издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Таёжные авторитеты

В Иркутской области набирает силу движение школьных лесничеств

– В настоящее время на территории Иркутской области организованы и успешно работают более 80 школьных лесничеств, объединивших в своём составе до 1600 ребят, – сообщил на недавней пресс-конференции Константин Галкин, заместитель руководителя областного агентства лесного хозяйства. – Они активно изучают лес, помогают взрослым охранять его и восстанавливать. В прошлом году, к примеру, школьными лесничествами было засеяно и засажено почти 500 гектаров старых вырубок и гарей. Это очень хорошая цифра. Это большая площадь восстановленного леса…

Пресс-конференция, организованная агентством лесного хоязйства, оказалась не вполне обычной, поскольку на этот раз её главными героями стали не взрослые знаменитости или начальники, а… школьники, члены школьных лесничеств, победители областных, общероссийских и международных юниорских лесных конкурсов. Константин Галкин, замещающий на время отпуска руководителя агентства, приехал только для того, чтобы лично представить журналистам Володю Богданова из Ангарска, Ивана Рачковского из с. Тальяны Усльского района и Сергея Роднина из с. Большая Речка Иркутского района. В пресс-конференции должен был принять участие ещё и Глеб Сухомлинов из Большой Игирмы, но этот посёлок находится довольно далеко от Иркутска, и Глеб, к сожалению, не смог приехать.

А поводом для встречи юных лесоводов с журналистами стала их поездка в Китай по специальному сертификату Всемирного Банка, заработанному Владимиром Богдановым на IV Международном лесном юниорском конкурсе, который в прошлом году впервые проводился под патронажем ФАО ООН.

Успех, по мнению, заместителя директора департамента лесного комплекса и водных ресурсов администрации Иркутской области Юрия Вельдяева, вполне закономерен. По его словам, областная исполнительная власть в лице департамента и особенно агентства лесного хозяйства, уделяет максимум внимания поддержке и развитию движения школьных лесничеств, поскольку от этого в значительной степени зависят перспективы развития лесного хозяйства области.

– Школьные лесничества нам просто необходимы, – убеждённо заявляет Юрий Вельдяев. – Они помогают формировать бережное отношение к лесу у населения. Ну и, кроме того, не секрет, что в перестроечные годы приток молодых специалистов в лесное хозяйство заметно ослаб. В лесной отрасли сейчас работают в основном люди, которым далеко за 40 и даже за 50 лет. Мы надеемся, что школьные лесничества помогут возродить былой авторитет профессии лесоводов и поднять её престиж на достойный уровень.

С особой благодарностью Юрий Вельдяев отозвался о школах, иных детских образовательных центрах и учреждениях, без поддержки которых, по его мнению, столь эффективная работа школьных лесничеств была бы просто невозможна.

– В течение трёх последних лет наши юные лесоводы на общероссийском конкурсе «Подрост», который организует Федеральное агентство лесного хозяйства РФ, неизменно входят в число призёров по разным номинациям, – подтверждает Елена Хлиманкова, кандидат биологических наук, заместитель директора областного детского эколого-биологического центра, руководившая делегацией юных лесоводов. Она считает это закономерным результатом.

Во-первых, потому, что школьники, учителя, специалисты лесного хозяйства и исполнительная власть областного и муниципального уровней работают вместе, по сути, одной командой. «С Валентиной Яковлевной Щепетнёвой и Анной Геннадьевной Артемьевой, – называет она работников агентства лесного хозяйства, курирующих школьные лесничества, – нам очень комфортно работать». А во-вторых, потому, что конкурсные работы наших ребят проходят несколько этапов и постоянно дорабатываются.

– Конкурс «Подрост» организуют Федеральное агентство лесного хозяйства и Федеральный детский эколого-биологический центр, объясняет она журналистам. – А для того чтобы отыскать самые талантливые детские опытнические, исследовательские работы, мы с агентством лесного хозяйства при поддержке областной администрации организовали свой, областной, конкурс. По его итогам отбираем наиболее интересные работы и вместе со специалистами лесного хозяйства подсказываем авторам, как можно сделать их ещё актуальнее. Ребята буквально загораются, работают с увлечением. И поездка в Китай состоялась благодаря исследованию Володи Богданова на тему лесных пожаров в Иркутской области.

По словам Елены Хлиманковой, эта тема оказалась самой проблемной. После победы на конкурсах областного и федерального уровней она была автоматически направлена на международный конкурс.

– Вот там-то на неё и обратил внимание Всемирный Банк, который в рамках этого конкурса ежегодно реализует специальный сертификат или приз «Юные хранители леса без границ», – объясняет Е. Хлиманкова. Суть сертификата заключается в финансировании ознакомительной поездки победителей лесных конкурсов в соседнюю страну для установления международных контактов с молодыми лесоводами, для обмена опытом и знакомства с лесным хозяйством страны-соседа.

Впечатлений и информации для размышлений за неделю ребята набрали на многие месяцы, а может, и годы. О культурной программе, о гостеприимстве и радушии специалистов лесного хозяйства Китая из-за недостатка газетной площади рассказывать не стану, замечу только, что принимали наших ребятишек на высоком уровне, как официальную делегацию дружественной страны. Но самым большим удивлением для юных лесоводов стал факт, показавшийся им фантастическим, в который они даже не сразу поверили: в лесной провинции Ляонин, которую они посетили, уже более четверти века… не было хоть сколько-нибудь крупных лесных пожаров.

Ребята рассказывают о необычных для нас законах, направленных на сохранение лесов. Один из них, к примеру, категорически запрещает людям входить в лес, имея при себе спички или зажигалку. Делятся впечатлениями о работе лесной противопожарной службы, которую они посетили. В одном из помещений этой службы установлены четыре монитора, на которые со спутника транслируется изображение поверхности всей их провинции. Визуальное наблюдение ведётся круглосуточно. В случае каких-то едва заметных изменений оператор немедленно увеличивает изображение и отправляет тревожное сообщение о проблеме в соответствующее подразделение. Несмотря на космический мониторинг, здесь сохранена и действует сеть специальных наблюдательных вышек, по всем пожароопасным территориям ведётся постоянное патрулирование.

– Государственная охрана лесов там находится на очень высоком уровне, – рассказывает Иван Рачковский. – Загорания леса у них, наверное, тоже случаются, но работа строится так, чтобы через 10 минут после получения сообщения пожарные могли доехать до очага огня и принять необходимые меры для его ликвидации.

– В наиболее опасных местах даже разбиты лагеря пожарных, где дежурство ведётся круглосуточно. Работают они очень оперативно, – добавляет Володя Богданов. – А самое главное, что не только специалисты, а все простые люди стремятся сохранить свой лес. У них даже закон есть про то, что каждый гражданин старше 16 лет обязан посадить три дерева в год. Но мне кажется, что такое бережное отношение к лесу у народа основано всё-таки не столько на строгости законов, сколько на внутреннем альтруизме. Думаю, что даже если бы не было такого закона, наверное, каждый человек в Китае всё равно добровольно стремился бы посадить хотя бы несколько деревьев ежегодно, а не одно за всю жизнь.

Спросил ребят, почему, на их взгляд, мы, сибиряки, к своему лесу относимся иначе: 80-90 процентов лесных пожаров у нас происходит по нашей вине, по нашему разгильдяйству и от нашего равнодушия.

– Наверное, потому, что мы думаем, будто у нас слишком много леса, и нам его вроде как не жалко, – предполагает Иван Рачковский. – А у них леса мало, он почти весь рукотворный, поэтому они и берегут его как зеницу ока. Сторожат, чтобы ни один гектар не сгорел. Вот мы ехали и видели вдоль дорог: здесь группа садит новый лес, там группа садит деревья. Сплошные лесопосадки, и с каждым годом леса в стране становится всё больше. А в нашей области на самом деле много леса, и люди считают, что он никогда не кончится. Только это заблуждение. Если мы продолжим теми же темпами заготавливать лес и не сумеем сократить число лесных пожаров, скоро с удивлением увидим, что нам его уже не хватает.

– Восстановить свои леса так же быстро, как в Китае, мы не сможем. Лесовосстановление, даже искусственное, у нас в связи с суровым климатом происходит как минимум в два раза медленнее, чем в провинции Ляонин, – говорит Володя Богданов. – Там ежегодный прирост достигает метра. 60-летние насаждения там выглядят примерно так же, как наши деревья в возрасте 100-120 лет. Об этом, конечно же, стоит задумываться. И не только нашим лесоводам, а всем людям.

Китайцы очень бережно относятся не только к живому лесу, но и к заготовленной древесине. Отыскать там брошенную палку, доску, чурку вряд ли удастся. У нашей делегации не хватило времени побывать на лесоперерабатывающих предприятиях, но ребята рассказали, что, проезжая мимо одного из них, обратили внимание на большое количество тонких коротких стволов. А сопровождающий объяснил, что здесь перерабатываются стволы диаметром 10-15 сантиметров и длиной до 2-х метров. Такая древесина обычно получается при прореживании молодняка. И вся она без остатка идёт в дело.

– Я принял окончательное решение поступать в Петербургскую лесотехническую академию, – признался журналистам Володя Богданов в конце пресс-конференции. – Мне очень нравится лес. Нравится в нём находиться, ухаживать за ним и охранять его. По сути, я уже и сейчас живу лесом. Когда мы летели над Китаем, меня очень удивил контраст. Там есть абсолютно пустынные места. Сейчас промышленная заготовка древесины у них запрещена, и леса восстанавливаются искусственно. У них это получается хорошо. Мы были в посадках 1964-1967 годов. Это оказались шикарные леса. Их даже не отличишь от естественных. Но у нас другой климат, и поэтому наши леса надо беречь более тщательно. Для их восстановления потребуются не десятки лет, как в Китае, а сотни…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное