим?


Традиционно экспедициям
предшествует конкурс
экологических проектов, в котором
участвуют студенты, молодые
специалисты, экологи. Так что
дерзайте! Придумывайте стоящий
проект и, возможно, ваша идея по
сохранению озер Тахо и Байкал или
других уникальных объектов природы
осуществится уже этим летом.

Беседовала
Галина КИСЕЛЕВА.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное