издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Политический кордебалет

  • Автор: Наталья ОЛЕНИЧ, Газета.Ру.

Перестав быть захватывающим политическим действом, выборы остаются привлекательным бизнес-предприятием.

И для тех, кто собирается активно участвовать в выборном забеге зимне-весеннего сезона 2007/08 года, и для тех, кто будет принимать в нём лишь пассивное участие, наступила последняя спокойная осень.

Граждане ещё год могут безмятежно наслаждаться телесериалами, перебиваемыми лишь привычной рекламой волшебных майонезов, чудесных йогуртов и моментальной лапши. Через год от бесконечных сказок о современных Золушках или зримых боёв милицейского добра с бандитским злом будут отвлекать сказочные обещания моментальных чудес в различных псевдоидейных упаковках и под разнообразными партийными брендами.

Политики, учитывая короткую память народа, которому, как показывает опыт прошедших выборов, всегда запоминается последний по времени благородный или, напротив, неудачный жест, могут не сильно усердствовать в популизме и демагогии, сосредоточившись на внутрипартийных, клановых и личных делах. Общественный жар сердец: законы о защите обездоленных и добавках неимущим, проекты об усовершенствовании отечества в целом и программы коренного улучшения жизни населения в частности, национальные идеи и патриотические, демократические и любые иные призывы — следует приберечь до следующего листопада. Миллиарды рублей строчкой в прошлогоднем бюджете для обывателя значат несравненно меньше текущей копейки в собственном кармане.

Лозунг вчерашнего дня может в корне противоречить лозунгу момента: отношение граждан к способам решения чеченской проблемы осенью 1999 по сравнению с осенью 1998 года поменялось радикально.

Впрочем, с поры последних «ельцинских» выборов радикально поменялось почти всё, в том числе и выборная форма, и её содержание. Последние «путинские» парламентские выборы будут лишены собственно выборности, а значит, и случайности, непредсказуемости настолько, насколько это возможно в формально демократическом государстве. Рамки установлены предельно жёстко: протестное голосование запрещено; участвовать в выборах могут только прошедшие госрегистрацию партии и только в одиночку, без создания предвыборных коалиций, вносящих новизной лейблов и девизов смятение в умы нестойких граждан; на индивидуальные походы в федеральную законодательную власть наложен запрет. Политика отныне дело не просто коллективное, но сугубо партийное.

Из-за введённых ограничений выбирать депутатов можно не то что досрочно, но за много месяцев вперёд. Поскольку участвовать в кампании могут только партии, лицензированные Минюстом не позже чем за год до выборов, уже в декабре 2006-го можно составлять список претендентов. Именно поэтому так торопятся сгрудиться в общую партию «малые» в виде Партии жизни, родинцев и «пенсионеров» — очередной левый кремлёвский проект. Организации демократического спектра, СПС и «Яблоко» в первую очередь, после трёх лет то бурных, то вялых публичных дискуссий о необходимости создания единой оппозиционной партии никуда не спешат, очевидно, по противоположной причине.

Хотя ни за одну из попадающих в соцопросы демпартий сегодня не готово голосовать более 1-4% избирателей (при необходимом минимуме 7%), и «Яблоко», и СПС (прочие организации, к примеру, Республиканская партия Владимира Рыжкова пока не прошли госрегистрации), похоже, будут брать думский барьер, вновь конкурируя друг с другом. И то, что ни одной, ни другой партии не удалось сделать этого в 2003-м, когда и проходной балл был ниже (5%), и популярность партий, если судить по тогдашним соцопросам, существенно выше (за «Яблоко» в 2002-м, за год до выборов, было готово голосовать 7%, за СПС — 5% ), никого не смущает. Обещанная консолидация демократических сил состоится, но в разных углах: «Яблоко» уже объединило в себе «солдатских матерей» и «зелёных», Никита Белых на прошлой неделе намекал на ребрендинг партии, который последует за соединением с некими организациями.

Итог сепаратных выборных игр известен заранее. Реальная задача-максимум — взятие отнюдь не семипроцентного рубежа («семипроцентное гетто», которое так угнетало явлинцев в 90-х, сегодня, судя по настрою их лидеров, вожделенная, заветная цель, смысл жизни и политической борьбы), а преодоление куда более скромного предела в 3%. Ровно столько, сколько нужно, чтобы партия получала финансирование из федерального бюджета. Официальная черта, отделяющая проигравшую партию от откровенно отстойной.

Всё это весьма нехитрые подсчёты. И после их совершения остаётся только один, но важный вопрос. Почему для партий, у которых практически нет шансов на победу или они крайне сомнительны, всё же главное — участие? Ясно, почему в выборах-2007 будет участвовать Сергей Миронов с новыми товарищами (в 2003-м его Партия жизни объединилась в блок с Партией возрождения Геннадия Селезнёва и проиграла): он действует не сам по себе, а волею пославшего его Кремля. Непонятно, почему то же делают политики, регулярно опровергающие свои контакты с администрацией президента. Рассчитывают на чудо, имеют в запасе рецепт надёжного приворота избирателей? Или просто следуют предписаниям закона о партиях, по которому обязаны под угрозой дисквалификации регулярно участвовать в выборах? Вряд ли дело только в этом.

Всё, что кажется бессмысленным как политический проект, не представляется столь безнадёжным бизнес-предприятием. Выборы помимо всего прочего — это огромные деньги. И, несмотря на постоянно ужесточающиеся выборные правила, основные суммы, которые тратятся на выборах, идут налом. Разумеется, чёрным. По-другому провести кампанию невозможно: законодательно разрешённые фонды не могут покрыть требуемых расходов. Но и проконтролировать неучтённые средства тоже нельзя. Это не под силу ни спонсорам, ни партийной массе. Сказанное, разумеется, относится ко всем партиям — и властным, и оппозиционным.

Масштаб средств, размер откатов и премий не связаны напрямую с результатами голосований. Партия-аутсайдер (или, вернее, люди, занимающиеся в ней финансовым вопросами) может заработать на дальнейшую поствыборную жизнь даже больше, чем партия-победитель. Потому финансовая составляющая выборов является мощным стимулом для участия в них.

Президентская сторона вряд ли хочет видеть в следующей Думе демократов, хотя бы и в минимальном количестве. Но их участие в выборном шоу в качестве кордебалета Кремлю только на руку: улучшает его имидж — как внешний, так и внутренний.

Кордебалет же, как известно, тоже надо оплачивать, пусть и по меньшим, чем солистов, ставкам. А потому не исключено, что партиям, чьё прохождение в Думу не предусмотрено в кремлёвской программе, всё же помогут найти спонсоров. В 2003 году Кремль не только был в курсе того, что отдельные олигархические структуры помогают не одной лишь «Единой России», но и сам рекомендовал предпринимателям спонсировать некоторые партии. В том числе и демократического толка.

И пока выборы остаются разновидностью бизнеса, пусть и сезонного, с политическими статистами проблем не будет. Если невозможно попасть в основную труппу и на большую сцену, то почему хотя бы не заработать на дальнейшую приличную жизнь?

Не исключено, правда, что для многих людей и организаций, пришедших в политику на рубеже 80-90-х, это будет последняя возможность обеспечить политическую старость. Последняя осень.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное