издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Неслучайные встречи

Юбилей актрисы Братского драматического театра Элеоноры Кочергиной пришёлся на дни гастролей коллектива в Иркутске. К этой знаменательной дате для неё главным подарком был выход на сцену академического драматического театра имени Охлопкова. Следующим подарком стала поездка на Байкал, где она не была давно. Цветы от коллег, игрушечный тигрёнок и колье из лунного камня, её оберега, завершили парад исполненных желаний, о которых мечтала актриса, прослужившая братской сцене более сорока лет.

А начиналась любовь к театру в детстве. Элеонору тогда звали Лорой, к этому имени она так привыкла, что на «Элю» почти не реагировала. Девчонкой, жившей на улице Депутатской в Иркутске, она бегала на спектакли драматического театра, часто представляя себя артисткой, выходящей на его сцену. Дома разыгрывала с подружками спектакли, а когда приходила мама, быстро прятала «декорации».

Мечта исполнилась отчасти в цирке. 16-летнюю Элю-Лору пригласил поработать в своём номере знаменитый фокусник Символоков. Заодно её попросили быть и «униформой» – девочкой, помогающей всем артистам что-нибудь принести или убрать с арены. Как-то она стояла за кулисами с карманами, набитыми сахаром. Это учуял слон, он нежно «обнял» хоботом девушку и перевернул вниз головой. Во время этого «сальто-мортале» весь сахар из карманов высыпался, юбочка задралась, обнажённые ноги беспомощно пытались нащупать хоть какую-нибудь твердь. Шершавую «твердь» почувствовала её мягкая точка: она сидела лицом к хвосту слона, сгорая от стыда и обиды, понимая, что её цирковая карьера на этом посрамлении и окончена.

Через год судьба привела её в студию театра кукол, где она получила роль девочки-весны, которая должна была петь очень милую песенку. С этим сценическим заданием Эля справилась, режиссёр той поры Хороших, поощряя юную артистку, сказал, чтобы она непременно поступала в театральное училище. Она так и сделала, подала документы на кукольное отделение, потом, вспомнив, что хорошо поёт, пошла на прослушивание в музыкальное училище. Не став дожидаться результатов экзаменов, передумала и устроилась работать на трикотажную фабрику.

Сегодня она сама не знает, почему так нелогично поступала в юности. «Наверное, потому что рядом не было старших, которые могли бы «скорректировать» моё поведение, помочь поверить в себя, не шарахаться из стороны в сторону, – говорит Элеонора Вячеславовна, – с другой стороны, судьбу не обманешь, наверное, я должна была пройти этот путь, быть готовой к случайным и не случайным встречам».

На улице она неожиданно встретила Хороших. «Ты учишься?» – спросил он её. – «Нет, работаю». После удивлений и сетований режиссёр сказал, чтобы немедленно ехала в Братск, там открывается театр. Окрылённая перспективой творчества, не раздумывая, Эля села в поезд и поехала в город, где стояли тогда пятидесятиградусные морозы. Конечно, её никто там не ждал. Продрогшая насквозь, без варежек, она пришла к знакомым отца, которые и приютили её.

Театра кукол в ту пору в Братске ещё не было. Полным ходом шли работы по реконструкции здания кинотеатра «Мир», который и должен был стать кукольным домом, ждали актёров из Горького. Директор будущего театра сказал, чтобы она пришла попозже, а пока нашла для себя какое-нибудь занятие. Элеонора выбрала роль Снегурочки, успев поздравить и раздать подарки многим ребятишкам в наступающем новом году.

Когда театр открылся, стать артисткой ей помешала любовь. Она встретила паренька-энергетика, приехавшего в Братск по комсомольской путёвке из Читы, вышла замуж и стала ждать своего первенца – сына Володю. Потом у неё родилось ещё два сына, но случилось это, когда она уже была актрисой. Работа в театре сразу захватила её, стала настолько любимой, что семья ушла на второй план. Счастье актрисы, что муж оказался понимающим и, когда начинали болеть мальчишки, бюллетень на работе брал он. Вытирая сопливые носишки, папа беззлобно ворчал: «Мама ваша по Польшам да Австриям гуляет, а здесь возись с вами…»

У актрисы семейная жизнь может сложиться только при абсолютно гармоничных отношениях с мужем. Постоянные гастроли по сёлам области, городам других регионов страны, поездки на фестивали за рубеж – в таком режиме работал театр допере-строечного времени. Так было, и, к сожалению, для братчан остались одни воспоминания.

«Теремок» – так любовно называли здание театра кукол в Братске – незаметно оказался в аварийном состоянии. Коллектив перевели в помещение театрально-концертного центра «Братск-арт», объединив юридически со всеми самодеятельными коллективами, которые работали в нём. Театр лишился статуса профессионального, следовательно, его актёры не могли получить звания. Это к тому, что документы Кочергиной на при-своение почётного звания «За-служенная артистка РФ», пролежав «под сукном» года два, так и остались безответными. Актриса обиделась и подала заявление об уходе.

Жаль было покидать коллектив, в котором она проработала почти тридцать лет? Жаль – не то слово! Она расставалась со своими принцессами, Бабами Ягами, Снегурочками, многочисленными зверушками, образы которых создала на сцене театра кукол. Но особенно было жаль тётушку Марину в спектакле «Ай да Мыцек!». Актриса в нём работала в «живом плане», постоянно разговаривая с мышонком, который скрадывал её одинокие вечера, стал собеседником в её тихих откровениях. Этот спектакль, поставленный режиссёром Юрием Уткиным, был полон лиризма, тонкого проникновения в женскую душу.

Без работы Элеонора Кочергина оставалась недолго, её пригласили в драматический театр. Сегодня она вспоминает состояние шока, которое испытала на репетициях своего первого спектакля «Новоселье в старом доме», где её героиня была чем-то похожа на тётушку Марину, только выписанную автором более подробно и драматично. Поначалу она никого не видела и ничего не слышала, ощущая только свои «ватные» ноги. Актёры – партнёры по сцене – старались помочь, заслуженная артистка Татьяна Чернигова даже взяла над ней профессиональное шефство. «Ушатом холодной воды» стал для Элеоноры разговор с директором театра Ритой Дроздовой, которая отчитала её по полной программе: «Ты актриса! Почему распустилась? Соберись, не позорь ни себя, ни меня…» На следующий день и ноги стали ходить, и партнёров она услышала.

Постепенно Элеонора Вячеславовна научилась свои эмоции переводить на образы, забывая собственное «я», думать о характере и поступках своих героинь. Премьеру она играла так, будто всю жизнь проработала в драматическом театре. Тогда она и не помышляла, что придётся ей выступать на сцене Иркутского академического театра.

На гастролях Кочергину зрители могли видеть в нескольких спектаклях. Она была любящей мамой и запуганной женой в спектакле «Очень простая история», сыграла несколько эпизодических ролей в «Искушении», но основная её роль была в спектакле «Странная миссис Сэвидж». Её медсестра Вилли казалась строгой, сдержанной, внимательной, бесстрастной, чувствовалось только повышенное внимание к пациенту, постоянно прикрывающему лицо рукой. Тайна, с которой жила на сцене героиня Кочергиной, могла бы и не раскрыться, если бы в клинике не погас свет. События начали развиваться стремительно, а в финале Вилли рассказала, что пришла работать в сумасшедший дом из-за сына, который после ранения на фронте не помнит ни её, ни себя. В этой работе актриса продемонстрировала настоящее профессиональное мастерство…

В Иркутске Элеонора Вяче-славовна встретилась со своей 95-летней бабушкой. Обнялись, сели чаёвничать. О чём только не переговорили они: «Гляди, у нас с тобой в один год юбилеи, – говорила старушка, угощая свою любимицу конфетами. В этот день бабушка казалась особенно просветлённой, внучку она не видела много лет. К сожалению, приезжать часто в Иркутск Элеонора не может: работа, домашние хлопоты, забота о муже и среднем сыне и поездки в Белоруссию. Старший и младший сыновья, занимаясь коммерцией, сегодня живут там. Конечно, по маме скучают и каждый год дождаться не могут, когда она приедет. Этим летом дождутся…

Элеонора Кочергина до сих пор жалеет, что по странному стечению обстоятельств не смогла получить диплом с квалификацией «актриса». Её театральной школой стала сцена и товарищи, научившие её делать первые шаги на ней. С благодарностью она вспоминает за-служенную артистку Елену Болотову, учившую её кукловождению, режиссёров Иду Спектр и Юрия Уткина, коллег по драматическому театру – всех, кто помог ей стать настоящей актрисой, почувствовать себя в театре как в родном доме.

На снимке автора: Э. Кочергина в спектакле «Очень простая история»

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное