издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Снежные барсы" из Иркутска на вершине мира

Ровно пятнадцать лет назад впервые в истории иркутского альпинизма наши спортсмены Екатерина Иванова и Александр Токарев покорили Эверест, который называют вершиной мира (8848 м). После этого у иркутян было еще несколько попыток повторить это восхождение, но все они заканчивались безуспешно. И все же полоса невезения закончилась. 30 мая этого года над "Крышей мира" снова взвился флаг Иркутской области. Его подняли на вершину члены нашей Иркутской федерации альпинизма Григорий Скаллер и Александр Яковенко. О том, как проходил штурм Эвереста, рассказывает Григорий Леонтьевич Скаллер. В списке покорителей Эвереста он занимает особую строчку, как человек, в шестидесятилетнем возрасте впервые в мире совершивший бескислородное восхождение на Эверест.

— Григорий Леонтьевич, неужели на высоте больше
восьми тысяч метров, фактически на границе со
стратосферой, возможно такое?

!I1!— Сначала скажу, что я — не исключение. И до меня бывали такие
восхождения. Правда, единичные. А меня вынудили
обходиться без кислорода обстоятельства. Когда я прошел от
штурмового лагеря, разместившегося ближе других к
вершине, половину пути, то вдруг обнаружил утечку
кислорода из редуктора кислородного аппарата.

— Ведь можно было не рисковать, повернуть обратно.
Никто же силой не гнал?

— Меня многие альпинисты поймут правильно.
Сходить с дистанции, когда до финиша уже рукой подать,
обидно. Тогда ищешь хоть малейшую зацепку. И я сказал
себе: «Была не была». На всякий случай я сразу же
перекрыл кран кислородного баллона, чтобы при
возникшей необходимости его все-таки как-нибудь
использовать. Не знаю, что случилось с аппаратом. Ведь
он — российского производства. С ним в горы ходят все,
практически все альпинисты планеты. Он безупречен.
Когда руководитель нашей группы Николай Черный узнал
про случай с аппаратом, то еще раз предупредил, что в
случае, если мне с Иваном
Душариным и Юрием Тайдаковым не удастся достигнуть
цели к четверти двенадцатого, то обязательно,
несмотря ни на что, нам следует поворачивать обратно.
Дело в том, что на
вершине всегда дуют сильные ветра. Притом их
особенность такова, что с наступлением ночи они
немного стихают, а с полудня снова набирают силу.
Именно в этот наиболее благоприятный промежуток
времени нам и нужно было «втиснуться».

— Так вы шли ночью? По обледенелым скалам?

— Да, мы выступили сразу же после полуночи.
Хорошо, было полнолуние.
И луна светила довольно неплохо. Но все равно пришлось
всю дорогу пользоваться фонарями, закрепленными на голове.

Температура тоже сказывалась. К середине ночи она опустилась ниже
30 градусов мороза. Правда, одеты мы были тепло.
У нас только случилось два происшествия: большой палец на
ноге обморозил Игорь Похвалин, а у Юрия Тайдокова от мороза
лопнуло пластмассовое крепление «кошки». Все мы несли
не более 10 килограммов груза: кислород, фляжки,
специальное альпинистское снаряжение… Каждый шаг
давался с огромным трудом. В одном месте крутизна
склона достигала почти 90 градусов.
В один из самых критических моментов я даже подумал: «Не успею!».
Наверху кажется, будто ноги в свинцовые ботинки обули. На Ваню Душарина
смотрю, его силуэт на фоне белой горы выглядит как в замедленной
съемке. У меня, конечно, движения в том же
темпе. Наконец я не выдержал, видеокамеру Ване
передал. Прошу: «Панораму сними! Я не дотяну». А
оставалось-то не более сотни шагов. На вершину я
поднялся последним из нашей группы. За десять минут до
меня там оказались Ваня Душарин и Юра Тайдаков. Их
опередили Авасапьян Каро и Александр Яковенко.
Движение нам облегчало отсутствие большого снега. В
прошлом году он очень помешал восхождению. В
нынешнем сезоне сильнейшие ветра хорошо почистили
маршрут, но они могли сдуть и нас при малейшей
задержке на подходах к вершине.

— Откуда подобралась такая команда?

!I2!— Кроме нас, в нее вошли альпинисты Москвы, Тюмени, Тольятти.

— А что из себя представляет маршрут, по которому
вы взбирались?

— На Эверест проложена широкоразветвленная сеть «дорог». Есть очень
опасные, а есть не очень. Обычно альпинисты поднимаются
по северному маршруту, с заходом из Китая, и
южному, берущему начало в Непале.
Мы пошли по северному. Скалы здесь соответствуют
третьей и четвертой категориям трудности. На маршруте
мало стенок, нет карнизов. Но падать там все равно есть
куда. Сейчас подъем на вершину Эвереста облегчают во
многих местах заранее навешенные перила. Большую их
часть обычно заносят на себе шерпы. Так
называется небольшой народ, проживающий в Непале на
высоте около четырех тысяч метров. Они сыграли большую
роль в освоении Гималаев. Для этого народа участие в
экспедициях в качестве проводников и носильщиков —
почти единственный способ
заработать. Кроме оплаты, лучшие из них поощряются
правом восхождения на гору и кислородом для
восхождения.

Нашу экспедицию тоже шерпы сопровождали. В их
обязанности входило обустройство промежуточных лагерей.
Шерпы доставляли на базы палатки, продукты питания.
Некоторые из нашей группы тоже участвовали в
забрасывании грузов, чтобы быстрее адаптироваться к
высокогорью и помочь шерпам в случае необходимости.

— А сколько времени занял подъем с подножия
горы?

— Пять дней. Маршрут берет начало в базовом лагере
на высоте 5200 метров, куда ведет неплохая дорога. Ее
мы преодолели на арендованных автомобилях. До китайской
границы нашу колонну сопровождали непальские
БТРы. В это время в Непале проходила забастовка. И
забастовщики перекрывали во многих местах дорогу. На
одном из участков в автомобиль, в котором ехали Саша
Абрамов и Сергей Каймачников, неожиданно выскочившие
экстремисты бросили три взрывных устройства. Одно
угодило в салон автомобиля. Взрывом тяжело ранило
Сергея, и его пришлось срочно эвакуировать в Москву,
где ему сделали операцию. А Саша, получив двенадцать
осколков в ногу, остался. У этого парня такая сила
воли, что он с ранением поднялся до лагеря на высоте 8300 метров.
К сожалению, Саша и его группа из-за мощного ветра провели
одну лишнюю ночевку в этом лагере. У них осталось очень
мало кислорода, и Саша, пожертвовав свой кислород друзьям,
спустился вниз. При этом он помогал заболевшему
альпинисту-англичанину.

!I3!Следующий по счету лагерь расположен на высоте 6300 метров.
С него начинается настоящее восхождение к другим лагерям,
подготовленным на высотах семь, семь
восемьсот и восемь тысяч триста метров. Чуть
выше лагеря 6300 начинаются ледник и настоящие опасности.

— Были ли встречи с другими экспедициями?

— Вообще-то желающих подняться на Эверест очень много.
В самом нижнем лагере мы увидели сотни
палаток. Их хозяевами были альпинисты почти со
всего света. Разумеется, мы с ними общались. А еще у
нас произошла встреча на самой вершине с альпинистами,
поднявшимися по южному склону. Встреча на вершине мира
впечатляет…

— Такое количество паломников, приезжающих с
намерением покорить вершину, видимо, создает немало хлопот
местным властям?

— И китайские, и непальские власти научились
управлять этим процессом. Во-первых, каждая из стран
ввела особые допуски на право восхождения, так называемые
пермиты. Цена одного
пермита — около десяти тысяч долларов. В Китае в
стоимость этих пермитов входят гостиничное
обслуживание, питание, услуги проводников, аренда
автомобилей и яков.

А во-вторых, оба государства очень
строго следят за сохранением природы.
Там даже придумали способ, как содержать горы
в чистоте, выплачивая шерпам
вознаграждение за принесенные
использованные кислородные баллоны. И к альпинистам
требования предъявляются соответствующие. Их заставляют
сдавать мусор и отходы.

— Все познаётся в сравнении. Как
настоящий «снежный барс», вы покорили пять
семитысячников, и притом некоторые по два-три раза,
еще в пору существования Советского Союза. Среди них
— пик Коммунизма и пик Победы. Где было сложнее —
у нас или на Эвересте?

!I4!— Эверестовские маршруты
намного протяженнее. Но вот что касается
вопроса, какая гора круче, сказать сложно. Поскольку
каждая со своим характером. Лично мне
показалось, что в техническом плане наш маршрут на
Эверест уступает классическим маршрутам на
семитысячник Хан-Тенгри на Тянь-Шане.

Вообще, степень риска на Эвересте огромная. Об этом
свидетельствует статистика. Соотношение взошедших на
гору и оставшихся на склонах Эвереста навечно — один к
четырем. То есть каждый пятый… И в нынешнем сезоне
есть жертвы. На северном склоне погибли два
альпиниста. Один из Индии, другой из Словении.
Южный склон унес жизни англичанина и шерпа.

— Без специальной физической подготовки в горах
делать нечего. Какая методика у вас?

— В процессе подготовки к восхождению на серьезную гору я почти каждый
день бегаю кроссы. Иногда пробегаю по тридцать-
сорок километров. А прежде чем податься в Гималаи, я
три раза поднялся на Эльбрус в январе.

— Григорий, позади осталась двухмесячная
эпопея, включающая в себя подготовку к восхождению и
штурм вершины Эвереста. Какие планы у вас на будущее?

— Сейчас сказать сложно… У меня есть любимая и
ответственная работа в детско-юношеском альпинистском
лагере «Ангасолка». Но если помечтать, то не мешало бы
побывать в горах Антарктиды…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер