издательская группа
Восточно-Сибирская правда

На восток, к «середине земли»

В академическом драматическом театре имени Охлопкова работает много людей, которых можно назвать незаменимыми. Это не только актёры - личности неповторимые, но и сотрудники, занимающиеся прозаическим, но крайне необходимым для театра делом.

В эти дни 70-летний юбилей отмечает заместитель директора по хозяйственной части Анатолий Кочережко. Маэстро будут поздравлять друзья и все работники театра. Его любят, уважают, именно его считают в коллективе незаменимым.

Но почему маэстро? Это не оговорка, Анатолий Иванович — обладатель дивного баса, дипломированный солист-вокалист. Певцом в музыкальном театре он не стал, понимая, что в мюзиклах и весёлых опереттах партий для его голоса немного. Анатолий Иванович на протяжении многих лет пел в камерном хоре филармонии, объехав с ним пол-Европы, побывав в Америке. Произведения Бортнянского, Артемьева, Гаврилина хор исполнял в концертном зале Гарвардского университета — месте, где выступали Рахманинов и Шаляпин. Только недавно оставил он музыкальную карьеру, с возрастом стало сложно совмещать основную работу и репетиции в хоре.

Может сложиться впечатление, что речь идёт о певце, волею судеб оказавшемся на должности хозяйственника, но это не так. Кочережко в своей жизни научился всему, что должен знать и уметь настоящий мужчина. Возраста он не чувствует: когда надо повесить баннеры на театр, на крышу забирается сам, никому не доверяет этой опасной работы.

Работать руками его научила жизнь. Родился и вырос он на Украине, на промежуточной станции между Киевом и Винницей. Четверых ребятишек воспитывала бабушка, поэтому старшему, Анатолию, после седьмого класса пришлось пойти на работу. Это была мастерская, в которой летом ремонтировали машины, а зимой трактора. Здесь он научился полностью разбирать двигатель, мыть его детали, ремонтировать узлы — одним словом, машину изучил досконально.

В райкоме комсомола активному комсомольцу Кочережко выдали путёвку на целину. В казахском Акмолинске (сегодня — Астана) его и ещё нескольких украинских парней отправили в колхоз, который только предстояло построить. Там они оказались в одной бригаде с горьковчанами. Русские и украинцы работали рука об руку, разворачивая плугами тракторов непаханые земли.

В Казахстане он работал на тракторе и машине, строил самый крупный в республике элеватор и потом возил в него зерно из отдалённых совхозов. Приходилось ехать двумя-тремя машинами, чтобы не заблудиться. Известно, что в степи дорог нет, лишь направления, случались и миражи, которые могли завести Бог весть куда. Так он и поднимал целину, пока не пришла пора служить в армии.

Призывник проспал на первые сборы. Прибежал, а ребят уже увезли. Наверное, это было провидение, потому что попали они в разведывательную школу, а Анатолий Кочережко, придя на призывной пункт через неделю, поехал в теплушке на Дальний Восток. «Учебку» заканчивал на острове Русский.

Ещё в юности судьба серьёзно помотала его по жизни, но он сам этого хотел. После армии опять по комсомольской путёвке поехал в Братск. Правда, Ангара была уже перекрыта, Кочережко не досталось ни славы, ни орденов. Он работал шофёром на строительстве железной дороги в тресте «Ангарстрой» и самозабвенно пел. Самодеятельность в Братске была поставлена на высочайшем уровне, создавалось впечатление, что ехали туда молодые люди не только работать, но и раскрывать свои художественные таланты.

Первый раз Анатолий Иванович поступил в Иркутское музыкальное училище в 1969 году. Написал письмо и стал ждать вызова. Не дождавшись, поехал в Иркутск и выяснил, что вступительные экзамены давно закончились. «Я ведь вам писал», — говорил срывающимся голосом рабочий паренёк, не очень разбиравшийся в правилах поступления. Его прослушали и взяли на вокальное отделение сверх лимита. Но проучился он всего год. Педагог по вокалу «подстраивал» его бас под баритон, у Кочережко не получалось. «Зачем ломать себя?» — подумал он и ушёл работать в автобусный парк.

В тридцать семь лет он поступил в училище второй раз. Работая в АТП № 4, расположенном в Ново-Ленино, он пел в хоре учителей, руководил которым Георгий Люрис. Неравнодушные дамы, из которых в основном и состоял этот хор, буквально заставили Кочережко учиться. Свою студенческую жизнь он сумел организовать правильно: три летних месяца работал таксистом, потом растягивал заработанные деньги на весь учебный год. Жил скромно. На курсе он считался одним из лучших учеников. Спетый на выпускном концерте дуэт Одарки и Карася запомнился всем, кто присутствовал на защите дипломов вокалистами.

По окончании училища Кочережко работал художественным руководителем в Доме культуры «Юбилейный» Академгородка. Инициативный, он сделал прибыльной киноустановку, которая раньше никогда не выполняла план. Незамеченным этот факт остаться не мог.

С этого момента карьера Анатолия Ивановича начала развиваться стремительно, но как-то зигзагообразно. Многие поступки, которые он совершал, не зависели от него. Например, неожиданно для себя он стал деятелем кино.

После успехов по выполнению плана киноустановки в ДК «Юбилейный» Анатолия Ивановича вызвал директор киносети Раздроков и предложил ему возглавить один из кинотеатров города, убеждая, что это будет «интеллигентная» работа. Кочережко согласился. Когда пришёл в кинотеатр «Чайка», первым делом залез на крышу, которая текла, как дырявое сито. С той поры, по большей части, он и устраивается на «интеллигентную» работу.

Возглавить киносеть Иркутска ему довелось, когда по всей стране она начала разваливаться. Кинотеатры переходили в частную собственность, руководить, собственно, стало некем. Перешёл на работу главным инженером по технике безопасности в областное управление культуры, толком не понимая, чем должен заниматься. Предложение директора драматического театра Анатолия Стрельцова возглавить хозяйственную часть принял не раздумывая.

Должность ему досталась не просто хлопотная, он пришёл работать в тот момент, когда здание закрывалось на реконструкцию. Коллектив переезжал в бывший музыкальный театр, в здании которого был произведён косметический ремонт. Хлопот, как говорится, был полон рот: в подвале поднимались грунтовые воды, сыпалась штукатурка… Анатолий Иванович руководил цехом своих подчинённых, которые постоянно работали в авральном режиме, аварии случались чуть ли не каждый день.

Когда переехали в родной дом, работать стало полегче. Правда, в первый год приходилось устранять недоделки строителей, которых оказалось множество, но и с этой задачей справились. Наконец здание привели в образцовое состояние, но выяснилось, что некоторым службам не хватает места для работы. Начали думать, как расшириться в размерах установленных площадей. Придумали сделать ещё один небольшой пристрой. Для запланированных работ проверили грунт, пробурив землю на четыре метра. Обнаружили, что скважина на два метра заполнена водой, напирающей на основные фасады здания. Сделав надлежащие в таких случаях работы, они построили дополнительное помещение и спасли здание театра.

Если начать перечислять все обязанности заместителя директора по хозяйственной части, воображения не хватит. Кочережко находится в театре с раннего утра и до позднего вечера. Заканчивая рабочий день, он, как герой пьесы Погодина «Мой друг», может воскликнуть: «И всё-таки я жив, друзья мои, и всё-таки я жив!»

Многая лета вам, дорогой Анатолий Иванович!

На снимке: А. Кочережко

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector