издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как же долго мы "запрягаем"...

Как же
долго мы "запрягаем"…

Георгий
КУЗНЕЦОВ, "Восточно-Сибирская
правда"

Не так давно по электронной
почте была распространена
информация, в которой Гринпис
России в резких тонах обвинял
российское правительство в
бездействии по отношению к Байкалу
и сообщал, что ежегодная сессия
Комитета всемирного наследия
ЮНЕСКО, состоявшаяся в Австралии в
конце ноября 2000 года, "… решила
вынести российскому правительству
"последнее предупреждение" и
направить в следующем (2001 — Г.К.)
году на Байкал инспекторскую
группу Международного союза охраны
природы".

Я уже
рассказывал об этом на страницах
нашей газеты ("ВСП" от 6 января
2001 г.). Но, предполагая
эмоциональный перехлест
активистов Гринпис по поводу
"последнего предупреждения" в
адрес России, позвонил в Московское
бюро Организации Объединенных
Наций по вопросам образования,
науки и культуры, чтобы получить
объективную информацию из первых
уст, а не по компьютерной почте:
интонация говорящего тоже содержит
информацию, иногда более
объективную, чем произносимые
слова.

Господин
Вольфганг Ройтер, представитель
ЮНЕСКО в Российской Федерации,
сказал, что материалы сессии, о
которой сообщал Гринпис, поступили
в московский офис недавно.
Официального перевода на русский
язык у него еще нет. Но документы на
английском — лежат перед ним и,
конечно же, не содержат термина
"последнее предупреждение",
хотя…

Господин
Ройтер по-русски говорит совсем не
плохо. Мне довелось встречаться с
ним пару лет назад, вскоре после его
назначения на пост директора
Московского бюро ЮНЕСКО. Он
приезжал в Иркутск, чтобы вручить
области сертификат о включении
Байкала в Список объектов
всемирного природного наследия.
Даже в том давнем разговоре точнее
понять высказываемую мысль мне
помогали не только переводчики, но
и интонации его речи.

Вольфганг
Ройтер почти сразу вызвал доверие.
По-должности (думаю, что и
по-характеру) он очень
дипломатичен. И уже тогда мне
почему-то показалось, что
стремление сохранить Байкал у него
вызвано не столько… по крайней
мере — не только должностью, но и
душой.

Выслушав мои
вопросы, Вольфганг Ройтер сказал,
что "последнее
предупреждение" в адрес
российского правительства это, как
минимум, "Не дословный текст
документа".

— Другое
дело, что ноябрьская (2000 г.) сессия
Комитета всемирного наследия
ЮНЕСКО выразила… как это по-русски.
ОЗАБОЧЕННОСТЬ по некоторым
проблемам Байкала.

— Они (члены
Комитета всемирного наследия
ЮНЕСКО) сказали, что озабочены
продолжающимся загрязнением
Байкала по реке Селенге и
Байкальским целлюлозно-бумажным
комбинатом, а также задержкой в
разработке детального плана
перепрофилирования БЦБК. Они
озабочены тем, что применение
федерального закона об озере
Байкал является на сегодняшний
день недостаточно эффективным,
потому что закон это рамочный, до
сих пор не готовы все подзаконные
акты, необходимые для его
использования в полную силу. Особые
неясности в этой связи возникли
после ликвидации Госкомэкологии
РФ. Участники сессии выразили
озабоченность и в связи с
отсутствием объективной
ОФИЦИАЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ о
современном состоянии Байкала.

Отвлекусь
от телефонного разговора с
господином Ройтером, чтобы
пояснить, что упреки ЮНЕСКО в адрес
России по поводу недостаточного
количества официальной (слово
"официальной" он выделяет
интонационно) информации о
состоянии Байкала мне доводилось
слышать и раньше. Об этом есть смысл
поговорить подробнее, тем более,
что объективных причин для
возникновения этой проблемы, на мой
взгляд, не существует.

Образно
ситуацию с информацией о Байкале,
думаю, вполне можно сравнить с
уникальной живородящей
байкальской рыбкой голомянкой.
"Живьем" эту полупрозрачную
небольшую рыбешку видели, наверное,
лишь единицы наших читателей,
включая даже тех, кто постоянно
живет на берегу озера. Хотя по
биомассе, по общему весу в Байкале,
в сравнении с другими видами рыб,
именно голомянка держит первое
место. Ее в озере больше, чем омуля,
чем хариуса… В то же время
голомянка практически недоступна
для любительского и промышленного
лова. Секрет прост: все виды рыб
придерживаются определенных,
локальных мест обитания и путей
миграции. Ни одному рыбаку, думаю,
не придет в голову, к примеру,
блеснить щуку в открытой воде
посреди озера, а хариуса ловить в
прогретых мелководных заливчиках,
густо заросших водными растениями.
А вот голомянка рассредоточена
едва ли не по всей площади озера и
толще воды. Она не собирается в
крупные косяки, не рвется на нерест
по узким речкам. Она
"равнодушна" к наживке на
рыболовных крючках, не гоняется за
блеснами, а рыбацкие сети (в связи с
размерами рыбешки) для нее примерно
такая же преграда, как забор из
сетки рабицы для мух и шмелей.

Впрочем,
некоторые знатоки ведают где, когда
и как можно добыть голомянку.
Прошлой зимой я сам купил полный
полиэтиленовый пакет этой рыбы в г.
Байкальске, на рынке у торгового
центра.

Информация
о сегодняшнем состоянии Байкала
тоже есть и ее много. Другое дело,
что материалы научных исследований
рассредоточены по разным базам
данных многих институтов,
лабораторий и других "всяких
разных" организаций и в силу
этого недоступны большинству
людей. Убежден, что для любого
учреждения, организации, как и для
отдельного человека,
заинтересованного (подчеркну, не
праздно любопытствующего, а
объективно заинтересованного и
поэтому знающего, что конкретно ему
нужно и где "оно лежит") —
проблемы недостатка информации о
Байкале не существует.

ЮНЕСКО не
получает официальных данных о
современном состоянии озера вовсе
не потому, что этих данных не
существует, и уж тем более не
потому, что кто-то их скрывает. Все
проще. Выступив с инициативой
включения Байкала в Список
всемирного природного наследия,
Россия, как случается часто, не
довела дело до логического
завершения и никому не вменила в
обязанность обеспечивать ООН
официальной информацией о текущем
состоянии чуда-озера. Естественно,
что нишу, свободную от
профессионалов, заняли любители,
которые шлют в ЮНЕСКО информацию,
сообразуясь с собственным
пониманием объективности, с
собственной образованностью, а
порой и с личными или
корпоративными интересами, не
всегда совпадающими с интересами
Байкала.

Не получая
достаточного количества
официальной информации и не
удовлетворившись
"любительской", сессия
Комитета всемирного природного
наследия ЮНЕСКО решила… Нет, не
"направить инспекторскую
группу", как сказано в сообщении
Гринпис, а, по информации В. Ройтера,
— просить Россию пригласить в 2001
году на Байкал делегацию, чтобы на
месте рассмотреть вопрос о
необходимости и целесообразности
перевода Байкала в список объектов
всемирного наследия, находящихся в
опасности.

Рассказав о
сессии, В. Ройтер обещает прислать в
нашу газету переводы некоторых ее
документов, касающихся
непосредственно Байкала как
объекта всемирного природного
наследия. А я прошу его
отстраниться от высокой должности
и высказать личное, частное мнение
о проблемах Байкала.

— Я очень
интенсивно занимался последние два
года вопросами Байкала. —
Рассказывает Вольфганг Ройтер. —
Принимал участие в работе
Байкальской комиссии, которой
больше нету (в интонациях слышу
сожаление — Г.К). В принципе, ничего
добавить к тому, что уже рассказал,
не могу. Это было официальное
мнение, с которым совпадает и мое
личное. Мне кажется, что слишком
долго, уже больше 10 лет, мы ищем
решение вопроса по БЦБК. Думаю, что
было бы желательно чуть больше
последовательности, чтобы решить
этот вопрос так, как всем, конечно,
очень хочется. Тем более, что в
прошлом году, слава Богу, по
инициативе администрации
Иркутской области был разработан
план. Но и он потом где-то потерялся.
По крайней мере я не знаю где он, на
какой стадии работы, потому что
официальной информации не получал.
И, конечно же, чем дольше мы ждем,
тем более рискованной становится
ситуация. Это объективно — чем
сильнее затягивается принятие
ясного решения, тем больше
возрастает риск экологической
катастрофы.

Поясню, что
"план", о котором упомянул В.
Ройтер, это комплексная программа
перепрофилирования БЦБК и развития
г. Байкальска, разработанная
творческой группой доктора
экономических наук Ирины Думовой
под эгидой Иркутского научного
центра. В настоящее время документ
находится в Москве на
государственной экологической
экспертизе.

Совсем не
уверен, что расхожее мнение:
"Русский долго запрягает, но
быстро едет", знакомо Вольфгангу
Ройтеру. Но его частое употребление
фразы "Важно не задерживаться"
наводит на грустный вывод о том, что
привычка "запрягать долго"
превращается у нас едва ли не в
самоцель. Поэтому в возможность
последующей "быстрой езды" с
течением времени верится все
меньше. По отношению к
экологическим проблемам Байкала, в
частности и БЦБК, мы уже второе
десятилетие только и делаем, что
"запрягаем", без конца путаясь
в вожжах, супонях, постромках. Но с
места тронуться не можем. А, может
быть, и не собираемся?..

Новая
комплексная программа добавила
немного веры в возможность
сдвинуться с мертвой точки, но до
заключения экологической
экспертизы, а это произойдет,
пожалуй, не раньше апреля, прогнозы
строить бессмысленно.

Поддержав
мысль о том, что областная и местные
власти прибрежных территорий
переживают и заботятся о нашем
объекте всемирного природного
наследия больше, чем государство в
целом, В. Ройтер подчеркнул:

— Это
правильно и хорошо, что вы не
забываете о Байкале. Во всем мире
дело обстоит так. И политика ЮНЕСКО
направлена именно на то, чтобы для
сохранения объекта всемирного
наследия привлечь как можно больше
людей живущих на его территории.
Они могут сделать многое. Хотя
Байкал, это тоже надо понимать, —
вопрос не только местного
населения и даже не только России.

Информация,
поступающая в редакцию от Гринпис и
других больших и малых
общественных природоохранных
организаций, обычно имеет
негативную, критическую
направленность и часто изобилует
эмоциональными перехлестами,
частично искажающими реальное
положение дел, но, как мне кажется,
не это суть проблемы. Если
отбросить саморекламную шелуху,
что вдумчивому читателю сделать
несложно, останется горькая правда.
Так случилось и на этот раз. Да,
пусть сессия ЮНЕСКО не объявляла
России "последнего
предупреждения", пусть она не
направляет инспекторскую группу, а
только просит Россию принять свою
делегацию. Но суть вопроса остается
той, что обозначена Гринпис —
ЮНЕСКО не исключает возможности
перевода Байкала в список объектов
всемирного природного наследия,
находящихся в опасности. Если
подобное случится, нам всем должно
быть очень стыдно, потому что
данный факт будет означать
неспособность России сохранить
собственными силами всепланетное
чудо.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное