издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Звезда по имени Баснер

Вдова замечательного композитора вспоминает о его жизни и творчестве В Петербурге состоялся музыкальный фестиваль "Звезда по имени Баснер", посвященный 80-летию со дня рождения знаменитого ленинградца, известного советского композитора Вениамина Баснера, ушедшего из жизни в 1996 году. "С чего начинается Родина", "Это было недавно, это было давно", "На безымянной высоте", "На всю оставшуюся жизнь", "Березовый сок", "Белой акации гроздья душистые", "Крестики-нолики" -- самые известные песни композитора, всего же их более трехсот, свыше ста звучали в кинофильмах ("Друзья и годы", "Щит и меч", "Тишина", "Блокада", "Дни Турбиных"...). И семь песен прозвучали впервые на фестивале.

Одной из задач фестиваля была следующая: рассказать, что Баснер — это не только
любимые всеми песни и романсы. Композитор работал в самых разных жанрах. Им
создано тринадцать произведений для музыкального театра, три симфонии, два
инструментальных концерта, симфонические сюиты, пять квартетов, вокальные циклы.
Симфония N 3 «Любовь», написанная 17 лет назад, на открытии фестиваля прозвучала
впервые.

…Набережная Мойки, 16. С одной стороны — знаменитый на весь мир Всероссийский
музей А.С. Пушкина (Мойка, 12), с другой — академическая певческая капелла. В
нескольких шагах ходьбы — Эрмитаж. На доме N 16 нет мемориальной доски, но именно
здесь жил народный артист России, лауреат Государственной премии, выдающийся
композитор, чье творчество одной из ярких страниц вошло в историю отечественной
музыкальной культуры. Здесь живет его семья. Очаровательная женщина средних лет,
вдова композитора Луша Баснер приветливо приглашает меня войти…

— Луша, как муж называл вас?

— Аислуша, или Луша, или Лушенька. У меня татарское имя — Аислу.

— А вы его как?

— Вениамина Ефимовича все называли «Веничка», редко кто — по имени-отчеству, только,
естественно, на официальном уровне. И даже многие дети звали его «Веничкой».
Например, внучка Михаила Львовича Матусовского, замечательного поэта, соавтора, с
которым была написана большая часть песен. Мы часто останавливались у них, когда
бывали в Москве. Так же и я ко многим Вениным друзьям, несмотря на большую разницу
в возрасте, обращалась на «ты» и только по имени. Я считаю, что, когда есть душевная
близость, возрастная грань стирается.

— Как вы познакомились?

— Совершенно случайно. Это было в начале 80-х годов в Петербурге. У нас оказались
общие друзья: замечательный московский кинорежиссер Геннадий Полока и очень
талантливый петербургский художник Михаил Щеглов, к сожалению, ныне покойный.
Геннадий Иванович снимал на «Ленфильме» картину «Три процента риска», Вениамин
Ефимович написал к ней два прелестных романса, это было их первое сотрудничество в
кинематографе. Впервые мы встретились так. Баснер заехал за Полокой, когда тот был у
меня в гостях. А вторая наша встреча, уже судьбоносная, произошла в мастерской
художника Щеглова.

— Можно назвать это любовью с первого взгляда?

— Пожалуй, да.

— У вас ведь большая разница в возрасте?

— Да. 36 лет.

— Вы имеете отношение к кино?

— Нет. Я историк, археолог по образованию.

— А чем сейчас занимаетесь?

— Популяризацией творчества Баснера. Это отнимает очень много времени и сил,
поверьте. Надо издавать ноты, выпускать компакт-диски, встречаться с солистами,
устраивать концерты… Нынешний фестиваль «Звезда по имени Баснер» готовился больше
года. Название выбрано не случайно: в 1997 году решением Института теоретической
астрономии малой планете 4267 было присвоено имя Вениамина Баснера.

При жизни мужа у него был только один виниловый диск с песнями! И еще маленькая
пластинка, где пели Андрей Миронов и Лариса Голубкина. Речь не шла даже об
элементарных аудиокассетах. После смерти Баснера я несколько лет собирала его
классику. Мне хотелось, чтобы на аудиокассетах и компакт-дисках была в первую
очередь издана его песенная классика, его золотой фонд. И в то же время хотелось отдать
дань прекрасным исполнителям — Кобзону, Хилю, Сенчиной, Калинченко, Кравецкому,
Ковалевой, Татьяне и Сергею Никитиным, «Песнярам», сохранить их искусство. В 2001
году этот труд увенчался успехом — огромное спасибо музыкальной компании «Бомба-
Питер». Состоялась презентация двух компакт-дисков «Памяти Мастера» под названием
«Белой акации гроздья душистые» (это лирические песни и инструментальные пьесы) и
«На всю оставшуюся жизнь» (песни войны).

Вспоминаю, как во второй половине восьмидесятых — начале девяностых годов Вениамин
Ефимович писал очень много музыки, красивых, лирических песен. И сокрушался: «Радио
и телевидение крутят мои старые песни, как будто я за последнее десятилетие ничего не
написал! А ведь это не так». Мы, как могли, убеждали его, что наступят, мол, лучшие
времена и его песни запишут новые исполнители…

К нынешнему фестивалю вышел двойной компакт-диск, на котором все пять Квартетов
Баснера. К счастью, сохранились записи в исполнении замечательного квартета имени
Танеева. Почему мне хотелось из инструментально-вокального наследия издать прежде
всего их? Квартеты были судьбоносными в жизни Баснера-композитора. Первый из них
он написал в 1949 году, после окончания Ленинградской консерватории (Вениамин
закончил ее по классу скрипки). У него было несколько сочинений, и он решил поступать
на композиторское отделение. Приемная комиссия, прослушав Квартет Баснера, не
приняла его, сказав, что у него нет композиторского дарования. Конечно, это было
большим ударом для Вениамина Ефимовича. И в тот же вечер он написал символичный
романс «Кто, волны, вас остановил…» на стихи Пушкина, посвятив его Дмитрию
Дмитриевичу Шостаковичу, с которым уже был знаком, позже это переросло в дружбу.
Веничка не перестал заниматься композицией, написал в 1954 году Второй струнный
квартет и в следующем году стал лауреатом международного конкурса молодых
композиторов в Варшаве. И в том же 1955 году после одного квартета (!) его сразу
приняли в члены Союза композиторов.

Что касается симфонической музыки, первая симфония была написана после потрясения —
— война! Вторая возникла после того, как была создана музыка к четырехсерийной эпопее
«Блокада». У нее счастливая судьба, она достаточно часто звучит в Большом зале
Петербургской филармонии. А третья симфония, премьерой которой открылся наш
нынешний фестиваль, была написана в 1988 году. Это ни на что не похожий Баснер.
Вокальная симфония называется «Любовь», состоит из трех частей — «Афродита»,
«Магдалина», «Теруань», написана на стихи замечательного французского поэта-
символиста Эмиля Верхарна.

Творчество Баснера очень многогранно. У него были произведения для музыкального
театра. Оперетты «Требуется героиня», «Полярная звезда» шли на сценах всех крупных
театров нашей страны. И в Иркутске, и в Новосибирске… А где только не
ставили замечательный балет «Три мушкетера»! Есть даже зарубежные постановки — в
Германии, Чехословакии, Болгарии. В Ленинграде он шел на сцене Театра оперы и балета
имени Мусоргского.

Первую песню к фильму Баснер написал в 1956 году. Это была картина Ордынского
«Человек родился». Вообще же самая первая его работа в кино — фильм Захара Аграненко
«Бессмертный гарнизон» (1955 год). Там было много серьезной музыки, симфонической.
Позже у Вениамина Ефимовича возникла идея сделать из этого сюиту для большого
оркестра. Затем пошла целая череда фильмов…

Интересна история песни Баснера «На безымянной высоте». Композитор написал три
варианта песни к фильму «Тишина», и все три режиссером Владимиром Басовым были
отвергнуты. Возвращаясь домой дневным поездом Москва — Ленинград, Вениамин
Ефимович думал о том, как позвонит на «Мосфильм» и откажется от этой работы. И вдруг
пришла мелодия! К сожалению, у него не было не то что нотной, никакой бумаги, чтобы
записать ее, чтобы она не улетучилась. И поэтому он всю дорогу напевал. Дома же сразу
записал музыку, пропел, купил билет на ночную «Стрелу» Ленинград — Москва и повез
тот вариант, который, он был уверен, абсолютно устроит режиссера. Песня стала
знаменитой.

— Рассказывают, что Баснер был добрым, искренним, лучезарным человеком,
притягивал людей, как магнит…

— Верно. Он мог дружить с людьми разных профессий, не только с музыкантами. Очень
тепло общался и с водопроводчиком, и с бизнесменом, и с известными личностями —
писателем Даниилом Граниным, скульптором Михаилом Аникушиным. Веня умел
радоваться жизни. Был очень хлебосольным. В доме постоянно собирались друзья,
компании. Было весело: музыка, песни, танцы. Иногда все это затягивалось до глубокой
ночи. А в четыре утра он садился писать музыку.

— Что еще вспоминается о муже, Луша? Каким он был дома?

— Вениамин Ефимович всегда старался помогать мне. Например, в сложные годы, когда в
стране была полная разруха, он стоял в длинных очередях. К нему подходили люди: «Ну
как же так, Вениамин Ефимович, вы — и в очереди?» На что он отвечал: «Я такой же
гражданин этой страны…»

Но все-таки я его не нагружала. Он, конечно, мог сделать себе элементарную яичницу. Не
скажу, что любил и умел готовить какие-то изыски. В быту Веничка был очень скромен,
неприхотлив. Никогда я не слышала никаких придирок, что бы ни сделала, что бы ни
приготовила, все хвалил: «Это замечательно! Это гениально!» Мы абсолютно понимали и
дополняли друг друга.

— А как Баснер работал?

— Очень любил сочинять в загородном доме в Репино, что километрах в сорока от города.
Большая часть работы проходила в утренние часы. Когда он работал над крупным
произведением, писал, что называется, на одном дыхании. Баснер относился к числу тех
немногих композиторов, которые сочиняют не за роялем, а за письменным столом. Вы
представляете? Расписывал все голоса для крупного симфонического произведения, сидя
не за инструментом, а за письменным столом! Он говорил: «Я написал много музыки для
кино и меньше — классической. Не потому, что кино отнимало больше времени, а потому,
что у меня не было свежих идей». И если такая идея приходила, если он вдохновлялся
пьесой, текстом, то сочинял мгновенно. В 1994 году, когда Баснер создал еврейский театр
«Симха» и ему была предложена пьеса «Еврейское счастье», он всего за восемь дней
написал мюзикл (а это больше двух часов музыки!). Естественно, в клавире.

— Луша, сколько лет вы прожили с Вениамином Ефимовичем?

— Десять. Эти десять лет жизни — настоящее счастье.

— У вас дочь?

— Да. Анна Авиталь Баснер. Ей 13 лет. Мы оба, скажем так, поздно ее родили. Когда
Анечка появилась на свет, это, конечно, было потрясением для Вениамина Ефимовича.
Ему показали ребенка, он пришел домой, естественно, отпраздновал. И ему приснился
сон. Какой-то чарующий голос повторял слово: «Авиталь, Авиталь…» На другой день он
примчался ко мне и говорит: «Давай назовем девочку Авиталь! Мне ведь так просто
ничего не снится…» Анечка появилась на свет накануне католического Рождества. Я
удивилась: «Что такое Авиталь?» Все-таки он пошел и записал ее так: «Анна Авиталь».
Прошло несколько лет. И однажды в Москве Гоша Матусовский, внук поэта, сказал:
«Дядя Веня, Авиталь — это же пятая жена царя Давида. Библейское имя».

— Ваша дочь занимается музыкой?

— Да, Анечка учится в шестом классе музыкальной школы по классу фортепиано — у
замечательного педагога Калерии Сандовской.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное