издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Если небо осталось в душе

Послесловие к IV Международному театральному форуму «Золотой Витязь», в котором вновь принял участие Иркутский областной театр юного зрителя имени А. Вампилова

Вампиловцам оказали честь, доверив комедией «Сарафановы» по пьесе земляка-драматурга «Старший сын» в постановке руководителя ТЮЗа Виктора Токарева закрывать театральный марафон, в котором показали свои работы 39 сценических коллективов из России, Украины, Белоруссии, Сербии, Болгарии, Эстонии и Республики Сербской…

Московские театры, а их представляли свыше полутора десятков трупп, имели то преимущество, что выступали в родных стенах. Посмотреть конкурсные спектакли коллег иркутянам было не суждено. Они прибыли в 4 часа утра накануне закрытия, чтобы сразу после него вновь занять боковые плацкарты пассажирского поезда и в долгом некомфортном пути заново осознать, до чего же далёк батюшка-Байкал. Как ещё сподобился отпустить-то, дохнув вслед запоздалым теплом.

А на мокром столичном асфальте узорчатым ковром желтели кленовые листья. Сибирякам в эту пору привычнее хруст снега под ногами. Как накликали — дороги и тротуары за ночь сковала ледяная корка. Но к следующему утру белоснежный пуховик укутал всю Москву вместе с машинами, припаркованными прямо на улице. Только пирамидальные тополя вдоль жилых корпусов и магистралей неприкаянно чернели голым остовом ветвей, устремлённых к белесому небу.

Пожалуй, именно небо может служить символом той высоты, куда направлены помыслы слуг Мельпомены, разделяющих девиз форума: «За нравственные, христианские идеалы. За возвышение души человека». Надо ли разъяснять, что подобная идеологическая платформа не означает обязательной, а тем паче поголовной религиозности участников. Как и отстаивание принципов русской реалистической, психологической школы не означает её противопоставления иным художественным методам и традициям, если они созидательны, а не разрушительны для искусства.

Образно сказал на закрытии форума министр культуры и массовых коммуникаций России Александр Соколов:

— Фестиваль — это идея собирания камней в сегодняшнем мире, когда очень сложно выбрать истинное среди многого, рассмотреть лучшее среди этого истинного по всему пространству нашего духовного и нравственного бытия. Этот витязь не находится на распутье, он точно знает, куда, с кем и зачем двигаться! Во главе этого движения — Дон Кихот по духу, без кого форум просто не был бы возможен.

Чем не панегирик бессменному президенту «Золотого Витязя» Николаю Бурляеву. Но вполне заслуженный, убеждена я теперь. Скажу больше: никакое похвальное слово этому человеку не покажется чрезмерным после знакомства с его исповедальной летописью о том, чего стоило и стоит уникальному, по всем личностным и профессиональным ипостасям, народному артисту России претворять в жизнь масштабный проект Всеславянского кино- и театрального собора. Как же не удивиться тому странному обстоятельству, что форум, ставящий целью объединить и поддержать ревнителей позитивного искусства, остался фактически без освещения в средствах массовой информации. Что агентство Михаила Швыдкого обеспечило финансами лишь двадцатую (!) часть сметы международного фестиваля. Золотые медали имени Н.Д. Мордвинова, вручённые народным артистам СССР Юрию Соломину, Кириллу Лаврову, Владимиру Зельдину и Людмиле Касаткиной «За выдающийся вклад в театральное искусство», призы и награды победителям и лауреатам в различных номинациях… О прочих необходимых расходах даже и не заикаюсь, их легко вообразить хотя бы навскидку. Но до последнего дня инициатору пришлось самому, как у нас водится, расхлёбывать кашу, обходя с протянутой рукой равнодушных чиновников от культуры и по крохам принимая деньги от частных лиц.

Чудо, что форум всё-таки состоялся.

На нём параллельно работали три состава международного жюри, отсматривая драматические представления большой и малой формы и спектакли для детей. Российская глубинка делегировала в основном коллективы из европейской стороны: Вологда, Киров, Владимир, Белгород, было также и Подмосковье — Мытищи, Сергиев Посад… Географию расширили Магнитогорск, Омск, Иркутск и Хабаровск, где базируется театр Тихоокеанского флота. Но если в спорте существует понятие разных весовых категорий, то искусство признаёт лишь одну градацию — подлинность.

И хотя соревноваться на равных с такими корифеями сцены, которых взрастили, скажем, Малый театр, «Современник», тот же Центральный академический театр Российской Армии (ЦАТРА), где выступали все визитёры из-за рубежа и с периферии, или МХТ имени Чехова, Мастерская Петра Фоменко, Театр на Покровке и т.д., по большому-то счёту приезжему коллективу всё же затруднительно, но убедить в собственной творческой состоятельности можно только при её наличии. В точности по Евгению Шварцу: никакие связи не помогут сделать ножку маленькой, а душу большой. Кстати, слово душа, мне кажется, витало в воздухе форума то явственно, то подспудно. Принимая главную, высшую награду «Золотого Витязя» — статуэтку благородного металла, Сергей Арцибашев, поставивший (впервые на отечественной сцене) оба тома «Мёртвых душ» Гоголя в Театре имени В. Маяковского, как бы прокомментировал свой выбор, рассказав о примечательном случае. Пятилетний мальчик в детском саду на вопрос, какой орган главный в человеке, ответил без паузы: душа. Уже за рамками фестиваля я посмотрела столь высоко оценённую жюри работу. И могу свидетельствовать: справедливо этот спектакль назван лучшим, как и лучшие роли Игоря Костолевского — Плюшкина и Светланы Немоляевой — Коробочки. И вряд ли мне уже забыть Костолевского в образе генерал-губернатора (из этого же спектакля) с его прямым обращением к публике, как единственно можно спасти Россию… Впрочем, ощущение было, что артист говорит именно от себя, а не просто интонирует слова национального гения. И эта оборванная жестом безнадёжности речь, и завершающая рефренная фраза Чичикова — Арцибашева про бессмертие души, как говорится, попадает в цель. Гоголевский смех сквозь слёзы явлен тут воочию.

«Серебряного Витязя» удостоен, скажу уж к слову, главный режиссёр ЦАТРА Борис Морозов за цикл поставленных им спектаклей: «Давным-давно», «Гамлет» и «Горе от ума» (в его режиссуре пьесу Грибоедова сыграли артисты Белгородского драмтеатра имени М.С. Щепкина). «Бронзового Витязя» вручили Омскому государственному театру «Галёрка», показавшему спектакль «Лето Господне» по повести Ивана Шмелёва, с формулировкой «За соединение христианской культуры и искусства театра». Лучшим режиссёром признан лауреат Госпремии РФ, а также пяти театральных премий Кама Гинкас. Ему присуждён Золотой диплом за спектакль «Нелепая поэмка» по главе «Великий инквизитор» из «Братьев Карамазовых» Достоевского в Московском театре юного зрителя.

Однако пора уже сказать о выступлении иркутян. Жюри под председательством Ады Роговцевой, в состав которого входили также Людмила Касаткина, сербский драматург Йован Маркович, главный редактор журнала «Театр» Олег Пивоваров и протоиерей Александр Зимин, наградило Иркутский ТЮЗ престижным Серебряным дипломом и специальным призом в виде эксклюзивных золотых наручных часов с гравированным изображением символа форума. «За верность драматургии Вампилова», как обозначило жюри своим решением эту номинацию. Замечу, что ни одна формулировка, исключая главные мужские и женские роли первого и второго плана, не повторялась. Например, наши друзья из Минска, с которыми сблизил как раз первый МТФ «Золотой Витязь», получили специальный диплом за комическую фантасмагорию «Путь в Царь-град». Аналогичный специальный диплом Зорану Костичу, автору этой пьесы (его голова была оценена в двести тысяч долларов в период сербских событий, как сообщили в момент награды участникам форума), вручён «За творческое содружество с Республиканским театром белорусской драматургии» — очередной удачный проект его руководителя Валерия Анисенко.

Вечером 5 ноября на закрытии фестиваля творилось что-то невероятное. Зритель буквально ринулся в ЦАТРА, где на афише значился спектакль «Сарафановы». Трижды давали третий звонок, а народ всё валил валом! Разгадки этого феномена я не знаю. Могу только суммировать услышанное. Первое: Вампилов — главный магнит (в Москве три театра держат его пьесы в репертуаре, это «Прощание в июне», «Прошлым летом в Чулимске» и ещё раз, но уже «Чулимск прошлым летом»), второе — «Старший сын», известный по фильму с Леоновым и Караченцовым, третье — воскресенье перед следующим нерабочим днем. И ещё, как в молении Даниила Заточника: «Никто ведь не может пригоршнями соль есть». Это к тому, что москвичи уже боятся нарваться в столичных театрах на пошлость, которая распространяется, как плесень.

Так или иначе, зал, вмещающий более 1700 (!) мест, был полон. И вампиловцы, возможно, слегка ошалели и оробели, не ожидая такого внимания к себе. Про себя скажу, что от волнения и переживания за успех земляков «горло стиснулось в ниточку», как признавался драматург Володин по другому поводу. Смотрела с утроенным критическим запалом, расстраиваясь от реальных или померещившихся актёрских оговорок. А зритель смеялся репликам Вампилова, чутко воспринимая его юмор, и аплодировал артистам даже по ходу действия. Из зала выходили улыбаясь, с просветлёнными лицами, и сомневаться в одобрении публики уже не было оснований.

Но хотелось подтверждения авторитетов. И я спросила известного московского критика и театроведа Лану Гарон о её впечатлении.

— Очень серьёзная, интересная работа! Привлекает, что режиссёр не ищет псевдосовременных решений, не ставит комедию с ног на голову и не боится, что Вампилов, воспринимаемый уже как классик, может стать не захватывающим. Абсолютное доверие к автору, отыгрывание всех психологических нюансов. Вампиловские юмор и ирония внятны зрителю. Почти мхатовский подход к постановке, имею в виду Немировича-Данченко и его принцип — ставить прежде всего автора, воплощая его стилистику, его поэтику. Замечательный у вас Васенька — необычный, самобытный, импульсивный (Николай Кулебякин. — В.Ф.). Очень понравился Бусыгин. Ему совершенно доверяешь, актёр (Александр Гаврилов. — В.Ф.) подходит по психофизике, по внешности — мягкая, прямо-таки акварельная работа, всё в спектакле держится на старшем сыне, он всех объединяет, не выпячивая при этом себя. Обаятелен ваш Сарафанов (Валерий Елисеев. — В.Ф.). В качестве претензии назову некоторые излишества с прологом и эпилогом. Но вообще работа замечательная.

«Социологический опрос» я завершила звонком на мобильный телефон Николая Петровича Бурляева. Он сказал исчерпывающе коротко:

— Это была достойная точка «Золотого Витязя». Я, правда, зашёл во втором акте, но увидел переполненный зал, много молодёжи было. Увидел, как принимают текст Вампилова и какой контакт у актёров с публикой. Это крайне редко бывает, когда зрители всех возрастов так живо реагируют. И актёрская школа порадовала. Она по-настоящему реалистична и психологична, а это хороший задел на перспективу. Привет всем актёрам! Жаль, что не успел с ними пообщаться ближе. Это был самый трудный из всех четырёх форумов. Если отношение к «Золотому Витязю» не изменится, придётся отказаться от проекта.

Нет, нет, только не это. Неспроста Виктор Токарев, принимая диплом и приз, процитировал слова Вампилова, которые применительно к этой драматичной, по сути, ситуации звучат не только как афоризм, но и как своего рода завещание всем тем, кто одной с автором крови: «Жизнь коротка, и чем меньше мы будем вместе, тем больше упустим счастья».

На снимках: президент фестиваля «Золотой Витязь», народный артист России Николай Бурляев; сцена из спектакля «Сарафановы»

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector