издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Волшебный ларец" Владимира Привалова

"Волшебный
ларец" Владимира Привалова

Наталья
ДЬЯЧЕНКО, нешт. корреспондент

"Жизнь —
театр, а люди в ней актеры". За
внешней иронией этих слов сокрыта
некая сакраментальность. Только ли
для зрелищных удовольствий мы на
время забываем в театре свои
пожизненные роли, а актеры надевают
маски? Спросим лучше профессионала.

— Самые
замечательные для меня мгновения, —
говорит артист Иркутского ТЮЗа
Владимир Привалов, — это достижение
полного энергетического слияния со
зрительным залом, когда актеры и
зрители вместе находят ответы на
непростые вопросы бытия. В этот
момент я чувствую, что театр — моя
жизнь, актерство — человеческая
сущность". Владимир любит театр
со сцены, так как природой в нем
заложена непреодолимая страсть
зажигать в зрителе азартный поиск
истины.

За более чем
двадцатилетний стаж работы в ТЮЗе
Владимир Привалов накопил воистину
"волшебный ларец" мастерства.
Его самобытный талант раскрылся в
сотне сыгранных ролей. Имея
прекрасные внешние данные, он долго
играл рыцарей, добрых молодцев… Но
еще в Иркутском театральном
училище его наставник Борис
Преображенский говорил: "Быть
тебе характерным актером".
Предсказание сбылось.
Саркастичный, остроумный Меркуцио
в спектакле "Ромео и
Джульетта" открыл в Привалове
призвание к острохарактерным
ролям. Вампиловские герои —
противоречивые Бусыгин, Сильва,
Фролов — укрепили в нем интерес к
гротеску.

Сегодня
Владимир Привалов настоящий мастер
парадокса на сцене, яркой
фантасмагории и феерического
перелива чувств. Его актерский
инструментарий выверен и отточен:
красивый, широкого диапазона голос,
органичная, мягкая пластика, а
главное — неисчерпаемая творческая
фантазия, доходящая в трактовке
ролей до буффонады. Эксцентричную
манеру игры Привалов ограничивает
хорошим вкусом, добродушной
иронией.

Владимир, по
мнению заядлых театралов,
блестящий исполнитель эпизодов и
ролей второго плана. Создаваемые им
образы часто несут особую
смысловую нагрузку, вступая как бы
в соперничество с целой командой
главных героев. В эпизодической
роли майора-штабиста в спектакле Б.
Васильева "А зори здесь тихие…
актер удачно найденными
интонациями голоса рисует судьбу
растерявшегося, отчаявшегося
человека. Его минутное появление на
сцене словно символизирует
трагический перелом событий. В
пьесе Фугарда "Здесь живут
люди" герой Привалова Шорти два
действия красноречиво молчит,
пытаясь добрым простодушием
притушить агрессию основных
героев. В спектакле "Укрощение
строптивой" У. Шекспира, исполняя
роль глупого старого жениха Гремио,
актер не жалеет комических и
сатирических красок. Когда же герой
терпит фиаско от своих же козней и
интриг он вызывает жалость и
сострадание, "ибо не ведал, что
творил".

Главный
режиссер театра Виктор Токарев
отмечает, что Привалову часто
доверяют самостоятельно
режиссировать свои роли. Он
обладает удивительным качеством не
нарушать при этом его стиля
постановки. Примером
самостоятельности творчества
является роль жизнерадостного,
мудрого Ильи в пьесе "Последний
срок" по В. Распутину. Очень
интересен Ганнибал в спектакле
"Странная миссис Сэвидж" Д.
Патрика. Герой Привалова
заставляет зрителей домысливать:
может, Ганнибал и не сумасшедший, а
сбежал в лечебницу от безумного
мира.

Творческую
палитру актера отличает
разнообразие оттенков, полутонов,
ярких праздничных красок, которые
особенно выразительны в детских
спектаклях. Эти спектакли он
считает прекрасным тренингом и
испытанием для актера.
"Злодеи" и "глупцы" в
детских пьесах исполняются им с
мягким юмором. Он считает, что
герои, даже отрицательные не должны
нарушать безмятежной веры юных
зрителей в победу добрых сил. Его
Карабас Барабас — не столько
злодей, сколько хитрый пройдоха,
любящий получать удовольствие за
чужой счет.

Владимир
Привалов — из тех артистов, на чьих
плечах держится основной репертуар
ТЮЗа и бешеный ритм дневных и
вечерних спектаклей. Его
способность выносить немалые
нагрузки, профессиональная
надежность, ответственность
вызывают уважение коллег.

Раскованный,
импульсивный на сцене, Владимир
очень сдержан в жизни, не умеет и не
желает хоть как-то выделяться. Но
когда говорит о деле, о творчестве —
загорается и как бы раскрывается
душой. Не охотник перемены мест, он
прикипает к людям, верен дружбе.

Коллегам
нравятся его стихи, талантливо
сделанные капустники,
моноспектакли, бенефисные
сценарии. Прекрасный декламатор, он
побеждает на межтеатральных и
литературных конкурсах. Авторитеты
для Владимира в жизни и в
творчестве — Пушкин и Достоевский.
По-доброму консервативный в
повседневности Привалов
необыкновенно смелый
экспериментатор на сцене. Это еще
один парадокс его натуры, за
которым видится ожидание новых
творческих сюрпризов.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное