издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Влюблённая в небо

  • Автор: Анатолий ФАТИН, ветеран труда, заслуженный работник транспорта РФ

Вера Николаевна Унтилова была первой и, наверное, последней женщиной-пилотом гражданской авиации в Иркутске, где выполняла рейсы в 1989—2003 годах.

— Вера! Вера! Да оторвись же от неба! Что там увидела!?

А там, в бездонной голубизне, парил планер. С удивлением и восторгом следила за ним молоденькая девчушка. Хотя на совхозном винограднике, где она с подругами помогала убирать урожай, тоже было интересно. Крупные грозди, спелые ягоды, аромат. Вокруг такие же, как она, девчонки-девятиклассницы, шутки, смех, задор. Но теперь всему этому она не внимала. Память вернула её в раннее детство, когда впервые увидела сильно гудевший самолёт.

— Что это, мама?

— Бомбовоз, доча.

Её мама — жена офицера. «Доче» пять лет, на дворе 1955 год. Война ещё крепко держалась в сознании взрослых, жёны военных жили заботами мужей. Но на этот раз на крымской земле случай был иной. Теперь мирная «птица» парила над ней.

Проследив за нею до приземления, Вера стремглав понеслась к аэродрому. Рядом с планером маленький, сияющий красками, новый самолёт. Ну как не погладить его. И тут она почувствовала непреодолимое желание летать. С этого всё и началось. Девчушка буквально бредила полётами.

Живи она в 30-е годы, мечта её сбылась бы гораздо легче. Тогда был лозунг: «Комсомол — на самолёт!». Хорошо об этом рассказано в фильме «Комсомольцы-добровольцы». 60-е — годы совсем иные. Техника другая, требующая разносторонних знаний. В это время большую роль в патриотическом воспитании, в том числе в подготовке кадров будущих авиаторов, сыграл ДОСААФ. В его распоряжении имелось немало аэроклубов, аэродромов, самолётов. Но в те годы, когда Вера заканчивала школу, почему-то не было приёма в аэроклуб. Это лишь обостряло тягу к авиации, пока к малой. Сразу после уроков бежала Вера на стоянку аэроклуба, выполняла мелкие поручения, мыла самолёты. После десятилетки, когда многие её сверстницы мучались над вопросом, куда пойти учиться, для неё такой проблемы не существовало. «Буду летать!». Так и сказала своим родителям.

Но каким долгим и сложным оказался путь к цели. Она и дальше добросовестно мыла самолёты, вела хронометраж полётов. Лишь в 1969 году девушку зачислили на курсы пилотов. Cбылось её желание. После окончания курсов работала кладовщиком на складе парашютов и летала, обретая опыт и мастерство.

Она любила подниматься в воздух утром, когда маленький ЯК-18 ПМ купался в лучах солнца. Освоила различные спортивные машины -ЯК-18А, ЯК-18ПМ, ZET-326 — и отлично выполняла на них фигуры высшего пилотажа на различных соревнованиях. Получала спортивные награды.

Многое, очень многое связано у неё с тем аэроклубом. Он дал ей путёвку в небо. Она вышла замуж за авиатехника-бригадира, спортсмена. Родила дочь Наташу и продолжала летать. На её глазах погибли двое друзей при выполнении фигуры высшего пилотажа «штопор». Тяжело переживала. Но не дрогнула, не отреклась от авиации. Напротив, осознание того, что небо не прощает ошибок, явилось уроком и для неё. Талант, трудолюбие, упорство помогали ей в освоении лётного мастерства. В 1975 году Вере Унтиловой присваивают звание «Мастер спорта СССР». Это уже большая высота. Её включают в сборную Украины по самолётному спорту.

Тот 1975 год вообще станет для неё знаменательным. Именно тогда спортсменки-пилоты аэроклубов страны начали пробивать дорогу в лётные училища.

— Девчата ловили министра гражданской авиации Б. П. Бугаева везде, лишь бы добиться от него разрешения на поступление в лётные училища, — вспоминает Вера Николаевна. — Но министр был непреклонен: «Женщин не принимать».

Сознавая свою беспомощность, спортсменки обратились с письмом в адрес Президиума ХХV съезда КПСС, где мотивировали свою просьбу. А. Н. Косыгин, Председатель Совета Министров СССР, разрешил принять 30 женщин в лётные училища. Ура! Путь открыт. Но…

Конкурс огромный. Семь человек на одно место. Условия приёма в Кременчугское училище были жёсткие. Абитуриент должен иметь звание «Мастер спорта СССР», налёт не менее 250 часов, отличную технику пилотирования. Спортсменка должна быть замужем, иметь ребёнка, пройти строгую медицинскую комиссию и сдать приёмные экзамены по математике, аэродинамике полёта, самолётовождению, причём только с одной «четвёркой». Какой же волей надо было обладать, чтобы решиться на такое состязание за право быть лётчиком. И не только волей. Одно из условий приёма в училище — рост абитуриента должен быть не менее 160 сантиметров. А у неё лишь 159. Пришлось при прохождении медкомиссии схитрить и встать на цыпочки. В конечном счёте её зачислили на курсы.

После окончания учёбы Вера получила направление в Бельцский авиаотряд местных воздушных линий Молдавии. Работала вторым пилотом, затем командиром АН-2. Доставляла пассажиров, почту в города и посёлки. Несложную вроде бы машину доверили ей, но и «Аннушка» подчиняется лишь умелым и грамотным. Иначе можно в беду попасть. Однажды при взлёте с аэро-дрома Кишинёва с пассажирами сразу после отрыва от земли начался быстрый рост температуры масла в двигателе. Командир мгновенно принимает решение произвести посадку. Самолёт остался на полосе. Она, конечно, знала три заповеди лётчиков. Одна из них гласит: «Не оставляй взлёт на конец полосы». Поэтому даже на АН-2 она начала разбег самолёта с самого начала длинной взлётной полосы столичного аэродрома и при вынужденной посадке этой полосы хватило, чтобы сесть. Как выяснилось потом, в туннельный вход маслорадиатора попал кусок бумажного мешка и закрыл соты. За грамотные действия в полёте Вера Николаевна была награждена знаком «Отличник Аэрофлота».

Прост и неприхотлив АН-2. Работу на нём можно назвать начальными или подготовительными классами для тех, кто стремится летать выше, быстрее и дальше всех. Вера Унтилова не была исключением. Она переучивается на пассажирский турбовинтовой самолёт АН-24 и работает в авиаотряде Кишинёва. Вот где душа её пела и ликовала. Теперь выполняла рейсы в Прибалтику и Поволжье, на Украину. Наиболее яркие впечатления оставляют «фруктовые рейсы» — в Адлер, Сухуми, Батуми.

Своей работой, частыми полётами Вера Николаевна как бы опровергает мнение иных специалистов о том, что авиация — не женское дело. Мало того, что она освоила профессию лётчика, но как командир самолёта АН-24 сумела сплотить экипаж, настроить его на досрочное выполнение плановых заданий. Портреты Веры Николаевны, передовика производства, выставлялись на Досках почёта Молдавского управления гражданской авиации и на республиканской — в центре города.

А потом — знакомство с Сибирью. В 1989 году в Иркутске проводился капитальный ремонт взлётно-посадочной полосы, и волею случая Унтилова оказалась в нашем городе в числе прикомандированных экипажей. Они должны были помогать иркутским пилотам перевозить пассажиров, почту в города и посёлки Приангарья, Забайкалья и Якутии.

Бескрайняя тайга, Байкал, Саяны… Сколько удивительного и прекрасного открывалось здесь. Люди иные. Щедрые, с широкой душой, доброжелательные. А там, в Молдавии, менялись люди, ухудшался микроклимат. Стали появляться ростки национализма. Всё громче звучало: «Чемодан, вокзал, Россия!». Ну что ж, чемодан так чемодан. И Унтилова навсегда покидает некогда гостеприимный южный край.

А Иркутску нужны такие пилоты. Вере Николаевне присваивают «первый класс» пилота гражданской авиации — высшую категорию лётного состава. Конечно, пришлось попотеть над теорией, так как ранее обучалась только на ускоренных курсах пилотов. Ей повезло, что на самолёте АН-24 в экипаже длительное время летали хорошие помощники: второй пилот Валерий Миронов, бортовой механик Анатолий Челарский. А вскоре она попадает на грузовой гигант ИЛ-76М вторым пилотом в экипаже командира Иркутского объединённого авиаотряда В. Ф. Подшивалова. Флагман грузовых перевозок доставлял сорокатонные грузы во все регионы страны.

Миловидную и невысокую женщину-пилота с модной причёской знали тогда во многих аэропортах. Но кто бы ведал, как непросто складывалась у неё личная жизнь. Она одна, без помощи бывшего мужа, растила дочь. Не имела нормальной квартиры. Проживала долго в гостинице аэропорта. Лишь потом с большим трудом «выбила» комнату аж в 9 квадратных метров в старом общежитии. Подрастает дочь Наталья. Оканчивает Иркутское медучилище по специальности «техник-стоматолог». В 2003 году, выполняя полёты в Иркутском филиале московской авиакомпании «ТЕСИС», наша героиня заканчивает лётную работу. Её общий стаж в авиации 33 года, в гражданской авиации — 27 лет. Налетала безаварийно 10100 часов.

Но время берёт своё. Вера Николаевна на заслуженном отдыхе и живёт в далёком Подмосковье. Вся её забота теперь — о шестилетнем внуке Пашеньке. «Хотела бы, — говорит Вера Николаевна, — чтобы он стал лётчиком». Видели бы вы, как она преображается, когда начинает рассказывать о полётах, самолётах. Словно вновь пилотирует в небе. Ну что ж, если внук станет лётчиком, то пусть будет таким, каким была его бабушка.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Актуально
Мнение
Проекты и партнеры