издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Уезжать надо на взлете"

Руслан
НИГМАТУЛЛИН:

"Уезжать
надо на взлете"

Даже после того, как он
прислал из далекой Австралии
весточку о подписании контракта с
"Вероной", в то, что
Нигматуллин уезжает, все равно не
верилось. Слишком часто за
последние два года молва
отправляла его за границу. А он
словно ждал чего-то. И дождался.
"Верона" получила вратаря,
отныне носящего титул лучшего
футболиста чемпионата России-2001.

— Что вы
знаете о Вероне?

— Пока
немного. Там жили шекспировские
Ромео и Джульетта.

— Кстати,
дома семейств Монтекки и Капулетти
находятся в двухстах метрах друг от
друга…

— А мой будет
как раз посередине (смеется).

— Когда вы
можете дебютировать в
"Вероне"?

— Две недели
уйдет на оформление рабочей визы.
Этого времени как раз хватит, чтобы
привести себя в порядок. Домашний
матч с "Пьяченцей" 6 января
посмотрю с трибуны. А вот уже в
следующем туре хотелось бы выйти на
поле. Тем более что соперником
"Вероны" будет "Рома".
Сыграть против команды Капелло
было бы интересно, да и вообще, на
мой взгляд, лучше начинать
знакомство с серией "А" именно
в матче против гранда.

— Сейчас
"Верона" в середине турнирной
таблицы. Нет опасений, что по итогам
сезона окажетесь в серии "В"?

— От этого
никто не застрахован. Например,
знаменитая "Фиорентина", тоже
предлагавшая мне контракт, сейчас
на краю пропасти. Поэтому
предложение "фиалок" я
отклонил. "Верона" — крепкий,
амбициозный клуб, располагающий
неплохими игроками и известным
тренером. Надеюсь, с моей помощью
веронцам удастся выполнить
задачу-минимум — попасть в Кубок
УЕФА.

— Какие
варианты у вас были помимо
"Вероны"?

— Первое
предложение поступило от
"Лацио". Римляне выслали
готовый контракт с условием, что
остаток сезона я отыграю в
"Фиорентине", а потом займу
место Перуцци. Но Перуцци, прочитав
об этом в газетах, заявил, что не
собирается уходить из "Лацио".
Я же с самого начала для себя решил:
пойду только в тот клуб, где на меня
рассчитывают как на основного
вратаря. Кстати, поэтому и к
"Ювентусу" душа не лежала.
Конкретного предложения от
туринцев так и не дождался, а после
того как отпал вариант с
"Лацио", на горизонте
появились "Верона" и
"Пьяченца".

— И вы
выбрали команду Альберто Малезани.


"Верона" все-таки посолиднее.
Но я не торопился подписывать
контракт, так как хотел, чтобы
"Локомотив", который мне дорог,
получил за меня компенсацию. Моя
совесть чиста — ждал до последнего.
Контракт с "Вероной", по
условиям которого 50 процентов
суммы от моей будущей продажи
достанется "Локомотиву", был
подписан в шесть часов вечера 5
декабря, а через несколько часов я
улетел в Австралию.

— "Локо"
так и не предложил свои варианты
вашего трудоустройства?

— В Австралию
мне прислали контракт с
"Перуджей", параллельно
возникла еще "Фиорентина", но
было уже поздно.

— Итак,
осталось дождаться, когда
"Локомотив" вышлет в Италию
ваш трансферный лист. С этим не
будет проблем?

— Надеюсь,
хотя руководство "Локомотива"
не в восторге от моего поступка. Не
получается у меня нормально
расставаться с прежними командами.
Из "КамАЗа" ушел со скандалом,
через КДК. "Спартаку" я был не
нужен, и меня отдали
"Локомотиву" в аренду за
ничтожную сумму. Теперь эта история
с "Вероной". Впрочем, я сделал
свой выбор, и каждый пусть
относится к нему, как хочет. Кто-то,
наверное, упрекнет меня в том, что
думаю только о себе. Но ведь вместо
половины денег от моего следующего
контракта "Локо" вообще мог не
получить ни копейки! Я настоял на
этом пункте соглашения с
"Вероной". Посчитал, что будет
несправедливо, если клуб, которому
я многим обязан, не получит никакой
выгоды от моего перехода.


"Верона" не скрывает, что в ее
планах — продажа Нигматуллина
после чемпионата мира.

— Изначально
рассматривал "Верону" лишь как
ступень наверх. Скажу вам по
секрету: моя давняя мечта —
"Милан".

— Вы не раз
говорили, что уедете непременно в
Италию. Чем вам не угодили другие
чемпионаты? Например, английская
премьер-лига и конкретно "Астон
Вилла".

— Англичане
собирались приехать на переговоры
с "Локомотивом" в начале
декабря, но что-то не срослось.
Почему меня не тянет на Туманный
Альбион? Климат не тот — люблю
тепло. И по стилю английский футбол
мне не очень подходит. А
итальянский чемпионат считаю
сильнейшим в мире. В нем собраны
лучшие игроки, крутятся большие
деньги, даже рядовой матч вызывает
ажиотаж. Футбол для итальянцев —
религия.

— "Локо"
мог вас удержать или ваш отъезд на
Апеннины был предрешен?

— Условия,
которые мне предложили в
"Локомотиве", были даже лучше,
чем в "Вероне", но я твердо
решил после этого сезона покинуть
Россию. Конечно, было бы
замечательно напоследок выиграть
золотые медали, но, видно, не судьба
мне стать двукратным чемпионом
России. Между прочим, должен был
отправиться за границу еще прошлым
летом — в "Спортинг". Сам нашел
себе замену в лице своего друга
Платона Захарчука. Лично дал его
телефон Семину и все это время
испытывал неловкость от того, что
никак не освобожу для него место.

— Вполне
возможно, в следующем сезоне
Захарчуку вновь будет уготована
роль дублера. На этот раз — Сергея
Овчинникова.

— Если это
произойдет, мне за Платона будет
очень обидно.

— Вы — первый
вратарь сборной. Второй — Филимонов.
Кто третий? Овчинников?

— Состав —
прерогатива тренера. Подбирать
себе конкурентов — не мое занятие.
Мне нравится Овчинников: вратарь
опытный, поигравший на серьезном
уровне. Импонирует в нем
уверенность и лидерская жилка.
Овчинников стоял у истоков
возрождения "Локомотива", в
клубе его очень уважают. Поэтому
ничуть не удивился возможному
возвращению Овчинникова в
"Локо". Из российских вратарей
выделил бы Чижова. Он играет
неброско, но стабильно, мало
пропускает. Это ведь важнее внешних
эффектов.


Конкуренция вас подстегивает?

— В какой-то
мере. Но спросите у любого вратаря,
что он выберет — конкуренцию или
уверенность, что ты — номер один.
Думаю, каждый хочет, чтобы ему
доверяли.

— Если в
сборную вызовут Овчинникова…

— …не буду
испытывать дискомфорта. Вы ведь это
подразумеваете? У нас сложились
хорошие отношения, в 1995 году вместе
ездили отдыхать в Таиланд. Но по
большому счету, мне не так уж и
важно, кто будет вторым. Главное —
самому остаться первым. А вообще-то
сомневаюсь, что Овчинников
согласится быть на вторых ролях.

— Никто из
наших легионеров не смог
по-настоящему проявить себя в серии
"А". Не боитесь повторить
судьбу Аленичева, Колыванова,
Гуренко?

— Постараюсь
учесть ошибки предшественников и
очень рассчитываю на советы Кахи
Каладзе и Андрея Шевченко, которые
будут моими соседями — от Вероны до
Милана всего час езды. Буду
счастлив, если в Италии удастся
повторить путь Шевченко. Конечно,
"Милан" и "Верона" —
команды разного уровня, но
изначальные условия Андрея вполне
сопоставимы с моими. Шева добился
всего сам — игрой, стабильностью,
голами.

— Против кого
мечтаете выйти на поле?

— Против
Роналдо. К сожалению, у бразильца
опять проблемы со здоровьем. Но,
надеюсь, он поправится.

— А Шевченко?

— Мы
встречались на Кубке Содружества,
он мне даже гол забил.

— По-вашему,
уезжаете из России вовремя?

— Уезжать
надо на взлете. Бывали случаи, когда
игроки, получая предложения в самом
расцвете карьеры, отказывались от
них в надежде на более интересные
варианты, но время уходило, и они
оставались у разбитого корыта.

— Не
опасаетесь, что, уехав в Италию,
выпадете из поля зрения главного
тренера сборной накануне ЧМ?

— Я же не в
чемпионат Гваделупы уезжаю!
(Улыбается.) Надеюсь, буду на виду у
тренерского штаба сборной.

— Кто вам
больше всего дал в России в
профессиональном плане?

— Детский
тренер Ильдар Гибадуллин из
казанского "Электрона".
Валерий Четверик. Юрий Семин. Олег
Романцев. В "Спартаке" я прошел
школу жизни, многое переосмыслил.
Говоря об Олеге Ивановиче, хочу
отметить прежде всего период
сборной. Для любого игрока, тем
более для вратаря, доверие главного
тренера крайне важно.

— А когда-то
вы не подошли Романцеву…

— Если
честно, играя в "Локомотиве",
думал, что путь в первую команду
страны, пока у руля будет Олег
Иванович, мне заказан. Не поймите
превратно, я вовсе не хотел его
отставки, потому что именно
Романцева считаю человеком,
способным привести сборную к
успехам. Просто не строил иллюзий
относительно своей персоны
применительно к сборной.

— В какой
момент карьеры обрели уверенность
в себе?

— Пожалуй,
после матча со "Спартаком" в 2000
году в Лужниках. На последней
минуте отразил пенальти от Андрея
Тихонова. Успех окрылил, пошла
"сухая" серия, довольно
продолжительная. Вскоре получил
приглашение в сборную. Тот сезон
вообще сложился удачно — из 29 матчей
на "нуль" отстоял 18.

— Какой матч
в вашей российской карьере
считаете самым ярким?

— В этом году
выделил бы переигровку с
австрийским "Тиролем".
Впрочем, первый матч в Инсбруке
тоже приятно вспомнить. Из игр за
сборную особняком стоит встреча в
Белграде.

— Есть ли
голы, за которые вам стыдно?

— Вот уже
года два пытаюсь не думать о
пропущенных голах, вне зависимости,
виноват или нет. Сделал правильные
выводы — и через два дня забыл. Это
хорошая тактика. Пропущенный гол —
отрицательные эмоции. А от них
необходимо избавляться, чтобы
уверенно провести следующий матч.

— Вратарей
редко признают лучшими
футболистами — и в мире, и в России.
Вы — первый голкипер, кто победил в
традиционном опросе
"Спорт-экспресса". У вас есть
этому объяснение?

— Перед
сезоном цели стать лучшим не было —
не верил, что подобное возможно.
Судите сами, в сезоне около 50
матчей, и чтобы тебя отметили, нужно
хотя бы через один демонстрировать
чудеса. В реальности же шансы
проявить себя бывают далеко не
всегда. Но после четвертьфинала
Кубка России, когда удалось
отразить три пенальти от
"Амкара", почувствовал, что
имею реальные шансы победить в
споре лучших игроков. Это стало
одной из моих задач. Даже азарт
появился — начал следить за
оценками, мнениями специалистов.
Ведь каждый спортсмен самолюбив и
хочет стать первым. Я не исключение.
И очень рад тому, что добился
признания.

— Известно,
что перед матчами вы тщательно
изучаете соперников. Уже
приступили к сбору информации о
Японии, Бельгии и Тунисе?

— Пока нет. Но
постараюсь изучить досконально.
Нюансы очень важны. У многих
игроков есть излюбленные приемы,
знание которых в ответственных
матчах может сыграть решающую роль.
Допустим, идет 90-я минута, ничейный
счет, и нападающий выходит один на
один с вратарем. Что он сделает?
Естественно, то, что у него лучше
получается. К примеру, Гершон из
"Хапоэля", чей пенальти я отбил
в Тель-Авиве, предыдущие несколько
одиннадцатиметровых бил в левый от
вратаря угол. Именно туда я и
бросился. Кстати, потом Гершон
признался в интервью израильской
прессе, что хотел было ударить в
противоположный, но передумал. К
сожалению, этот пенальти на общий
итог игры не повлиял…

— Вы
рассказывали, что когда-то многое
почерпнули из книг Тони Шумахера и
Рината Дасаева. Используете ли их
советы сейчас?

— В Шумахере
меня привлекают профессионализм,
фанатизм, он был немного
"повернутым" на вратарском
деле. Я старался освоить его
аутотренинг, и сейчас, когда
настраиваюсь на важные матчи,
применяю кое-какие шумахеровские
приемы. Книги Дасаева — более
автобиографические. Внимательно
следил за развитием его карьеры,
старался провести параллели со
своей жизнью, наметить какие-то
задачи и примерные сроки их
выполнения.

— Бывали
когда-нибудь в Японии и Корее?

— Был в обеих
странах, вместе с олимпийской
сборной в 94-м. Воспоминания
довольно смутные. Проиграли все
матчи. Собак не ел… С японцами
встречался на Универсиаде, играя за
"КамАЗ", правда, тогда
действовал в нападении.

— ?!

— Наши
форварды были травмированы или
дисквалифицированы, вот мне и
пришлось выйти в поле. В воротах
играл Захарчук. В том матче мы
уступили со счетом 2:5, я забил
головой второй гол после подачи со
штрафного. На тренировках
продолжаю отрабатывать удары
головой. Вроде бы получается. Зато с
ногами проблема. А Платон, наоборот,
хорошо ногами играет. Если нас
"скрестить", то получится
хороший полевой игрок (смеется).

— По-вашему,
кто выйдет из группы "Н", в
которой будет играть сборная
России?

— Вообще-то
прогнозы делать не люблю. Но,
конечно, надеюсь, что Россия будет
одной из двух команд, которые
пройдут в следующий этап.

— Кто из
сборных, попавших на ЧМ, вызывает у
вас симпатию?

— Аргентина,
Франция, Италия. Бразилия
традиционно сильна, но сегодня
реальным претендентом на Кубок
мира мне она не видится. В немецком
футболе сейчас не все гладко.
Англия? Вполне возможно. Сильными
футболистами Альбион всегда
славился, а с Эрикссоном эта
команда может добиться многого.

— После
переезда в Италию будете
поддерживать свой персональный
сайт в Интернете?

— Конечно. Он
уже начал работать в итальянском и
английском режимах. Мы на сайте
устраиваем разные конкурсы. Только
сегодня "рассчитался" с
призерами. Призами были футболка, в
которой я играл в отборочном цикле
ЧМ, и перчатки.

По
материалам газеты
"Спорт-экспресс"

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное