издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Уроки живой природы

Учёному-историку, человеку энциклопедических знаний Владимиру Вячеславовичу Свинину исполнилось 70 лет. В его жизни было много интересных встреч, открытий, событий, определивших его судьбу. Это и археологические изыскания, и работа в областном краеведческом музее и тридцатилетняя педагогическая деятельность в государственном университете. На историческом факультете и сегодня редкая защита кандидатской или докторской диссертации обходится без консультаций Свинина, его участия в поисках научной истины.

Жизненный путь будущего учёного начинался в далёком улусе Болдой Бурятского автономного округа. В годы войны наравне со взрослыми Владимир перегонял стада домашних животных в Иркутск, напевая в длинной дороге протяжные бурятские песни. Язык он знал в совершенстве, потому что все предметы в школе преподавались на бурятском. Правда, когда семья переехала в Усть-Орду, у мальчишки возникли проблемы с русским языком. Устроившись по окончании школы на работу в газету, он соврал, что пишет без ошибок. Потом всю ночь не спал, переживал, утром покаялся, сказал, что с бурятским языком дела у него обстоят много лучше. Его извинили и доверили набирать бурятские страницы. Журналистика его захватила, он пробовал сам писать и засыпал вопросами литераторов из Иркутска, которые в те времена частенько наведывались в посёлок.

Однажды в 1946 году редактор поручил ему сделать репортаж о музее. Экспозиция была тогда незатейливой, состоящей в основном из предметов быта и орудий труда. Говорили о перспективах развития музея, о том, что в Усть-Орду должны приехать археологи, которые утверждают, что недра бурятской земли хранят множество тайн, относящихся к истории происхождения человека в Сибири.

Первым учёным, посетившим Усть-Орду в начале пятидесятых годов, стал Павел Хороших, который организовал в округе археологические раскопки. Именно от него Свинин узнал места, где люди жили в каменном, железном, бронзовом веках. У него появилось ощущение, что он видит сквозь землю, общение с Павлом Павловичем захватило его воображение, перевернуло сознание. С этого момента он охладел к газете, перешёл работать в музей, став настоящим исследователем-археологом.

В Усть-Орде молодой человек познакомился с известными людьми — лауреатом Сталинской премии, директором Ленинградского института археологии Алексеем Павловичем Окладниковым, знаменитым скульптором и антропологом Михаилом Михайловичем Герасимовым. Учёный Георгий Францевич Дебис, основатель советской школы о расах, говорил тогда: «В мире есть три знаменитости: снежный человек, Тур Хейердал и Михаил Герасимов — их знают все». Действительно, Герасимова, воссоздавшего образ первобытного человека, открывшего потомкам лики Ивана Грозного и Петра I, в шестидесятые годы знали очень многие.

Академик Окладников пригласил Свинина в свою экспедицию. От Шаманского камня на Байкале до современного микрорайона Солнечный — весь этот путь он прошёл рядом со знаменитым учёным, который настоятельно рекомендовал ему поступать учиться. Археологические отделения в вузах тогда были только в Киеве, Москве и Ленинграде. Поскольку он был юношей небогатым, Окладников посоветовал ему поступать на исторический факультет Иркутского университета. Он так и сделал. Переехав в Иркутск, Свинин поступил на работу в областной краеведческий музей. С этого времени изучение родного края стало для него смыслом жизни. Он учился и занимался исследовательской работой, был буквально одержим археологией.

Академик Флоренсов пригласил молодого изыскателя на должность своего заместителя на период исследований стоянки древнего человека в Мальте. Открыта она была в 20-е годы Герасимовым. Когда в 1956 году плотина перегородила Ангару, возникло опасение, что стоянка будет затоплена. Возникшая после ледникового периода, эта стоянка начинена древними предметами, как слоёный пирог. Мальтинские исследования легли в основу дипломной работы Свинина, а сами находки хранятся сегодня в Московском историческом музее.

Археологическими исследованиями бассейна озера Байкал Владимир Свинин занимался не один год. В 1971 году он написал работу о времени появления человека в Иркутской области, о антропогенной нагрузке на озеро в прошлом и видоизменениях, которые могут произойти в будущем. Эта статья легла в основу его кандидатской диссертации, которую он защитил под руководством Окладникова. Также Свинин стал одним из авторов большого проекта по созданию Байкальского национального парка.

Молодого учёного пригласили вести краеведение и музееведение в Иркутском государственном университете. А когда в рамках дружественных связей Монгольского и Иркутского университетов состоялся обмен специалистами, его направили работать в Улан-Батор.

В Монголии дел оказалось много. Довелось участвовать в восстановлении исторического факультета университета, составлять археологическую карту монгольской части Байкальского бассейна. Он много ездил по стране, вёл раскопки в пустыне, высоко в горах искал места, связанные с жизнью Чингисхана. Работа сдружила его со многими учёными-археологами и историками, занимающимися проблемами новейшей истории. В 1987 году на V Международном конгрессе монголоведов в Улан-Баторе была создана Международная ассоциация монголоведов и как её подразделение — Всесоюзная ассоциация монголоведов в Москве. Свинин был избран в состав центрального совета ВАМ. Тогда же по его инициативе было создано Иркутское региональное отделение Ассоциации монголоведов, которое объединяет сегодня усилия иркутских учёных в изучении соседней страны.

Развиваясь по спирали, жизнь часто возвращает человека на круги своя. Проработав в го-суниверситете более тридцати лет, Владимир Вячеславович вновь вернулся в краеведческий музей, в котором когда-то прошёл путь от лаборанта до директора. Сегодня недомогание приостановило его деятельность, но краеведы надеются, что не надолго. Он энергичный и очень живой человек, поэтому долго сидеть без дела не собирается. Тем более у него появилось новое увлечение — компьютер. С помощью Интернета он совершает путешествия по всему миру, часто общается с внучкой, которая живёт в Америке. Любовь к бурятской земле он передал и дочери, известной фотохудожнице Марине Свининой, которая снимает Ольхон так, как его не снимает никто.

Любовь к родному краю движет им, заставляет постоянно быть в хорошей форме. Как-то, находясь на одном из берегов Ольхона, он заметил: «Здесь была древняя стоянка».

— Как вы узнали об этом?

— Приметы… Если всё перечислять — займёт много времени. Лучше общаться с живой природой…

НА СНИМКЕ: В.В. Свинин

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector