издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Вся его жизнь -- игра

Вся его
жизнь — игра

По вечерам, когда динамичный
режим трудового дня стихает,
Владимир Иванович устраивается с
книжкой в руках в старом отцовском
кресле. Из его уютных объятий то и
дело выталкивают телефонные
звонки: на том конце провода —
трогательные детские голоса.
Названивают юные новобранцы
баскетбольного клуба
"Строитель". Мальчишкам в
тягость прожить от тренировки до
тренировки, не слыша ободряющего
баритона своего учителя и кумира.

— Влюбились в
меня наглухо, — улыбаясь,
констатирует Чумаков.

… Когда-то и
сам он, таким же вот городским
парнишкой, влюбился горячо и
бесповоротно в баскетбол —
захватывающую и стремительную
игру, не обещавшую снисхождений к
его невысокому росту. Баскетболом
тогда "болела" вся
подростковая округа. И трое братьев
Чумаковых (Владимир — самый
младший) были типичными жертвами
спортивной эпидемии.

— Мы сами
мастерили фанерные щиты в ограде.
Гена, помню, искалывал все руки,
штопая старые баскетбольные мячи, —
вспоминает Владимир Иванович. — А
сетки на кольца мы, не поверишь,
делали из авосек! Как только не
исхитрялись, чтобы играть!

А играть
хотелось, пусть и залатанным мячом,
но красиво, грамотно, всерьез… И
братья, все втроем, записались в
единственную юношескую
баскетбольную секцию города во
Дворце пионеров. Руководил ею
замечательный тренер, "кладезь
баскетбольных премудростей"
Борис Романович Прокопенко.

— Знаешь, ты,
пожалуй, не нашел бы его
артистичным и обаятельным. Внешне —
замкнутый человек, молчун такой. Но
у него был удивительный тренерский
талант — дар селекционера: Борис
Романович всегда безошибочно
угадывал, кто из пришедших к нему
пацанов скажет в спорте свое
неповторимое слово, кто вырастет в
настоящего игрока. Такие не были
любимчиками, скорее, наоборот, из
них-то, что называется, и выжимались
все соки… Лучшему защитнику
почему-то всегда присваивался
пятнадцатый номер. На моей памяти в
командах Прокопенко таких,
пятнадцатых, было четверо.

— Как
доблестных мушкетеров у Дюма?

— Ну, если
хочешь. Во всяком случае, троим из
них молодечества было не занимать.
Валера Денисов — потрясающий
баскетболист. Сейчас он в Калуге. Он
просто живое подтверждение того,
что в баскетбол играть нужно прежде
всего "тыквой". Ни руки, ни
ноги, ни игручий темперамент здесь
не заменят головы: быстроты
реакции, тактического мышления,
чутья партнеров. Валера всегда
"читал" ситуацию на поле "с
листа", мгновенно принимал
адекватные решения. Он отдавал
передачу на звук, на взгляд, на
вибрацию, бегущую по позвоночнику,
на мысленный или волевой импульс…
Идеально чувствовал команду. Мне
посчастливилось учиться у него в
Хабаровском институте физкультуры.
А в одну группу к Прокопенко вместе
с ним ходил мой брат Валерий, они и в
одной школе учились — в
одиннадцатой. Вторым
"пятнадцатым" был Валера
Яковлев, четвертым — Володя
Землянухин.

— А
третьим?

— Ваш
покорный слуга.

— На кого
вы тогда равнялись, в пору своего
профессионального роста?

— Да уж было
на кого. В команде "Спартак"
под руководством Алексея Васенина
играли Вадим Зарокин, Виктор
Шувалов, Иван Гуров. Если ты
болельщик со стажем — эти имена
тебе многое должны говорить. Много
дал мне как будущему профессионалу
тренер команды "Буревестник"
мединститута, где я тогда учился и
играл, Авенир Викторович Бормашев.

Тогда-то и
родилась идея вывести иркутский
баскетбол за рамки студенческих
спартакиад, проявить весь
накопленный прибайкальской школой
потенциал. Вдохновлял эту идею
Герольд Алесандрович Константинов,
председатель облспорткомитета.
Организационно приняли ее "на
крыло" Александр Сергеевич
Шустиков в жилищно-строительном
комбинате и Алексей Николаевич
Мацуль в Главвостоксибстрое.

— А
главным тренером стали вы. Так
родился легендарный иркутский
"Строитель", собиравший сотни
и тысячи болельщиков?

— Так родился
"Строитель". Команда, которой
удалось пробиться от класса
"Б" России до высшей лиги СССР.


Команда, о которой бывалые
болельщики могут говорить часами.
… История "Строителя"
достойна, я думаю, ни одного
толстого тома. Но сегодня для
газетного читателя — самые
незабываемые эпизоды. Начнем с
драматичного. Был такой в вашей
тренерской карьере?

— А как же? В
любой "карьере" за одного
битого двух небитых дают. Вот и я
однажды так был "побит", что на
всю жизнь "зарубил".

Играли дома,
в иркутском Дворце спорта. С
блестящей командой из
Владивостока.

— Так,
вспоминаю, это был или 79-й, или 80-й
год?

— Да, в это
время, точнее не припомню. Ситуация
была жесткая: и нам, и им нужна
только победа. Взарез! И "за ценой
не постоим". Причем объективно
приморская команда сильнее нашей,
техничнее, сыгранней. И все-таки…
Представь: пять секунд до
финального свистка. Ну, кажется,
победа в кармане.

— Уже
сияет наливным яблочком на золотом
блюдечке?

— Вот
именно… Владивосток берет
минутный тайм-аут. Мы ликуем,
целуемся, уже опьяненные ароматом
"ощипанных" лавров… Я даю
ребятам "дислокационку": кто
из них вбрасывает, а кто — помню,
выбрал Толю Соллогуба — должен
будет продержать мяч эти последние
пять секунд. Ему это под силу. И вот
свисток, все на поле приходит в
движение… Горячка в висках — я тебе
не передам…


"Есть только миг между прошлым и
будущим"…

— Точно! И в
этот миг, представь себе, самый
"корявый" игрок у приморцев,
как сейчас помню, по фамилии
Макаров, выбивает у Соллогуба мяч…
Макаров, который на тренировке не
мог с полутора метров попасть в
кольцо… Отшвыривает его от своих
ворот за плечо, не глядя куда. И…
мяч, ударившись в бортик поля,
рикошетит прямо в наше кольцо —
словно приговоренный. В зале —
ошеломленный стон, многие
болельщики встали, замерев от
неожиданности. Я стою в каком-то
оцепенении, с болью осознавая, что
мы проиграли… Проиграли, черт
побери, только потому, что
расслабились. Что рано "слюнки
пустили" на еще не сорванный плод
победы. Какой это был урок! До трех
часов ночи я осмысливал его в
опустевшем зале Дворца спорта.
Навсегда запомнил: до последней
доли секунды надо играть на пределе
сил.

— Ну, а
выигрывать на пределе сил
приходилось?

— Не раз.
Помню Спартакиаду народов России.
Зона Сибири играет в Новосибирске.
Хозяевам поля выгодно, чтобы в
финал вместе с нею вышли омичи — по
праву самая сильная команда
турнира. А нам надо их переиграть.
Как это сделать? Нужно освоить
"язык" противника, ощутить
пульс его кровотока, ритм его
движения, нерв темперамента. Надо
сотни раз твердой рукой пройтись по
прописям его профессионального
почерка, войти в его манеру
атаковать и обороняться. Это —
технология. Она всегда требует
репетиционной "рутины". Это
как учить гаммы и этюды в
музыкальной школе. Скучно, нудно,
дотошно. А тем не менее свободу
кисти на клавишах обеспечивает.

— Вот
сейчас видно, что вас до баскетбола
родители "блокировали" в
музыкальной школе…

— Было дело.
Исполнителя, правда, из меня не
получилось. Но слушатель —
благодарный и впечатлительный —
стоящей музыки из меня все-таки
вырос.

— И все
же, как вы "разыграли" вашу
партитуру с Омском?

— У них был
виртуозный номер четвертый Евгений
Ощепко (который потом десяток лет
отыграл у меня), а к нему в
"комплект" — трое великолепных
полевых игроков. Алгоритм
поведения на поле у них уже был
прорисован. И я этим
воспользовался. Придумал варианты
атаки по манере Омска. Изо дня в
день целых два месяца шлифовал все
грани этого тактического
орнамента. Ребятам, профессионалам
высокого уровня, скучно было. Все
выли на тренировках: сколько, мол,
можно одно и то же в нехитрых
вариациях "жевать"? А я, как
сатрап, как произвольщик ярый,
заставлял повторять все возможные
комбинации омской баталии. Зато,
когда схлестнулись с омичами в
битве, — грохнули их без звука. Все
уже было как по нотам
"расписано". Сильная команда
видела: все ее "ходы" и
"выверты" просчитаны "на
берегу". Одного нельзя было
"просчитать" и отрепетировать:
игры Ощепко. Он действительно
уникальный спортсмен. Но… один в
поле не воин. Обыграли мы омичей.

— Вы
много раз играли за границей…

— Стоп! Много
раз. И все это знают. Но ничего
особенно судьбоносного я оттуда не
привез. Я всегда знал: главное для
нас — это наша планка в чемпионате
Отечества. И сегодня надо
ориентироваться на детские
спортивные школы. Не на элиту
спорта. Она, как это ни болезненно,
"меняет кожу". Уходит время,
уходят кадры, уходят почерк, опыт,
стиль. Горько, нет спору. Но ведь не
все угасает. Главное-то — кураж
российского спортсмена — остается.
Спортсмена, которого воспитали не
за тонны "зеленых" жирующие
импортные клубы и ассоциации.
Спортсмена, готового переломать
свои кости, перекипятить свою
кровь, переплавить свои нервы… не
за победу даже — за честь и славу
российского флага. Такого на
западном конвейере, я думаю, долго
еще не сделают. А мы, надеюсь, еще
умеем. Можем, смеем, знаем — как.

В конце
прошлого тысячелетия Владимиру
Чумакову исполнилось 55 лет.
Тридцать лет он возглавлял команды
"ДСК", "Строитель",
"Ермак". Стал пятикратным
обладателем Кубка СССР, воспитал 37
мастеров спорта по баскетболу.

После
тяжелых травм, после
многочисленных операций он
вернулся к любимому делу. Вновь
окунулся в кипучий омут тренерства.
В спорткомплексе "Вымпел" юных
спортсменов и любителей постарше
встречает человек, который дает им
здоровье, радость раскованного
движения, чувство свободной игры.
Две пятерки "поставила" ему
жизнь. Третью подарили ученики,
соперники, болельщики. Матч своей
жизни назвать он так и не смог.
Каждая встреча с противником была
дорога, интересна, значима. И чем
ярче был противник тем живее и
острее впечатления. Дай Бог ему
сыграть главный матч его жизни,
который еще впереди. Пусть он
сыграет виртуозно, искрометно,
незабываемо. А мы поклонимся.
Болельщики, почитатели, земляки.
Тренеру высшей категории.
Спортсмену от судьбы.

Вадим
РАКИТИН,
болельщик.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное