издательская группа
Восточно-Сибирская правда

И появился в Усть-Илимске театр

И
появился в Усть-Илимске театр

В 2000 году народный театр
Усть-Илимска получил статус
муниципального. Событие это
знаменательно, оно означает, что
заботу о нем и финансовое
обеспечение взял на себя город.

Мы помним,
как в соседнем Братске
организовывался театр: одно за
другим следовали постановления
иркутских и московских
организаций, управляющих
культурой, создавалась специальная
строка в бюджете, по всей стране
подыскивались актеры. Городу был
нужен театр, и заботу об его
учреждении взяло на себя
государство.

Усть-Илимску
сегодня тоже нужен театр. Как без
живого источника вдохновения,
говоря вслед за Гоголем —
"кафедры, с которой можно сказать
много добра", можно жить в городе,
оторванном от центральных
магистралей развития культуры и
искусства? Как помогать
согражданам сделать свой досуг
духовно богаче? Наверное, все эти
вопросы были бы праздными, если бы в
городе не жили энтузиасты и главное
— выпускник Московского
театрального училища имени Щукина
Евгений Пиндюрин, стараниями
которого создан театр.

Этому
знаменательному событию
предшествовал двадцатилетний путь
творчества, полный самых разных,
порой чрезвычайных событий.

— Заканчивая
десятый класс, я даже
приблизительно не представлял, чем
буду заниматься, — рассказывает
Евгений Алексеевич. — Однажды в
коридоре школы я встретил большого
рыжего человека — режиссера
драматического кружка. Подошел,
спросил, можно ли записаться.

— Конечно, —
услышал в ответ.

Так судьба
связала меня с Василием Гуляевым.
Это был неуемный человек, страстный
созидатель театра. В конце 70-х —
начале 80-х годов Гуляев создал в
Усть-Илимске коллектив, который в
те времена называли диссидентским.
Простые спектакли по пьесам
советских драматургов
официальными властями принимались
со скандалами.


Вспоминается нашумевшая история
выпуска спектакля, посвященного
памяти Владимира Высоцкого. О ней,
по-моему, знали не только в
Иркутске, но и в Москве.

— Прошел год
после смерти поэта. Собрав его
стихи и песни, мы приготовили
шестичасовой рассказ о его судьбе.
Надо заметить, что идеология страны
к тому времени настолько отупела,
что любой праздник свободного
слова принимался за диверсию. Актом
непослушания сочли и нашу работу.
Предчувствуя запрет в ночь перед
выпуском мы просто не уходили из
дворца. Но когда утром стали
ставить декорации, на сцену вдруг
опустился противопожарный занавес.

Мы вышли на
улицу. Спектакль играли прямо
здесь, в тройном кольце
милиционеров, пожарных и военных.
"Нормальным" зрителям
пришлось пробираться к площади
всеми правдами и неправдами.
Удивительным в этой истории было
другое: охраняющие нас люди, сами не
замечая того, стали сочувствующими
зрителями и аплодировали так же
горячо, как и остальные.

— После
отъезда Гуляева из Усть-Илимска как
складывалась ваша судьба?

— К тому
времени я уже учился режиссуре.
Уезжал — приезжал. Об официальной
работе по созданию театра и речи
быть не могло. Заведующая отделом
культуры прямо заявила: "Мы по
разные стороны баррикад".

Начал
работать сторожем в детском садике.
Как-то зашел в первое попавшееся
общежитие и сказал: "Давайте
попробуем создать театр. Навредить
не навредим, а хорошее дело можем
сделать".

Дальше нашу
творческую жизнь я не представляю
без Татьяны Геннадьевны
Сафиулиной. Когда мы создавали свои
первые спектакли, она нас
пристроила в Дом культуры
"Ровесник", где была
директором, а потом перевела в
"Дружбу".

— Значит,
вашему театру пятнадцать лет?

— И да, и нет.
Мы, как в лабораторном опыте,
повторили заключение, сделанное
когда-то Немировичем-Данченко,
предсказавшим, что созидательная
творческая жизнь театра
продолжается не более семи лет. До
конца 90-х годов мы работали дружно и
непринужденно. Потом наступил
кризис.

— Как вы
это почувствовали? У вас же был
коллектив, зрители, которые
разделяли ваши творческие
устремления. Что мешало работать в
режиме, традиционно установленном?

— Мешало.
Уровень самодеятельности мы
прошли, развиваться дальше не
позволяли рамки, установленные
любительством. Ребятам надо было
выбирать, оставаться ли с театром,
целиком посвящая себя режиму его
работы, или уходить из него.
Однажды, расставаясь на летние
каникулы, я сказал, что осенью могут
приходить только те, кто хочет
серьезно связать свою судьбу с
искусством.

— Это
заявление было для вас
судьбоносным. Как можно оставить
привычную работу и в никуда, "в
омут головой" — начать создавать
дело, очень непривычное для города?

— Да, лето
было не из веселых. Со страхом ждал
осени — придут ли? Пришло три
человека, я был четвертым.
Юридически зарегистрировавшись,
начали работать в режиме
репертуарного театра. Кроме
спектаклей для взрослых, ставили
сказки для детей, пробуя себя в
жанре игрового и кукольного
театров. Труппа постепенно
пополнялась.


Помнится, это было время массовых
невыплат зарплаты, повальной
депрессии. Людям не до театра было.
Но выжили?

— В общем-то
нет. Расходы на постановки
настолько превышали доходы, что при
создании даже самого "бедного"
театра на декорации и костюмы денег
не хватало. На помощь вновь пришла
Татьяна Геннадьевна Сафиулина,
ставшая к тому времени начальником
управления культуры. Все эти годы
она поддерживала нас, хлопотала о
присвоении звания муниципального
коллектива. Но возникла другая
проблема — уровень мастерства
актеров не соответствовал
полученному статусу. И мы вновь
решились на смелый поступок —
попросили педагогов театрального
училища открыть для нас заочное
отделение. Поступали осенью, в
январе ребята сдали первую сессию.

— Вы
довольны результатом?

— Им сложно.
Приходится забывать наработанное и
многому учиться заново. Но мы верим
в успех, трудности научились
преодолевать.

У
муниципального драматического
театра Усть-Илимска сегодня есть
дом, актеры, которые учатся
мастерству, ставят спектакли для
детей и взрослых. У коллектива есть
страстное желание работать, а
значит — быть интересным зрителю.

Беседу
вела
Светлана ЖАРТУН.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное