издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Байкал: эпоха потепления

  • Автор: Михаил ШИМАРАЕВ, доктор географических наук, заведующий лабораторией

Отмечавшееся в ХХ столетии глобальное потепление климата сопровождалось изменениями гидрологического режима некоторых больших озер Европы и Северной Америки. Воздействие изменений климата безусловно проявилось и на Байкале, несмотря на его положение почти в центре Евразии и большую удаленность от океанов. К такому выводу приводит анализ сведений о температуре воды и воздуха, ледовых явлениях и притоке воды в озеро в ХХ столетии, выполненных коллективом сотрудников лаборатории гидрологии и гидрофизики Лимнологического института СО РАН.

Общий характер изменения температуры воздуха на
Байкале соответствовал ходу глобальной температуры.
Рост годовой температуры (1,2 градуса за 100 лет)
оказался вдвое выше, чем в среднем для Земного шара
(0,6 градуса), что согласуется с известным фактом
усиления темпов потепления от низких к умеренным и
высоким широтам. В ходе температуры обнаружились
короткие (2-7 лет) и внутривековые циклы в 22-24
года. Отмечены 2 полных внутривековых цикла
1912—1936 гг. и 1937—1969 гг. и фазы двух неполных
циклов — понижения с 1896 до 1911 года и фаза
подъема с 1970-71 гг., оказавшаяся аномальной по
длительности (около 25 лет) и величине повышения
температуры (на 2,1 градуса).

Известно, что в отдельных районах Земли потепление,
отмечаемое по изменениям годовых температур, не
всегда было выражено в отдельные климатические
сезоны. Так, на северо-западе России, в Карелии зимы
в течение столетия становились холоднее, а рост
годовой температуры обеспечивался ее повышением в
остальные сезоны года. По особенностям изменения
климата район Байкала оказался близок к западной
части территории Евразии с наиболее интенсивным
потеплением зимой и весной. Температура воздуха над
озером возрастала во все сезоны, хотя и с разной
интенсивностью. Зимой, весной и летом значимые
величины ее изменений за 100 лет составили,
соответственно, 2, 1,4 и 0,8 градуса, и только для
осени эта величина (+0,5 градуса) оказалась
статистически недостоверной. Из отдельных месяцев
максимальное потепление (на 2,2 — 2,3 градуса)
приходилось на декабрь и январь, минимальное (0,2 —
0,4) на август, сентябрь и октябрь. Свойственная
годовым температурам внутривековая цикличность
проявлялась и в ходе весенних и летних температур.
Осенью и зимой циклы были менее выражены или не
совпадали с циклами, отмеченными для сезонов весны и
лета. Таким образом, основной вклад во внутривековую
динамику годовой температуры вносили ее изменения
весной и летом.

Значительное потепление с начала 70-х до второй
половины 90-х годов сопровождалось повышением
температуры во все сезоны. При этом рост температуры
зимой (на 3,5 градуса в январе и на 4 феврале) был
вдвое выше, чем весной, летом и осенью
(соответственно 1,3; 1,5 и 1,9 градуса).

Параллельно с температурой воздуха менялась и
температура поверхности воды. Средние за теплый
период (май—сентябрь) ее значения в Южном Байкале
возросли на 1,1 градуса за 100 лет. Как и для
воздуха, аномально — более чем на 2 градуса —
возросла температуры воды в последние 20-30 лет
столетия. При этом средние температуры в 90-х годах
оказались самыми высокими за весь период
исследований.

Общей с температурой особенностью изменения
суммарного притока воды в Байкал было его
возрастание в пределах 10—15% за 100 лет. Сложный
характер связи температуры и притока обнаружен при
рассмотрении их внутривековой изменчивости. Как и
для температуры, в изменении притока выделяются
внутривековые циклы длительностью 20—28 лет —
1904—1929, 1930—1958, 1959—1979 гг. и незавершенный
цикл с началом в 1980 году. Однако при сравнении их
с циклами температуры в период до 70-х годов
обнаруживается противофазность: фазе подъема
(понижения) одного элемента в основном соответствует
противоположная по знаку фаза другого, а годы
наступления противоположных по знаку экстремальных
значений достаточно близки. Вероятной причиной этого
является внутривековая цикличность процессов
переноса воздушных масс в теплую часть года, в
пределах которой осадки обеспечивают около 80% от
годовой суммы притока воды в озеро. В конце столетия
эта закономерность нарушилась, на протяжении 80-х
начала 90-х годов происходил параллельный рост
температуры воздуха и притока, причиной чего должно
было быть изменение типа процессов атмосферной
циркуляции над регионом бассейна озера.

Потепление вызывало «смягчение» ледовых условий на
Байкале, отмеченное еще с 70-х годов XIX столетия и
проявившееся в запаздывании времени замерзания и
более раннем наступлении вскрытия озера. При этом
изменение сроков замерзания в 1896—2000 гг. (на 11
суток за 100 лет) было выше, чем для сроков вскрытия
(7 суток) из-за более активного потепления в конце
осени — начале зимы (в ноябре-декабре на 1,6
градуса) по сравнению со второй половиной весны (в
апреле-мае на 0,9 градуса). Продолжительность
безледного периода возросла, а периода со льдом
сократилась на 18 суток. По наблюдениям, в 1949—2000
гг. максимальная за зиму толщина льда уменьшалась в
среднем на 2,4 см за 10 лет.

Таким образом, глобальные изменения климата в ХХ
столетии заметно повлияли на ледовотермические
процессы и режим притока воды в Байкал. Есть
основания считать, что колебания климата, особенно в
конце столетия, оказали воздействие и на другие
озерные процессы. В этом отношении интересны
результаты ежегодных съемок,
ведущихся с 1993 года. Они показали, что потепление
в 90-х годах сопровождалось уменьшением на 20-30%
концентрации растворенного кремния во всей водной
толще озера. Это косвенно указывает на исключительно
сильное возрастание в этот период продукции
диатомовых водорослей и, одновременно, скорости
«выведения» кремния из водной толщи в донные
отложения с остатками этих водорослей.

Безусловный интерес представляет вопрос о будущем
Байкала при сохранении климатических тенденций,
наблюдавшихся в ХХ столетии. Сведения о ледовых
явлениях на ряде озер и рек косвенно свидетельствуют
о потеплении в северном полушарии в последние 150, а
по наблюдениям на оз. Сува в Японии, — 450 лет.
Возможно, что эта тенденция, связанная с влиянием
природных факторов, может сохраниться и в ХХI
столетии. Большинство известных оценок современных и
предстоящих тенденций изменения климата наряду с
влиянием естественных факторов учитывает
прогрессирующий рост в атмосфере концентрации
парниковых газов. С учетом известных результатов
численного моделирования эволюции глобального
климата в ХХI столетии и выявленных особенностей его
проявления в районе озера можно составить первую
весьма грубую оценку предстоящих изменений ряда
характеристик экосистемы озера. Можно
ожидать, что годовая температура воздуха на Байкале
повысится к 2025 г. на 2 градуса, к 2100 г. — на 4
градуса. Продолжительность ледового периода
сократится соответственно на 1 и 2 месяца и к концу
столетия составит в Южном и Среднем Байкале 56-60, а
в Северном — 76 суток. С учетом большой межгодовой
изменчивости длительности ледостава (в 10% случаев
40-50 суток) вполне возможно появление во второй
половине XXI столетия в южной и средней частях озера
зим с кратковременным или неустойчивым ледоставом.
Менее значительным (на 5-10%) может оказаться
возрастание притока воды в озеро.

Исследования на Байкале продолжаются. Они
представляют большой интерес для понимания общих
процессов изменения климата и природной среды на
нашей планете.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное