издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Анонимка

Анонимка

Элла Климова
отдел писем "ВСП"

К ней
отношение сложное. За многие годы
работы в отделе писем через мои
руки прошли сотни никем не
подписанных обращений, просьб,
наветов, жалоб и грязных угроз.
Ничего не поделать: анонимка всегда
была и, наверное, долго еще
останется симптомом хронической
болезни общества, скрывающего
истинные мысли и настроения за
"правильным", звонким словом.
А, может, такое обобщение и ни к
чему: при чем тут общество, если
каждый из нас, человеков, слаб; если
любому ведом страх. Только кто-то
может его побороть, ставя на кон
личное благополучие — отдадим
честь мужеству. А кто-то
предпочитает не рисковать — во
всякого ли кинуть камень?

Только
ведь и игра втемную разной бывает.
Одно дело — "коллективная
объективка" на жлоба-начальника
или безымянная критика порядков в
каком-нибудь городе N. И совсем
другое — подлый навет,
продиктованный корыстью, подлостью
или, что тоже случается,
заболеванием, которое психиатрами
определяется как сутяжничество.
Вот такие анонимки, действительно,
омерзительны и опасны.
Омерзительны потому, что человек
или "группа лиц", сочинившие
подметное письмо, как личности из
себя ничего не представляют.
Снедаемые комплексом своей
неполноценности, эти
"правдолюбцы" не в столь еще
далекие времена скольких
приговорили к расстрельной статье,
скольких упекли за колючую
проволоку! Опасны же эти
"свидетели эпохи" из-за того,
что неизживаемы. Как бы ни менялись
времена, но анонимы остаются
ненаказуемыми, хотя травят и
унижают нас. Унижают, потому что не
знаешь, кого вызвать на поединок,
кому в споре противопоставить свое
мнение; с кем, в конце концов,
сразиться: руку протянешь, а перед
тобой пустота.

Вот
почему мне понятно возмущение
иркутянина Сибирякова, приславшего
в редакцию анонимную листовку
против Бориса Говорина: кажется,
типографский шрифт сочится грязью.
Но спорить, доказывать, опровергать
примитивный, расчитанный на
уровень трамвайных
"дискуссий" навет?
Бессмысленно! С кем спорить? Кому
доказывать? Такие уж они храбрецы,
эти "народные заступники" —
свои имена предпочитают не
разглашать, а то не ровен час…

Между
прочим, у хозяина, нанявшего этих
"пламенных трибунов", и губа не
дура, и кошелек не тощ. Чтобы
позариться на такой лакомый
кусочек, как Иркутская область, в
которой нынче жизнь далеко не хуже,
чем по России, нужен отменный
аппетит. И надобна тугая мошна, для
которой расходы на всю анонимную
"высокую публицистику" (бумага
на многотысячный тираж листовок,
усеявших города и поселки
Приангарья расчет с типографиями;
зарплата сочинителям — буквально
мелочь, которую из-под ног поднять
стыдно. Однако любые выборы —
непредсказуемые игры. Что, если
хозяин прогорит, чью кость
анонимщикам глодать? Впрочем, стоит
ли волноваться: всегда найдутся
желающие их подкормить…

… Не
исключено, что, придя с работы,
найду и в своем почтовом ящике
нечто подобное, грамотно
составленное и проникнутое
"заботой" о моей голове,
оцененной, как и головы всех моих
сограждан, анонимщиками ровно в
один доллар. Первое, что сделаю,
вымою руки. С мылом.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное