издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сергей Барковский: "Моим кумиром остается Смоктуновский"

Многие петербургские театралы рассказывали мне об этом
замечательном актере. Называли роли и спектакли, театры,
в которых его можно увидеть, и непременно советовали
все это посмотреть и сделать потом с ним интервью. Но
ведь как обычно в провинции? Если знают артиста по
кино, телевизионным сериалам — все, это звезда. Он
на виду, и его имя на слуху. Если же нет… Неизвестный
актер? Кому интересно это интервью?

Фанаты Барковского с жаром уверяли меня, что я буду
очарована его игрой. Так и случилось. И я тоже стала
одной из самых преданных поклонниц Сергея. С интересом
смотрела спектакли с его участием, восхищалась им, влюблялась!
Узнала, что в прошлом году он был награжден премией
имени Иннокентия Смоктуновского. Мало того, Барковского
сравнивают с этим великим актером, и он даже внешне
напоминает его. А что до фильмов… Пожалуйста. Он тоже
«засветился» в популярных сериалах «Бандитский Петербург»,
«Агент национальной безопасности», «Менты» («Улицы разбитых
фонарей»), «Ниро Вульф и Арчи Гудвин». Скоро на экранах
появится сериал «Спецотдел», где мой герой сыграл одну
из главных ролей. Уж после премьеры-то его точно будет
знать в лицо вся страна!

А тут еще я прочитала, что ни у одного российского сериального
артиста нет трех красных дипломов о высшем образовании,
а у Сергея Барковского — есть. Он, кстати, на это говорит:

— Я не ставил перед собой цель собрать коллекцию дипломов.
Ни с кем на «слабо» не спорил. Разве что для вящей
убедительности в воспитании сына — мол, смотри и учись.
Вместо ремня. Шучу…

Как-то журналисты спросили Барковского: «Узнают ли вас
на улице?» Он ответил: «Да, и довольно часто, благодарят,
но бывают и казусы. Вот иду как-то по улице, останавливает
меня девушка. Прижав руки к груди, с обожанием в глазах
восклицает: «Это вы? Это вы снимались в «Бандитском
Петербурге»? Я с ума схожу!!! Вы же… общались с самим Певцовым!»

Поклонницы Барковского стараются не пропускать ни одного
его спектакля. Даже из других городов приезжают. После
того как Сергей сыграл на гастролях в Иваново, одна
девушка оттуда приехала в Петербург и пересмотрела все
его спектакли. При этом она не искала встреч с актером,
только благодарила после спектакля букетом цветов…
Его поклонницы покупают билеты, а не прорываются в театр
через служебный вход, приносят ему цветы. Билетеры знают
их по именам.

— Есть, конечно, люди, которые ведут себя бесцеремонно.
Тут я стараюсь поступать так, чтобы нейтрализовать ситуацию.
Но, как правило, зрители очень деликатны, понимают, что
нехорошо быть навязчивыми.

Я занят сейчас в одном спектакле со знаменитыми «убойщиками»
и «спецназовцами» (великолепная комедия «Я должен убрать
президента». — От авт.)
: с Федорцовым («Вася Рогов»),
Кошониным, Ганелиным, Стругачевым, Лифановым. Так они
просто убегают от поклонниц! Люди на улицах могут подумать,
что это какие-то гонки с преследованием. Там уже всерьез…
(Смеется).

Я же в «Ментах» сыграл всего в шести сериях из ста.
В «Агенте…» — и того меньше, в одной: ограбил банк,
и меня пристрелили. В «Бандитском Петербурге» отснялся
во второй части «Адвоката», закончилась история моего
персонажа Липмана — и все.

Скорее всего, у меня неопределенный типаж.
Из-за этого есть проблемы с кино, потому что там он
необходим. А я какой-то… непонятный. Это хорошо в
театре. В этом есть какая-то универсальность: можно
играть и Алексея Турбина, и сэра Тоби, и Горацио, и
Шмагу… В кино мне труднее себя найти. Скажем, в «Дурной
привычке» я играю такого «фантика», совершенное «облако
в штанах» — роль гротесковая, фарсовая. В «Ментах» у
меня был полудурашливый персонаж несчастного вида («стукачок»
Степаныч, к которому обращаются менты). А в «Спецотделе»
— серьезный человек, интеллигентного вида, умник, эфэсбэшник.

— Несколько слов о «Спецотделе»…

— Это сериал Виктора Татарского, его первая большая
работа. Надеюсь, он скоро выйдет на экраны (видимо,
по ОРТ), Виктор — сын Евгения Татарского, снявшего
«Приключения принца Флоризеля», «Ниро Вульфа и Арчи
Гудвина». Кстати, я снялся в первой серии «Ниро Вульфа»
— «Летающий пистолет».

Хочется играть разные роли. Надеюсь, что меня увидят
в конце концов и будут еще интересные, большие роли.

— Вы не из тех артистов, кто с презрением относится
к сериалам? Ни от чего не отказываетесь?

— На «Ленфильме» у некоторых режиссеров есть такая
«установка»: если артист снимается в сериале, то он
«второго сорта», в какой-то степени себя дискредитирует.
Серьезно! Один режиссер как-то подошел ко мне со словами:
«О-о, ты снимаешься в сериале? Жалко, жалко. Хороший
артист…» (вроде, был). Это, конечно, от лукавого. И
что же мне — сидеть, ждать, хранить «девственность» для
большого и нетленного?.. Тот же режиссер, который подходил
ко мне и «жалел», не снимает меня в больших ролях. Так
ты сними! Тогда и будем говорить. А если мне предлагают
работу (к тому же это деньги), почему я должен от нее
отказываться? Ведь то, что платят в театре, — это не
деньги, а оскорбление. Единственную возможность заработать
дают антрепризы…

Работа в сериалах — это прежде всего работа. Качественная
она или нет — зависит от твоих способностей, от твоего
усердия и от твоего отношения к ней. Если ты всерьез
относишься к сериалу, значит, ты и роль всерьез сделаешь.
Как и в «большом» кино. Конечно, сериалы снимаются быстро.
Может быть, там не так тщательно все подготовлено. Но,
во-первых, повторяю: все зависит от тебя. А во-вторых,
кино — это режиссерское искусство, а не актерское.
В театре репетируют режиссеры, и ты вместе с ними ищешь
роль, но в конце концов ты выходишь на зрителя и ты
устанавливаешь с ним контакт. В кино же режиссер правит
тексты сценария, он же задает принцип кадра оператору,
на площадке актеры находятся под его управлением. И в
конце — монтаж, который может все перевернуть на 180
градусов…

Если будешь ждать, когда же тебя наконец пригласят
в «большое» кино, можешь просто потерять навыки. Хотя
бы из-за этого надо все время появляться перед камерой.
Поэтому меня не смущает участие в сериалах. Единственное:
есть, конечно, страх, когда этот сериал выходит. Что
в результате получится — непредсказуемо. Можно «лопухнуться»
всерьез. Но так же непредсказуем результат и в полнометражном
кино. И там тебе дают интересный сценарий, но кто знает,
как это будет снято?.. Да и в театре тоже: ты приступаешь
к интересной роли в интересной пьесе с интересным режиссером,
а что получится — неизвестно. Это все настолько неисповедимо
и непрограммируемо, что я просто не рискую в большинстве
случаев отказываться от ролей. Я отказываюсь, если мне
совсем не нравится работа, материал или команда, или
когда очень загружен. Но это большая редкость.

А сколько было случаев, когда меня «пробовали»
и утверждали, была договоренность о сроках, о деньгах,
и в последний момент перебегала дорожку какая-нибудь
московская звезда! Актеры, которые с презрением относятся
к сериалам, участие в них считают моветоном, как правило,
избалованы, пресыщены. Мне кажется, это немного снобистская
позиция, тщеславная. А нам что делать? Ждать? Но можно
не дождаться…

Сергей Барковский родился в Алма-Ате. Вырос на Украине,
в Николаеве. Поступил в Ленинградский университет на
философский факультет. Окончил (получил первый из трех
дипломов). Год преподавал. Потом были еще два диплома
ЛГИТМиКа — режиссерский и актерский. В театральном
институте Барковский играл, играл и играл (более 80
ролей сыграл!), иногда с утра до вечера — по нескольку
отрывков за день.

Десять лет Барковский служит в Молодежном театре на Фонтанке
(его еще называют театром Семена Спивака, по имени худрука).
Ведущий актер этого театра, занят практически во всем
репертуаре.

— Там мои душа и тело. Не потому что там лежит моя
трудовая книжка. (Рассмеялся). Это мой родной, любимый
театр. Я получил в нем основные свои роли. Надеюсь,
что я детище этого театра. Мы сродни друг другу.
Все остальное — тоже театр, естественно. Не халтура!

А «остального» столько! Два спектакля в знаменитой Александринке.
Два в не менее популярном Театре комедии имени Акимова.
Еще по одному в театрах «Приют Комедианта», «Фарсы»,
в Пушкинском театральном центре под руководством Владимира
Рецептера. И хорошие антрепризные спектакли (Островский,
Стриндберг) творческих организаций «АРТ-Питер» и «Петербург-концерт»…

— Утром в Молодежном театре шла ваша сказочка «Волшебный
полет над Багдадом». Совмещаете, значит, актерский труд
с режиссерским?

— Да но, больше режиссурой заниматься не хочу. Пока,
во всяком случае. Это другая профессия: другие мозги,
нервы, другое все. Когда я ставил сказку, забыл про
все, играл в спектаклях «на автомате». А мне не хотелось
бы этого.

Некоторые актеры совмещают игру с режиссурой. Некоторые режиссеры совмещают свои постановки с актерской деятельностью. У меня в равной степени это не получается.

— С кем из режиссеров вам хотелось бы поработать?

— Со всеми! Я поэтому и не отказываюсь ни от какой
работы. Крамер? Замечательный режиссер, очень многому я
научился у него. Галибин? Прекрасный. Туманов?
Превосходный. Не говоря уже о Спиваке — сколько мы вместе работаем,
с ним всегда интересно, он удивительно репетирует.

У каждого режиссера чему-то учишься. У Казаковой. У
Прикотенко… Они разные по природе, по эстетике, а
это всегда обогащает актера, дает пищу для дальнейшей
работы. Мне повезло встретиться с Геннадием Тростянецким
в спектакле «Дон Жуан» по пьесе Мольера (в Александринском
театре). Я был когда-то шокирован его спектаклем «Король
Лир» в Театре на Литейном — ярким, мощным. И вот спустя
энное количество лет мы с ним встретились, он пригласил
меня на роль Сганареля. Я многому научился у него: открытому,
яркому театральному ходу, острому рисунку…

А иначе нельзя, иначе бессмысленно. Если ты чему-то
не научился в новой работе, значит, использовал уже
свои штампы, ранее найденные, никак себя не изменил.
И в чем тогда смысл? Для меня интересна работа, когда
она как-то меня поворачивает, когда я что-то в себе
открываю. Мне интересны актеры, которые всегда ищут
разные краски. Юрий Яковлев, Евгений Евстигнеев… Они
не успокаивались, пока не находили в себе другого, непохожего
человека, такого, каким еще не были. Я пытаюсь идти
этим же путем.

— Сергей, за что вы получили премию имени Смоктуновского?

— За короля Карла в спектакле «Жаворонок» Ануя в Молодежном
театре Семена Спивака. Мы были на гастролях в Киеве,
на наши спектакли пришли члены комиссии фестиваля «Молодость
века». Им понравилось, они выдвинули меня на премию
в номинации «Лучшая мужская роль». Очень лестно, конечно.
Престижная премия. Жаль, что случилось недоразумение:
мне не сообщили о церемонии вручения. Было так обидно!
Награждение происходило в Москве, в императорском Малом
театре… Позже с оказией мне передали грамоту, приз.

— Смоктуновский был вашим кумиром?

— Да, конечно, это мой любимейший актер. К моей радости,
иногда меня с ним сравнивают в каких-то моих работах.
Я знал его по кино, в театре видел лишь однажды: в Москве
на Тверском бульваре он играл чеховского Иванова. Это
было очень мощно! У него получилась демоническая фигура,
айсберг, с богатейшей внутренней жизнью, которая вырывалась
наружу то какой-то затаенной агрессией, то каким-то
острым глазом, то вдруг какой-то невероятной нежностью,
лавиной из него изливавшейся… Словом, яркими проявлениями.
Бурная, скрытая внутренняя жизнь, неизвестно, каким боком
вдруг проявляющаяся. Было очень интересно за ним наблюдать,
разгадывать его. Такой человек-загадка…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное