издательская группа
Восточно-Сибирская правда

И скучно, и грустно...


И скучно, и грустно…


Арнольд БЕРКОВИЧ


Юбилейный сезон Иркутского академического драматического театра насыщен новыми театральными постановками. Преимущественно они представлены иркутянам в работах приглашенных и достаточно известных режиссеров страны. Для театра это, безусловно, хорошо, так как актеры имеют возможность окунуться в новую манеру постановки, пройти новый этап сценической школы. Меня же в этой смене режиссеров радует то, что все они исповедуют основы классического драматического искусства и укрепляют в глазах зрителей незыблемость театральных традиций.


В прошедшем перечне спектаклей новая премьера театра имеет особое значение — она сугубо местная. Режиссер засл. арт. России Геннадий Гущин предпочел дать своему спектаклю (пьеса называется «Сильвия») весьма своеобразное название: «Сидеть! Лежать! Любить!». Неискушенный зритель, увидев это на афише, бог знает что подумает. А пьеса-то о житейском. О любви к собаке, о семейном счастье. Беда, правда, в том, что герой пьесы Грег, полюбив собаку, доводит свои чувства к животному до гипертрофии, до психической патологии, что ставит его семейное благополучие под сомнение. Что же, в жизни так бывает. Мы черствеем в своей повседневности, и напомнить зрителю о необходимости примата любви и нежности — задача благородная. С этой точки зрения появление пьесы драматурга А.Р. Герни можно только приветствовать.


Режиссером пьеса обозначена как романтическая комедия и, согласно выбранному направлению, должна представить нам столкновение сильных характеров, поэтику возвышенного, пусть гиперболизированного, но непременно возвышенного. Однако спектакль поставлен совершенно в другом плане — в стиле психологической драмы. И это, мне кажется, первое и основное, что помешало успеху постановки. Согласно этой концепции, засл. артисты России Александр Булдаков и Елена Мазуренко всерьез стремятся разыграть семейную драму. И если А. Булдаков пытается как-то чувственно разнообразить ситуации, то Е. Мазуренко однообразна, бесчувственна и монотонна до невозможности. Уже в первом акте, который и закладывает основы семейной драмы, с первых эпизодов становится ясным смысл характеров, итог спектакля. И поскольку он идет без эмоциональных всплесков, то быстро и однозначно погружает зрителя в скуку. И только появление актера Игоря Чирвы в образе пса Боцмана вносит в спектакль радостное оживление, потому что в своей бессловесной роли И. Чирва сумел передать и характер, и собачий романтизм. Это, безусловно, единственная значимая работа в новом спектакле.


Я абсолютно уверен в том, что если бы постановщик и актеры разыграли сюжет пьесы с оттенком легкой (я бы даже сказал — изящной) иронии, эдакого итальянского реализма, все происходящее было бы более притягательно, и мораль спектакля от этого только бы выиграла. А так, если первый танец героев (балетмейстер Анна Куликова) можно понять как раздвоение личности Грега, то финальный выглядит как кощунственная танцевальная тризна по умершей Сильвии, хотя, как я понимаю, он должен означать торжество семейного благополучия.


Сложная роль досталась Милене Гуровой, которая играет собаку Сильвию. Я не могу упрекнуть ее в неискренности, ибо актриса стремится честно воплотить трагедию животного, попавшего меж двух огней — разного отношения к ней супружеской пары. Но если это все-таки трагедия, то тогда хотелось бы большей глубины в сценической собачьей исповеди. Если же комедия, то пусть это будет хотя бы в штрихах, в деталях. Потому более убедительными и привлекательными стали сцены Сильвии и Боцмана, хотя они и проходят на втором плане.


Поскольку нет четкого определения жанра спектакля, по сути инородными выглядят и Филлис (акт. Марина Елина), и особенно Лесли (акт. Ольга Шмидгаль). Сомнителен и финал спектакля, потому что процесс прозрения Кэйт проходит где-то за кулисами — а всем предыдущим действием счастливый конец не мотивирован.


Не удался спектакль, и это обидно. Наверное, могло быть иначе, если бы в течение работы над ним он отсматривался художественным советом театра. Но такового в театре уже многие годы нет. Возможно, многие претензии бы снялись, если бы в спектакле было два-три состава. Но и это в последние годы в театре практикуется крайне редко. И еще. В Иркутске есть театральные критики, профессионально подготовленные люди, много и давно занимающиеся проблемами театральной деятельности. Может быть, есть смысл приглашать их не за сутки до премьеры, а на первую генеральную, где можно было бы по-дружески обговорить плюсы и минусы будущего спектакля? Потому что мы все готовы сколько нужно «Сидеть!», даже, если необходимо, «Лежать!» в театре, потому что нас всех не надо уговаривать «Любить!» театр.

При перепечатке ссылка на "Восточно-Сибирскую ПРАВДУ" обязательна.

№ 40 (23924) Четверг 1 марта 2001 года

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное