издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ресурс, а не отходы

Ресурс,
а не отходы

Генндаий
КОНДОБАЕВ,
вице-президент Иркутского
областного общественного движения
"Байкальский экологический
парламент".

Под занавес своей работы в
прошедшем сверхзнаковом году
Государственная Дума пакетно
приняла в первом чтении 3
федеральных закона, способных
принципиально изменить к лучшему
сложившуюся в атомной отрасли
экологическую ситуацию. Речь идет о
проектах Законов: о внесении
дополнения в статью 50 Закона РСФСР
"Об охране окружающей природной
среды", о внесении изменений и
дополнений в Федеральный закон
"Об использовании атомной
энергии и Федеральный закон "О
специальных экологических
программах реабилитации
радиационно-загрязненных регионов
Российской Федерации,
финансируемых за счет поступлений
от внешнеторговых операций с
облученным ядерным топливом
(ОЯТ)". Одним из соавторов пакета
федеральных законов является
депутат Госдумы от Иркутской
области (И.о. N 80) К.Б. Зайцев. Суть же
заключается в том, что принятие
законопроектов позволяет ввозить в
Россию зарубежное облученное
ядерное топливо (ОЯТ) на временное
хранение и переработку, включающую
в себя дообогащение по легкому
изотопу (U 235), с повторным
использованием его для своих и
зарубежных атомных электростанций
(АЭС), в том числе на лизинговой
основе.

Средства,
полученные в результате участия
российских предприятий на мировом
рынке обращения ОЯТ (а это
миллиарды долларов) законодательно
направляются на реализацию
специальных экологических
программ реабилитации
радиационно-загрязненных регионов
страны, утилизации выведенных из
эксплуатации радиационно-опасных
объектов, охраны окружающей
природной среды и здоровья
населения, проживающего в
радиационно неблагополучных
районах. Причем для гарантии
контроль за поступлением и целевым
использованием этих средств будет
осуществляться межведомственной
комиссией, назначаемой
Правительством по согласованию с
Федеральным собранием Российской
Федерации.

Это решение
высшего законодательного органа
страны вызвало неоднозначную
реакцию в обществе и средствах
массовой информации. Вновь
заговорили о превращении России в
международную "ядерную
свалку".

Отработав в
атомной промышленности более 30 лет,
не понаслышке знаю результаты и
последствия полувекового освоения
атомной энергии в военных и мирных
целях, а также клубок отложенных
проблем, которые уже нельзя не
решать. И делать это надо гласно, на
законном основании. Будучи
народным депутатом России созыва
1990—1995 гг., в составе рабочей группы
я принимал непосредственное
участие в разработке Закона "Об
охране окружающей среды",
введенного в действие 19 декабря 1991
года, в который вносится, к счастью,
первое за 10 лет дополнение.
Принятие этого безусловно
приоритетного закона сыграло
исключительно положительную роль в
создании законодательной базы
демократической России.

Причина
столь пристального внимания к
предлагаемым поправкам
федерального закона — это опасение
общества, что через изменения и
дополнения этот в целом
прогрессивный закон будет
"улучшаться" в обратном,
антигуманном, направлении, как
нередко это у нас случается, в
интересах и под давлением
корпоративных групп. Сам я сейчас
не преследую ведомственные
интересы Минатома. Более того,
следуя основным целям нашего
общественного экологического
объединения, на первый план ставлю
интересы общества и рядовых его
граждан, безвинно пострадавших от
бесконтрольного со стороны
общества использования атомной
энергии в советский период. Да,
атомная бомба была нужна. Это
признавал и великий гуманист XX
столетия, один из разработчиков
ядерного оружия А. Д. Сахаров.
Делали бомбу любой ценой, невзирая
на здоровье людей, тем более, на
природу. Вот только результат
получился грустный. Нашей стране
вовсе не грозит превращение в
международную "ядерную
свалку". Мы ее сделали сами,
собственными руками во времена
гонки ядерных вооружений.
Проведено 599 испытаний ядерного
оружия на Семипалатинском и
Северном (о. Новая Земля) полигонах
и около 90 подземных ядерных взрывов
в так называемых "мирных
целях" (два из них в Иркутской
области). На радиохимических
заводах в Красноярском крае,
Челябинской и Томской областях
накоплено отходов общей
активностью свыше 2 млрд кюри. Чтобы
было понятнее — это около 50
Чернобылей. Отработав ресурсный
срок, ждут утилизации более 170
атомных подвозных лодок, причем
более половины стоят с
невыгруженным ОЯТ. Выведены из
эксплуатации и ждут разборки
атомные реакторы на Белоярской и
Нововоронежской АЭС, а на подходе
блоки других российских атомных
станций. Не разобраны и не
утилизированы километровые
газодиффузионные корпуса станций.

И это далеко
не все проблемы, доставшиеся России
по наследству от СССР, которые
незамедлительно надо решать. А для
этого нужны масштабные финансовые
средства, валюта, которых в
государственной казне и так не
хватает. Здесь важно пояснить, что
необходимость создания мощностей
по обращению с радиоактивные
отходами РАО совсем не зависит от
того, будет в дальней перспективе
развиваться отечественная атомная
энергетика или нет. РАО,
накопленные за 50 лет активной
ядерной деятельности, должны быть
надежно изолированы от окружающей
среды в специальных хранилищах и
могильниках, что позволит
гарантировать радиационную
безопасность для будущих
поколений. И мы не одни оказались в
такой ситуации. Например, более
благополучные США планируют
израсходовать более 100 млрд.
долларов на решение аналогичных
проблем. Таковы реальности, с
которыми столкнулось мировое
сообщество на исходе XX — начале XXI
веков.

Если
спуститься на грешную землю и
трезво оценить проблему, то в
отсутствие бюджетного
финансирования (а это очевидно) ее
можно решить единственным способом
— привлечение крупномасштабных
связанных инвестиций. Как
утверждает академик Е. Велихов,
предоставление Россией услуг
зарубежным партнерам по
переработке и временному хранению
ОЯТ позволит получить достаточные
средства для решения
внутрироссийских проблем с РАО и
ОЯТ на самом высоком в мире
научно-технологическом уровне.

По
заключению авторитетных
международных экспертов в XXI веке
атомная энергетика будет активно
развиваться на качественно новом,
безопасном уровне. И это позволит
не только сохранить
высококвалифицированных
специалистов-атомщиков, но и
привлечь талантливую молодежь,
которой и предстоит "передать
эстафету". Стагнация же в
наукоемкой ядерной отрасли не
только экономически ущербна для
народного хозяйства, но и
экологически опасна, так как
приведет к оттоку
квалифицированных кадров и потере
в связи с этим наработанных
передовых технологий. Проблемы же
РАО и ОЯТ все равно придется решать,
и решать самим. Здесь важно
понимать, что ОЯТ, как наше, так и
зарубежное, не является отходами и
не подлежит захоронению. В
соответствии с принятой в России
концепцией замкнутого топливного
цикла АЭС 95% состава ОЯТ может быть
рециклировано и возвращено в
производство электроэнергии.
Другими словами, ОЯТ — это не
отходы, а сырьевой ресурс, возможно,
не настоящего, а будущего.

Что касается
запрета на ввоз в целях хранения
или захоронения радиоактивных
отходов из других государств, то он
по-прежнему остается абсолютным.
Статья 50 Федерального закона "Об
охране окружающей природной
среды" лишь дополняется
отдельным пунктом в части
разрешения ввоза ОЯТ на временное
хранение и (или) переработку. И
здесь обязательные условия:
проведение государственной
экологической экспертизы условий
обращения с ввозимыми материалами
и, что особенно важно и даже
несколько неожиданно для
неспециалистов, должно быть
обосновано общее снижение
радиационного риска и повышение
экологической безопасности в
результате реализации каждого
отдельного проекта. Словом, ввоз
ОЯТ на хранение и (или) переработку
и заработает валюту для решения
собственных значительно более
опасных экологических проблем.

Предварительные
технико-экономические
исследования показали, что в
течение ближайших 10-20 лет в Россию
может быть ввезено для временного
хранения и (или) переработки до 20
тыс. тонн ОЯТ, а доход за 10 лет может
составить до 20 млрд. долларов США.
При этом на экологические
программы, нужды здравоохранения
регионов и отчисления в бюджеты
всех уровней может быть направлено
до 10 млрд. долларов. Для сравнения: в
бюджете 2001 года все дотации и
субвенции 39 закрытым
административным образованиям
оборонного значения, где в основном
работают с ядерными материалами,
составляют 400 млн. долларов. На
здравоохранение страны отпущено 650
млн. долларов, а на все Министерство
промышленности, науки и технологий
230 млн. долларов. Вот такие
вскрываются масштабные целевые
инвестиции. Так что же остается
делать? Убежден, надо окончательно
принимать пакет вышеприведенных
трех федеральных законов и, не
откладывая, начинать работать на
экологию, для людей,
"вырастивших" атомную
промышленность и проблемы, с нею
связанные.

Конечно, не
может не возникнуть вопрос. А не
своруют ли деньги в очередной раз,
направив финансовые потоки,
вырученные за хранение и
переработку ОЯТ, в какие-нибудь
оффшоры?

Вряд ли,
велика опасность, ведь финансовые
потоки находятся под контролем
специального федерального закона и
правительственного органе, что у
нас в стране нечасто бывает.

ОЯТ не
хлебобулочные изделия, и здесь
должны быть исключены аварийные
ситуации при их транспортировке и
хранении, что обеспечивается
наличием надежного
спецоборудования. Специалисты
оценивают риск радиационной
опасности в целом на много порядков
меньше риска, связанного с вредными
химическими веществами, а влияние
радиации на природу и человека
исследовано лучше, чем влияние
химических веществ.

Возникает
еще один вопрос, связанный с
экологической политикой нового
российского правительства. В
прошлом году упразднены как
самостоятельные федеральные
контролирующие органы —
Госкомэкологии и Рослесхоз. Чтобы
не допустить экологического
произвола в стране, общественные
экологические организации России
собрали около 2,5 млн. подписей за
проведение референдума по трем
вопросамю. Кроме вопросов, нужно ли
восстанавливать Госкомэкологии и
Рослесхоз, стоит и вопрос ввоза из
других государств на территорию
России радиоактивных материалов на
хранение, захоронение или
переработку. И здесь
общественности ни в коем случае не
следует смешивать два разных
понятия. РАО ввозить нельзя. ОЯТ —
это сырьевой ресурс, при обращении
с которыми Россия будет
зарабатывать валюту, чтобы
покончить со своими РАО.

Пока ЦИК
(Центральная избирательная
комиссия) умудрилась забраковать
более 600 тысяч подписей, пытаясь
сорвать референдум, но правда
совсем по другой причине. Вряд ли
это у них получится. Решение примет
суд.

И последнее,
государственная власть в России и
ведомства, ее представляющие не
научились вести равноправный
диалог с общественными
неправительственными
организациями. Скорее всего, это не
их вина, а пережитки тоталитарного
советского прошлого. Спасает такую
власть неспособность общества к
гражданской самоорганизации
собственной жизни. Держать власть
под постоянным контролем — это
прямая обязанность граждан, но при
этом надо понимать реальные
трудности возникающие при решении
особо сложных технологических
проблем, и предлагать
конструктивные решения и возможные
компромиссы. Использование
наукоемких отечественных
технологий для зарубежного ОЯТ и
целевое инвестирование
заработанных средств для решения
накопившихся внутрироссийских
проблем, связанных с длительным
использованием атомной энергии в
военных и мирных целях, должно
найти понимание в обществе. Только
для этого людям нужно доверять,
терпеливо, находя верные слова. А
это уже прямые обязанности власть
имущих.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер