издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Запретная зона

Любимая мозоль российского экологического права — озеро Байкал — похоже, скоро обретёт центральную экологическую зону (ЦЭЗ). 19 августа на пресс-конференции в Иркутске чиновники МПР заявили, что зона эта совпадёт с границами объекта всемирного природного наследия, определёнными ЮНЕСКО. Это означает, что из хоздеятельности будут исключены 8,8 миллиона гектаров байкальской территории. Эксперты убеждены: введение этих границ ЦЭЗ не только не решит проблемы Байкала, но и многократно увеличит их.

Попытки зонировать Байкал продолжаются уже семь лет. Озеро было включено в список объектов всемирного природного наследия (ОВПН) решением ЮНЕСКО в 1996 году. По законам международного права границы объекта определяются законодательными актами страны. Поэтому в 1999 году был принят Федеральный закон «Об охране озера Байкал». Он и ввёл понятие «Байкальская природная территория», которая поделена на три экологические зоны: центральную, буферную и зону атмосферного влияния. После этого учёные должны были составить карты зонирования и закон вступил бы в силу. Но именно с этого момента началась чехарда. Закон предлагал учёным при определении ЦЭЗ ориентироваться на термин «водоохранная зона Байкала». Что это такое — правоведы не знали, принципов определения зоны закон не давал.

Неведомые границы

Дело в том, что ФЗ о Байкале — это локальный акт. А общего закона «О всемирном и национальном природном наследии» в России до сих пор нет, хотя мировую конвенцию СССР ратифицировал ещё в 1988 году. Это означает, что закон о Байкале до сих пор «висит в воздухе». С одной стороны, озеро признавалось уникальным, с другой — в отношении него действовало общее постановление правительства РФ по крупным озёрам (водоохранная зона — 500 м).

Как рассказал «Конкуренту» заместитель директора по научной работе ИГ СО РАН Виктор Плюснин, в 2000 году Институт географии СО РАН разработал первый проект зонирования. В ЦЭЗ вошли акватория озера со всеми островами, особо охраняемые природные территории, примыкающие к Байкалу, и земли в водоохранной зоне озера Байкал.

— В 2003 году мы провели специальную работу по определению водоохранной зоны озера. По нашим данным, граница должна была колебаться от 2 до 6 км от уреза воды в зависимости от крутизны склонов, строения грунтов, растительного покрова, ландшафтов. Было подготовлено новое зонирование, но оно не прошло госэкспертизу.

После этого Минприроды поручило разработать проект зонирования ФГУП «ВостСибНИИГГиМС». Он прошёл экспертизу. В феврале 2006 года он появился в правительстве РФ, но там и «утонул». Депутат Госдумы Сергей Колесников пояснил, что по этой разработке водоохранная зона включала в себя дельты рек, впадающих в озеро Байкал, и проходила по вершинам хребтов, склоны которых примыкают к озеру.

К этому времени в России уже была обнародована карта границ ОВПН ЮНЕСКО. По ней водоохранная зона озера Байкал расширена до главных водоразделов прилегающих к озеру хребтов, за исключением части бассейнов рек Верхняя Ангара, Баргузин, Турка, Селенга и Култучная. По мнению некоторых специалистов, такие границы являются необоснованными, так как определены они были без согласования с наукой, общественностью и властями. Весной нынешнего года МПР снова обратилось к ИГ СО РАН с просьбой дать очередной проект зонирования. В мае 2006 институт представил проект, по которому центральная зона практически совпала с границами ОВПН.

Почему МПР решилось на уступку ЮНЕСКО? Сергей Колесников считает, что это реакция на крупный скандал, разгоревшийся вокруг Байкала весной. В новом Водном кодексе правительство сделало попытку убить двух зайцев — поставить точку в споре о водоохранной зоне озера и осадить противников строительства нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан». Предлагалось приравнять Байкал к прочим крупным озёрам РФ с зоной в 500 м. В ответ депутаты ГД Сергей Колесников и Виталий Шуба внесли в ВК статью 11, которая дублировала февральское предложение МПР о водоохранной зоне. Однако поправка иркутян была изъята.

Тогда же была создана рабочая группа по внесению изменений в Закон «Об охране озера Байкал». Парламентарии предлагали прописать, что водоохранная зона озера включает в себя дельты рек, впадающих в озеро Байкал, и проходит по вершинам хребтов, склоны которых примыкают к озеру. МПР в июне представило собственную поправку, по которой ширина водоохранной зоны равна расстоянию от береговой линии до линии водораздела водосборной территории.

Между тем 19 августа в Иркутске директор Департамента государственной политики в сфере охраны окружающей среды МПР РФ Александр Ишков заявил, что проект ИГ СО РАН уже получил одобрение МПР, осталось согласовать новые границы ЦЭЗ в Минюсте. По мнению чиновника, утверждён правительством будет именно этот вариант. «Никакой тенденции к сокращению зоны нет», — заявил Ишков.

Согласно нынешнему варианту зонирования, общая площадь центральной зоны — около 8,8 млн. га. В том числе около 3,1 млн. га — озеро Байкал. Особо охраняемые природные территории (ООПТ) — три заповедника, два национальных парка, девять заказников и часть Тункинского национального парка — занимают около 2,4 млн. га. Учёные отмечают, что реальный правовой статус имеют именно эти 5,5 млн. га. Они охраняются Федеральным законом «Об ООПТ». Остальное — а это 3,3 млн. га — иные земли, и правового статуса у них пока нет. С утверждением ЦЭЗ и эти земли попадут под постановление правительства РФ о запрете хоздеятельности в ЦЭЗ БПТ.

«С этими границами на Байкале строиться и развиваться ничего не будет, — заявил Сергей Колесников. — В мире есть случаи, когда в охраняемой зоне отели стоят прямо на воде. И это не составляет экологической проблемы. Наша задача — сделать так, чтобы на озере можно было заниматься хозяйственной деятельностью, но при этом запретить строительство опасных объектов. Это возможно и при нашем варианте водоохранной зоны».

Учёные считают, что вариант МПР даёт шанс на развитие Байкальского региона. В международном экологическом праве есть термин «биосферные резерваты». Это охраняемые природные территории особого типа, в которых можно выделить «ядро» — территорию со строгим режимом природоохранной деятельности — и «буферную зону», где условия мягче. В качестве «ядра», по мнению директора ИГ СО РАН Александра Антипова, можно оставить прежнюю водоохранную зону, тогда как остальная часть ОВПН отойдёт к «буферной зоне». Тогда будет найдено компромиссное решение: с одной стороны, центральная зона совпадёт с ОВПН, с другой — будет возможность развивать хоздеятельность на Байкале.

Туризм вне закона

Эксперты уверены, что введение ЦЭЗ откроет все «дыры», которые сейчас имеются в законодательстве о Байкале. «Будут поставлены под жёсткий контроль такие объекты, как БЦБК, Селенгинский ЦБК, ВСЖД, — говорит член оргкомитета «Байкальского движения» Дмитрий Таевский. — В то же время надо помнить, что закон запрещает создание в ЦЭЗ лишь новых хозяйственных объектов».

— Для озера как участка всемирного наследия не определены основные нормативы выброса вредных веществ, нет оценки объёмов всех видов ресурсов, нет квот для их изъятия, не ясно, как могут здесь развиваться посёлки, — поясняет Виктор Плюснин. — А как можно защищать озеро, не зная, что и как ты защищаешь? На Байкале нет чёткого межевания границ охраняемых территорий, иных земель и поселений. Не существует и порядка перевода земель из статуса охраняемых в иной статус. Между тем в ЦЭЗ Байкала попадают 152 населённых пункта (140 тыс. человек). Правовой статус этих поселений в границах ОВПН не обозначен.

Законы чётко прописывают лишь нормативы отчислений за загрязнение окружающей среды. Как сообщил и.о. начальника департамента по охране окружающей среды администрации губернатора Иркутской области Алексей Дьяков, все предприятия, которые сейчас работают на территории ЦЭЗ, продолжат работу.

Однако по постановлению правительства РФ №344 (о нормативах плат за выбросы в атмосферу и воду) платежи за негативное воздействие на окружающую среду будут установлены с коэффициентом 2. 20% отчислений будет уходить в федеральный бюджет, по 40% — в региональный и местный.

Но главное, чем грозит выделение ЦЭЗ, это активизация «чёрного» списка запрещённых видов деятельности. Список был принят правительством в 2001 году, но формально не действовал. Выделение зоны даёт ему «зелёный свет». Он запрещает многое — от добычи нефти, газа и радиоактивных руд, химического синтеза до выделки кож и мехов. На озере запрещено возведение трубопроводов, строительство дорог и любых сооружений (кроме тех, что необходимы для жизнеобеспечения населённых пунктов). Документ постоянно вызывал критику.

— Кому придёт в голову на берегу Байкала заниматься, к примеру, генной инженерией? — спрашивает Виктор Плюснин. — А для чего в списке целый блок работ, связанных с лесозаготовкой? Ещё в 1987 году всё это уже было запрещено на Байкале.

ЦЭЗ может вогнать в коллапс туризм на Байкале. «Запрещающий» список гласит, что размещение рекреационных объектов и всего, что связано с туризмом, разрешается только на территориях, предусмотренных комплексной схемой охраны и использования природных ресурсов БПТ. «А таковая схема до сих пор не утверждена, как и не обозначены эти территории», — заявляет Виктор Плюснин.

Учёные предлагают свой вариант решения проблемы: разделить земли ЦЭЗ на три типа — особо охраняемые, рекреационные территории (зоны, которые специально отведены под туристический бизнес) и земли развития поселений. Но ясно, что ЦЭЗ утвердят раньше, чем отведут участки. Фактически это означает, что деятельность туркомпаний на озере будет незаконной.

— Правой рукой правительство вводит понятие туристско-рекреационных зон, в конкурсе на которые Байкал — в числе основных претендентов, разрабатывает ФЦП по рекреационной деятельности на Байкале, а левой — утверждает центральную экологическую зону БПТ, которая серьёзно ограничит туристскую деятельность, — заявил исполнительный директор СБАТ Вадим Копылов. — Это говорит о том, что Байкалом занимаются несколько министерств одновременно. Может, создание межведомственной комиссии поможет «увязать» подходы МПР и Минэкономразвития.

Но распутать клубок бесконечного «зонирования» правительственной комиссии в своё время не удалось. Созданная в 1999 году, она канула в Лету. И вот ожидается второе пришествие. В ближайшие 1-2 месяца при правительстве снова появится комиссия по Байкалу, заявил Александр Ишков. По информации Сергея Колесникова, вполне возможно, что правительство откажется от такой обузы и комиссия понизит свой статус — будет создана при МПР. Осенью Госдума намерена рассмотреть поправки к Закону «Об охране озера Байкал». Если иркутским депутатам удастся провести своё предложение, Байкал ждёт новая зона.

Граница центральной экологической зоны БПТ, совпадающая с границей ОВПН «Озеро Байкал»

    Центральная экологическая зона БПТ

    Буферная экологическая зона БПТ

    Экологическая зона атмосферного влияния

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер