издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Ты прости меня, любимая, за чужое зло...»

Увидев на улице свою добрую знакомую Ларису Горяшину, я с трудом узнала её. На ней, всегда улыбчивой, весёлой, оптимистичной, просто не было лица. Потемневшее лицо покрывала тень неизбывного, почти осязаемого горя. «Убили Ваню!» - срывающимся полушёпотом объяснила она. И сердце моё застыло от этой непоправимой, нереально чудовищной вести. Я знала её двадцатилетнего сына. Красивый, доброжелательный юноша, ласковый к родителям и сестрёнке, уважительный к окружающим. Он успешно окончил энергетический колледж, поступил в Байкальскую экономическую академию, учился на втором курсе, работал программистом в МЧС. Положительный, обаятельный, добрый, он был гордостью отца и матери. Незадолго до трагедии женился на славной девушке. И всего за двенадцать дней до этого страшного события купил машину, такую, о какой мечтал. По-мальчишески радовался покупке, готов был сутками с ней не расставаться. Это его и сгубило. Тринадцатый день за баранкой оказался для Вани роковым.

В тот январский день он поехал вместе с друзьями на дачу. Ребята решили «подбармить» денег, чтобы затеять шашлычков. Таксовать отправились на двух машинах. Волей случая в другом автомобиле парней было двое, а Иван поехал в одиночку. Мог ли он знать, что на тёмной дороге зимним вечером его уже поджидают два лиходея? К. и Н. вышли на промысел с чётко намеченной целью – «подломить» машину, такую, чтоб была получше и подороже, да чтобы водитель был один. Молоденький мальчик в  «Тойоте-Креста» годился как нельзя лучше для чёрного дела. Ничего не подозревавший Ваня взялся довезти убийц до Пивоварихи. Об этом он сообщил жене Алёне по мобильнику. Это был его последний звонок.

Алёна очень быстро поняла, что случилось что-то плохое. Ваня, выходивший с нею на связь буквально каждые минут двадцать, вдруг замолчал и не откликался на звонки. В три часа ночи девушка вызвала милицию. Приехавшие стражи порядка подняли её на смех: «Да твой муженёк просто загулял, дурёха, а ты уж переполошилась! Подумаешь, два часа не звонит!». Но Алёна всё же настояла, чтобы заявление о пропаже человека у неё приняли. Лишь только миновала долгая бессонная ночь, семья организовала самостоятельный поиск. На розыски помчались муж Ваниной сестры Александр Язиков с товарищем Николаем Петровым. Первым делом поехали на дачу. Была малоубедительная версия, что, освободившись от пассажиров, парень всё-таки приехал туда, а мобильник у него мог просто разрядиться. Но, увы, на дачу никто не заезжал. Тогда мужчины решили обследовать окрестности Пивоварихи. За первым километром от деревни увидели, что машина свернула с обочины. От места остановки обнаружили следы волока. И очень скоро нашли небрежно забросанное снегом тело. Экспертиза показала впоследствии, что парень был задушен удавкой сзади и после выброшен из машины, которую преступники угнали в корыстных целях. Забрали и телефон, чьё тревожное молчание так напугало родных. Сняли с жертвы обручальное кольцо, которое Ваня носил совсем недавно. Сняли нательный крест. Его жизнь оборвалась в самом начале по прихоти бессердечных отморозков, алчущих лёгкой поживы. Они отняли у него счастливое будущее, а  его близким – молодой жене, родителям, сестрёнке, друзьям – нанесли неизлечимую рану.

Несмотря на то, что убийственная новость ударила каждого в самое сердце, родственники Вани не бросили дальнейших поисков. Им во что бы то ни стало хотелось найти людоедов, которые не дали их мальчику шансов выжить. Индифферентная реакция милиции на известие об убийстве не позволила им сидеть сложа руки. Когда Алёна позвонила в райотдел тому офицеру, который ночью принял у неё заявление об исчезновении Вани, и сообщила, что его нашли убитым, в трубке ответили: «Не знаем мы ни про какого Горяшина».

Вообще пассивность милиционеров в этом деле просто обескураживает. Вместо того чтобы оперативно организовать поисковые действия, они с подозрением и недоверием отнеслись к самим пострадавшим. Кое-кого в погонах смутило, что семья так скоро заявила о пропаже человека, а уже на следующий день сама нашла его в лесу.

Тесть погибшего задействовал свои личные связи. Его знакомый достал расшифровку звонков с телефона Ивана, которые делали преступники. Она показала, что после убийства мобильник оказался в Большой Речке. Туда и поехали на следующий день Ванины друзья. Угнанную машину узнали сразу. Обнаглевшие разбойники даже не потрудились её спрятать, напротив, устроили в ней гульбу. Время было уже позднее, после одиннадцати вечера. «Следопыты» стали звонить в милицию. Ответ с «02»: звоните дежурному по городу. Так и сделали, ни много ни мало – четыре раза: никто не брал трубку. В следственном отделе прокуратуры ответила только дежурная, сказала, что никого нет. Звонили в Иркутско-сельский РОВД, управление ГИБДД города, результат всё тот же. «Никто не хотел нам помочь!» – с горечью констатируют пострадавшие.

Время шло. «Тойота-Креста» двинулась с места. Чтобы не упустить бандитов, преследователи поехали за ней. Слежку заметили, началась погоня. По всей вероятности, из угнанной «Тойоты» кому-то звонили. На дороге появились ещё два автомобиля, которые стали «зажимать» машину с отважными ребятами. «Тойоте» удалось оторваться от преследования. Тогда товарищи погибшего Ивана позвонили в охранное агентство «Арсенал», там согласились помочь. Позвонили ещё раз «02», и после долгих уговоров дежурная сказала, что выслали машину. С дежурной машиной ГИБДД сыщики-добровольцы встретились в Большой Речке. Стали рассказывать, что к чему. И как раз в этот момент, на удачу, мимо промелькнула беглянка «Тойота». За ней помчались уже две машины, в одной из которых были милиционеры. Гонка была недолгой, автомобиль с преступниками занесло, их тут же поймали. Так были задержаны К. и Н. – два молодых стервятника в человеческом обличье.

Следствие по этому делу заканчивается. Скоро материалы передадут в суд. Теперь всё зависит от того, насколько полной и весомой окажется доказательная база обвинения. Один из подонков – иркутянин, живёт на территории воинской части в микрорайоне Зелёный, отпрыск офицера. Другой – полумаргинальный тип из Большой Речки. Не надо быть Спинозой, чтобы понимать, что своё страшное дело они совершили не с кондачка. У них был вполне определённый умысел, они сознательно охотились за подходящим «товаром» и, конечно же, заранее знали, кому и как они сбудут кровью добытый автомобиль.

Недаром доля таксиста сегодня считается одной из весьма опасных. Недаром отец и мать говорили Ванечке: «Не вози, сынок, случайных пассажиров, мало ли чего!». Рядом с нами окреп хищнический криминальный бизнес, требующий всё новых и новых жертв. Кто из наших близких станет следующей? Чей сын, брат, возлюбленный, отец, друг? Никто за рулём автомобиля не застрахован от кошмара. Кто-то скажет: парнишка сам виноват, не надо быть таким беспечным. Да, Иван Горяшин в свои двадцать лет, как всякий нормальный человек без пакости в душе, был доверчив, на свою беду. Соизмерим ли этот невольный промах с постигшей мальчика карой? Какую мораль вынести всем нам из этой истории? Что нельзя подвозить путника в дороге? Нельзя открывать дверь на крик о помощи? Ни с кем не заговаривать на улице? Вообще не выходить из домов, как это из страха перед жизнью делает некоторая часть населения огромных мировых мегаполисов (о чём, кстати, тревожатся психиатры и социологи)? Или, может, всё-таки верить, что жизнь наша, мирная, между прочим, перестанет превращаться в аттракцион повышенного риска? Может, и станет. Если милиция научится всегда мгновенно и неравнодушно откликаться на зов человеческой беды. Если в судах адекватную оценку получат реальные факты преступлений. Если высокие слова «страж порядка» мы станем произносить без иронии, c заслуженным с уважением.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное