издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Донести правду – что бы ни случилось…

Сегодня мы беседуем с необычным гостем. Наполеон Бонапарт Байерс, профессор Школы журналистики и массовых коммуникаций университета Северной Каролины, в Иркутске побывал в связи проходившим недавно на Байкале международным студенческим форумом Байкал-PRоект 2006.

Мистер Байерс ранее являлся сотрудником Air Force Association (AFA) в Арлингтоне, руководил всеми аспектами коммуникаций этой организации, включая связи со СМИ, а также курировал написание документов по вопросам национальной безопасности. До работы в AFA Байерс был президентом Creative Communications Works, компании, которая консультировала голливудские кинокомпании при создании сценариев об авиации.

Однако до ухода «на вольные хлеба» за плечами Наполеона Б. Байерса был военный колледж Воздушных сил и колледж военного командования в Монтгомери, Алабама, погоны лейтенант-полковника и чин офицера по общественным связям Военно-воздушных сил (ВВС) США. Также Байерс был заместителем редактора ежедневной газеты «Pacific Stars and Stripes» в Токио, главой подразделения национальных дел ВВС США, где был ответственным за организацию и интеграцию маркетинговых программ, представителем ВВС по общественным делам в Нью-Йорке, Чикаго и Лос-Анджелесе. За годы военной службы Байерс неоднократно был награждён медалями и знаками отличия, а Фонд образования Воздушных сил включил его в почётные члены общества имени генерала Дуллитла за достижения в деле осведомления общественности о значимости Военно-воздушных сил США.

Когда мы встретились в холле одной из иркутских гостиниц, подвижный, невысокого роста, американец живо взял быка за рога.

— Скажу сразу: моего дедушку звали Наполеон, меня назвали в честь него.

— Отлично! Давайте сначала о том, как вас занесло в Сибирь?

— Я работаю в Университете Северной Каролины в Чапел Хилл, и у нас есть контакты с Иркутским государственным университетом. Мы считаем, что это один из лидеров среди университетов России, в частности — по подготовке PR-специалистов. У нас есть определённая программа, по которой наши преподаватели и студенты обмениваются опытом, и в этом году в рамках данного гранта я был приглашён на Байкал-PRоект-2006.

— Вы пообщались со студентами, которые специализируются по связям с общественностью, из разных регионов России. Как вы оцениваете их уровень подготовки и насколько они отличаются от студентов Университета Северной Каролины?

— Я думаю, они во многом похожи. Ваши студенты, по крайней мере, те, которых я видел (их было 80 на проекте), очень креативные, схватывают на лету, умеют работать в команде, кажется, что они ярче, чем мы были в университете. Я думаю, что между нашими студентами очень много общего.

— Вопрос о вашей работе в Вооружённых силах, службе в ВВС. Скажите, насколько военный PR отличается от PR гражданского, насколько отличаются задачи, которые ставятся перед представителями Вооружённых сил?

— Более корректно, я считаю, в этой ситуации говорить не о «военном PR», а о military public affairs, о службе связи с общественностью в вооружённых силах, в задачи которой входит и контроль ситуации в масс-медиа. Главной особенностью тут является необходимость распространения информации о происходящем, без оценок и навязывания собственного мнения — в отличие от PR-службы гражданской, главной задачей которой является формирование положительного имиджа компании.

— Для России традиционен очень низкий уровень доверия к пресс-службам Вооружённых сил, журналисты очень часто отмечают сокрытие информации, неполное её предоставление. Насколько эта проблема актуальна для Вооружённых сил США?

— Я думаю, что в США есть опыт замечательных отношений военных со СМИ. Конечно, были времена, когда это было не так. Знаете, эти отношения всё время развиваются по синусоиде — вверх и вниз, они меняются, и этот цикл постепенно сокращается. Сейчас уровень доверия СМИ к военным силам США достаточно высок. Военные постоянно предоставляют информацию из Ирака, плохую и хорошую, каждый день, и я думаю, что сейчас нет проблем в отношениях со СМИ в Ираке. Конечно, могут быть проблемы в отношении отдельных боевых эпизодов, в моменты, когда происходит большое количество военных операций, но они не сказываются на отношениях со СМИ в целом.

— Какое событие в вашей карьере вы считаете важнейшим?

— Во время моей работы в военных силах момент, которым я горжусь как PR-специалист в военных силах — первый визит русских офицеров в США, который я впервые организовал. Это был первый визит маршала Советского Союза Сергея Ахромеева, главы Вооружённых сил России, это было ещё в 1989 году. Ахромеев побывал в Вашингтоне, Нью-Йорке, Сан-Антонио и других городах США, чтобы посмотреть как гражданскую сторону жизни американцев, так и наши военные базы.

Хочу отметить, что во время моей службы не случалось серьёзных несчастных случаев в ВВС. Но что бы ни случалось, я должен был донести историю до СМИ. Военный PR-специалист живёт в странном мире: часто ему не доверяют СМИ, а с другой стороны — он испытывает недоверие со стороны военных, на которых он работает, своих офицеров. Но работа состоит в том, чтобы убедить военных, что СМИ должны получить ту или иную историю, и она должна быть правдивой.

— Как я понял, вы имели отношение к некоторым голливудским сценариям?

— Сперва одной из моих обязанностей как офицера по общественным делам была работа с Голливудом. Военные из ВВС обязательно командируют офицера в Голливуд, и если Голливуд хочет сделать историю о военных, то тогда этот офицер должен работать с ними как консультант. И после того, как я был вовлечён в эту работу, я вошёл в бизнес по написанию сценариев для Голливуда и организовал свою компанию. Один из сценариев называется «Последняя книга», это история о спутнике, который находит последнюю книгу Библии. Ещё фильмы, над которыми я работал, — «Самолёт президента» с Харрисоном Фордом и «Армаггедон» с Брюсом Уиллисом.

— «Самолёт президента»? Скажите, в американском президентском самолёте есть спасательная капсула или нет?

(Смеётся). Нет, это была одна из тех вещей, которые мы просто придумали. Но это было правдоподобно, не так ли? Я не думаю, что такая штука может летать.

— Вы работали в газете «Звёздные полосы» в США (американская газета для военных, наподобие «Красной звезды». — Прим. Д.Л.).

— Да, в газете «Pacific Stars and Stripes».

— Так сказать, тихоокеанская редакция… Об этой газете представление у российских зрителей чаще всего складывается по фильму Стенли Кубрика «Full Metal Jacket». Там действительно царит такая непринуждённая атмосфера?

— Газета «Stars and Stripes» обычно настолько непочтительна и неуважительна, насколько это возможно в её работе. Ребята действительно просто хорошо проводят время, достаточно критично отзываются о многих вещах и часто могут найти грязь там, где её и нет. Однако солдаты любят эту газету, потому что верят ей. Дело в том, что это негосударственная газета: репортёры пишут то, что они хотят. Государство не владеет этой газетой, оно только платит им, так что это не военная газета и в ней работают гражданские журналисты. И знаете, это хорошая работа!

— С каким чувством вы будете уезжать?

— Вы знаете, причина, по которой я приехал сюда, это, конечно, Байкал и Байкал-Prоект. С точки зрения PR-специалиста ИГУ — это хорошее место, здесь работают профессионалы, обучая PR-специалистов по хорошей программе. Студенты, которых я видел, когда-нибудь будут на мировой сцене, на мировом рынке как ведущие PR-специалисты. Они могут работать в сфере развлечений, они знают, как наладить отношения со СМИ, как выстроить корпоративную культуру. Они хороши, я рад, что мне уже не нужно соревноваться с ними.

Записал Дмитрий ЛЮСТРИЦКИЙ

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное