издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Хроника расследования

Комиссия, проводящая расследование, до установления всех обстоятельств случившегося делится информацией с прессой неохотно. Возможно, это связано с тем, что катастрофа породила целый шквал предположений и слухов.

В понедельник, 11 мая, вернувшись с места трагедии, Георгий Ячменёв, председатель технической комиссии Межгосударственного авиационного комитета по расследованию причин авиакатастрофы, рассказал, что в составе комиссии работают представители Ространснадзора, Росаэронавигации, Росгидромета, а также представители сертификационного центра, который занимался сертификацией данного вертолёта. Кроме того, комиссией направлено уведомление разработчику вертолёта – компании «Bell Helicopter».

В понедельник, 11 мая, начата процедура выемки фрагментов летательного аппарата с места происшествия. К 12 мая все обломки доставлены в Иркутск и началась так называемая «выкладка» всех элементов конструкции. Комиссия проводит исследование и изучение узлов и агрегатов вертолёта с целью установления их состояния до катастрофы и имеющихся повреждений. Информацию о том, что обломки вертолёта разбросаны на большей территории, Ячменёв опроверг, однако говорить об их расположении на местности не стал.

На вопрос, удалось ли обнаружить «чёрные ящики» (бортовые регистраторы) вертолёта, Георгий Ячменёв дал уклончивый ответ, из которого следовало, что не все вертолёты иностранного производства, эксплуатирующиеся в России, имеют бортовые самописцы. Также председатель комиссии не уточнил, каким маршрутом летел вертолёт, и отказался назвать имя его владельца, ограничившись упоминанием, что владелец проживает в городе Москве.

Как сообщили в компании «Jet Transfer», официальном представителе по продаже вертолётов компании «Bell Helicopter» в России, машины подобного класса поставляются покупателям без автоматических регистраторов данных полёта, поскольку международные правила не требуют обязательной установки «чёрного ящика». Правила международной организации гражданской авиации (ИКАО) не требуют установки бортовых самописцев-регистраторов данных и речи на вертолёты полётной массой менее семи тысяч фунтов (3100 кг), то есть относящихся к лёгкой авиации.

«Восточно-Сибирской правде» удалось получить комментарий у Анатолия Мерзлякова, Восточно-Сибирского транспортного прокурора: «Пока нет ясности по причинам катастрофы. В этом будет разбираться межведомственная техническая комиссия. Версий на сегодняшний день две: либо имеет место ошибка пилота, либо виновата погода – в тот день в районе катастрофы были отмечены сильные порывы ветра». Анатолий Мерзляков рассказал, что побывал на месте падения вертолёта: «Оно компактное. Машина, падая, ударилась о большое дерево, метров 18 высотой, срезала верхушку. Пожар начался уже на земле, к тому времени в живых в вертолёте никого не осталось. Двигатель работал на бензине, машина загорелась сразу после удара о землю. И если бы не пожар, не удалось бы, наверное, так быстро обнаружить место крушения».

«На месте происшествия сотрудниками Следственного управления на транспорте СК прокуратуры РФ проделана вся необходимая работа. Место катастрофы осмотрено, законсервирован квадрат, где упал двигатель, – заявил Анатолий Мерзляков. – Специалисты, вероятно, будут изучать его прямо на месте падения вертолёта: возможно, причина катастрофы кроется именно в нём». Он подтвердил, что все части машины 12 мая переправлены в Иркутск для дальнейшей работы специалистов.

Что касается бортовых самописцев, то из высказываний Мерзлякова следует, что они не обнаружены: «Конечно, если бы был найден «чёрный ящик», это облегчило бы следствию задачу,  – сказал транспортный прокурор, – но, по предварительным данным, для таких типов вертолёта «чёрный ящик» не предусмотрен».

[dme:cats/]

Останки погибших вывезены с места крушения ещё в понедельник, 11 мая. Опознание уже проведено. Как заявил Мерзляков, эту работу облегчило обстоятельство, что у всех жертв катастрофы оказались разные группы крови либо разный резус-фактор.

Во вторник, 12 мая, пресс-служба Минтранса сообщила, что установлен собственник разбившейся машины: вертолёт Bell-407, номер RA-01895, принадлежал жителю подмосковных Мытищ Сергею Шмакову.

Сергей Александрович Шмаков – гендиректор строительной компании «Сапсан», ему принадлежат несколько вертолётов и гоночных автомобилей. Он увлекается автоспортом, в 2003 году стал абсолютным чемпионом России по ралли-рейдам, а в 2004-м и в 2006-м получил кубок мира. Игорь Есиповский мог познакомиться со Шмаковым на почве общих интересов, ещё когда работал на «АвтоВАЗе».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер