издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тропы вдохновения

Радость узнавания... Именно так можно определить то чувство, с которым я погрузился в чтение этой удивительно светлой и проникновенной книги. Не исключаю, что какую-то роль здесь сыграла моя давнишняя дружба с автором, экологом и писателем Семеном Устиновым, то, что кое-какие из лирико-философских миниатюр, вошедших в его новую книгу "Волчья песня", ранее увидели свет на страницах "Восточно-Сибирской правды". Но главное -- автор вновь открывает для нас окно в мир природы: удивительный, неповторимый мир прекрасного. Вместе с автором мы вдыхаем запахи тайги, знакомимся с миром ее обитателей, любуемся красками и слушаем, слушаем... "Мелодия продолжалась совершенно неопределенное время: я мог сказать, что она продолжалась и минуту, и десять. Затрудняюсь выразить еще одно странное ощущение, его ни с чем не сравнишь. Оно пришло вслед за окончанием мелодии: я побывал в далеком прошлом людского племени, когда такой вот грозный гимн повергал в смятение человеческие души, собравшиеся у костра в спасительной пещере... Десятки лет хожу по тайге, много раз слышал волчий вой, но ничего подобного этой песне не слышал". ("Волчья песня").

Уверен, все, кто ознакомился с новой книгой Семена Климовича,
кто вообще знаком с его творчеством, поддаются гипнотическому
воздействию его зарисовок, очерков, эссе. Они не оставляют
равнодушным, подкупают искренностью и свежестью восприятия.
Это просто удивительно! Около 40 лет Семен Устинов работает
в тайге как эколог, представитель науки, изучающей взаимоотношения
живого со средою обитания. Но, как говорят, глаз его
не замылился, чувства не притупились. Источником вдохновения
автора, по его собственным словам, является желание
увидеть, понять и рассказать об этом. Он побывал на
всех шести хребтах, окружающих Байкал, а также на Восточном
Саяне, хребтах Северо-Байкальского и Станового нагорий,
на Ангаро-Ленском плато. Герои его книги — оттуда.
Ничего в них не придумано, идет ли речь о лесных обитателях
в главе «Встречи в тайге», или о маленьких открытиях, картинах
и явлениях, составивших содержание двух последующих
глав «Образы природы» и «Ритмы таежной жизни». В предисловии
к серии зарисовок о пернатых обитателях, к примеру,
он пишет: «В ряду полевых рабочих дней выпадают исследователю
дни особенные, счастливые наблюдением какой-нибудь редкости.
Запоминаются они необычайностью, ждешь их неделями,
помнишь годами, и это поддерживает силы и надежды в
череде серых, длинных маршрутов. Подряд два декабрьских
дня подарили мне однажды яркие впечатления от встреч
с птицами». Автор буквально любуется и работягой-
дятлом, и голубыми сороками, другими пичужками: «Фу,
ты, господи, не спится им, напугали хвостатые красотки.
Это же голубые сороки! Голубоватые, стройно сложенные
птицы в синих сумерках — волшебное видение».

Мы видим автора — он исследователь, эколог, художник
и занимательный рассказчик в одном лице. Близость к
природе обостряет восприятие, позволяет увидеть вещи
и явления как бы изнутри, проникнуться ощущениями своих
героев. «Поднявшись над деревьями, глухарь увидел, что
небо над узкой полосой, где догорал последний луч солнца,
грозно потемнело. Та вот отчего столь тягостно было
сегодня к вечеру — приближалась непогода. Идет сильная
непогода, это почувствовали все обитатели тайги и уже
забились во всевозможные укрытия».

Природа прекрасна, но она и беззащитна, уязвима, легко
ранима. Мы являемся свидетелями подчас не просто неуважительного,
но и преступно-халатного, хищнического отношения к ней.
И эта мысль — о необходимости спасения всего живого,
об опасностях, которые таит в себе наше невежество,
а подчас и безответственное отношение к окружающей среде, —
красной нитью проходит через многие страницы книги Семена
Устинова. В очерке «Чудный край — долина Андисхана»
эта тема звучит пронзительно и тревожно. «На южных склонах
в короткой густой траве лежат, просвечивают самородки
клубники, а в высоком травостое тенистого березняка
таятся жемчужины земляники. На любой цвет, вкус и запах!
Но и света многообразие здесь поразительное. Одни отсветы
зорь, блики дневные на позолоченных лаковых листьях
чего стоят! А разноцветное сияние воды в тихой речке!
Потянет вечерний ветерок с лужайки приречной, прогретой
за день, какие запахи от цветов многих принесет! Сидишь
у огонька, блаженствуешь». Все здесь гармонично, взаимосвязано
— и окружающая среда, и обитатели.

Три года не был автор на Андисхане, в долине,
полной жизни и очарования. И вот очередная
встреча. Как тут поживают в своем разноплеменном государстве
лоси, изюбры, рыси, медведи? Муравьи, жуки, бабочки,
пауки? Цветы, ягодки, травы, деревья? Он весь нетерпение
— столько надо увидеть, услышать, душой отдохнуть.

И вдруг — оборвалось все внутри. Чудовищной болью резануло
душу: перед ним расстилалось мертвое пространство. Все
сгорело. Сосна с лиственницей как в обнимку встретили
всеуничтожающий жар огня, так их тени мертвые и лежат.
«От тех берез и осин, что шептали, бывало, потаенное
друг другу в ленивый дождик, и пней не осталось. Погибло
целое разноплеменное государство живых: сгорели тропы
и все сигналы на них, запахи, свет и цвет, сгорели места
кормежки и места встреч животных, солонцы, токовища,
пути переходов, убежища. Погибла даже вода в родничке…»

«И все, — пишет С. Устинов, — от одной-единственной
небрежно, безмозгло, преступно брошенной незатушенной
папиросы сборщика черемши в сухую весеннюю пору».

В этом своем очерке, как, собственно, и во многих других,
Семен Устинов поднимается до высот настоящей публицистики,
когда мысль и слово высекают ответную искру, заставляют
задуматься, взглянуть на самих себя со стороны — что
мы творим, куда идем? Что делаем для того, чтобы исключить,
свести к минимуму невероятные потери? Будет ли услышан
этот крик — крик боли, отчаянья и надежды?

В начале этих заметок я не случайно употребил словосочетание
«лирико-философские эссе». Действительно, как драгоценные
блестки, рассыпаны в книге мысли, замечания о неразрывности,
поразительной похожести человека и природы. Размышляя
о таком явлении, как речные заломы, автор говорит о
неотвратимости судьбы. «Как знакомо нам все это и в
нашей жизни! Погляди в лес вдоль берега — увидишь всю
картину, всю предопределенность этого явления — гибели
деревьев на съедаемом рекою берегу. Одно, ничего не
подозревая, любуется своей зеленью и стройностью. То,
что ближе к речке, чуть склонилось, третье уже лежит
на воде… А четвертое волна завернула по течению, оно
еще держится почти обнаженными, темными, дрожащими от напряжения,
корнями. Но ненадолго, скоро поплывет оно к своей последней
стоянке — к речному залому, упокоится там, как и тысячи
других, и будет дальше служить вечному круговороту жизни.
До чего схожи судьбы людей и деревьев!»

Отметим одну, очень важную деталь — прекрасное оформление
книги, превосходные иллюстрации художника Е. Хомколовой,
изящное оформление. Большое дело сделала Иркутская региональная
общественная организация «Байкальская экологическая
волна», взявшая на себя основной груз затрат — и финансовых
и организационных — по выпуску книги С. Устинова.

Эти заметки хотелось бы закончить выдержкой из послесловия,
написанного хорошим другом Семена Климовича писателем
Валентином Распутиным. «Он (С. Устинов) всегда спокоен
и по-природному мудр, удивительно отзывчив и расположен
к людям, все умеет, нигде не растеряется, знает каждую
птичку и каждую зверушечку в лесу и прекрасно о них
пишет, его доброе сердце и добрую улыбку лесные жители
видят и чувствуют прекрасно и подпускают его по-дружески
так близко, как никого больше».

Нам же остается только поздравить Семена Климовича и
всех читателей с выходом очень нужной, мудрой и увлекательной
книги.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер