издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Зарплата ниже среднего

Иркутская область – регион контрастов. Отстав почти в два раза от всей России по уровню роста номинальной заработной платы, она обогнала страну, например, по показателям динамики роста заработка у финансистов. Зато по размеру жалованья в образовании и здравоохранении Приангарье на отметке «ниже среднего». Специалисты заговорили об увеличении разрыва между самыми богатыми и бедными слоями населения и о росте социального недовольства, которое может вылиться в акции протеста в следующем году.

Отрицательная динамика по размеру номинальной заработной платы в Иркутской области развивается ещё с июня. К ноябрю среднее жалованье жителя региона, по данным Иркутскстата, успело сократиться на 563 рубля, достигнув, по предварительным данным, 18475,7 рубля. При этом реальная зарплата, рассчитанная с учётом индекса потребительских цен, выше прошлогодних данных поднималась только однажды – в январе на 2%. До ноября предыдущего года она не дотянула 2,6%, а до предыдущего месяца – 0,3%. Обывателя могло успокоить только одно: номинальный ноябрьский заработок по отношению за год всё-таки подрос на 4,8%.

С такой статистикой Иркутская область выбивается даже из общероссийских показателей. Так, средняя зарплата в стране, по предварительным данным Росстата, в ноябре 2009 года номинально выросла на 8,4% по сравнению с ноябрём 2008-го и составила 19170 рублей.

По словам заместителя председателя Иркутского областного объединения организаций профсоюзов Валерия Лукина, в области примерно каждый третий занят в бюджетной сфере. «Нам в этом году не удалось проиндексировать зарплату работников образования, здравоохранения и культуры – правительство в начале года пугало дефицитом бюджета и сокращало социальные программы, а в конце на нас свалился профицит, – сказал он. – Конечно, всё это сказалось на статистике».

К тому же показатели по уровню зарплаты в какой-то мере необъективны, потому как большая часть жалованья выплачивается в конвертах, считает Лукин. «Профсоюзы выступали за создание механизма, который позволял бы вывести из тени часть доходов, – установление в регионе минимального уровня оплаты труда выше установленного государством (это 4330 рублей)», – сказал Лукин. По его словам, в этом плане область отстаёт от соседа – Красноярского края, где на разных территориях в зависимости от уровня прожиточного минимума принят различный размер минимального уровня оплаты. Лукин убеждён, что установление минимального оклада труда в Иркутской области хотя бы на уровне прожиточного минимума (в третьем квартале это 5155 рублей) послужило бы повышению доходного потенциала региона за счёт НДФЛ – налогов, которые идут в муниципальные бюджеты. «Эти дополнительные доходы можно было бы направить на увеличение зарплаты работникам бюджетной сферы», – заметил Лукин.

Социальные контрасты

Вместе со «свалившимся профицитом» в конце года обнаружилось, что жалованье в сфере образования более чем на треть отстаёт от средних по Приангарью показателей, а в области здравоохранения – на четверть. Нельзя сказать, что цифры по стране намного лучше, но всё-таки в здравоохранении этот показатель выше на 5%, а в образовании – на 11%, притом, что и средняя зарплата по России больше. В Иркутскстате констатируют, что работники швейного производства получают меньше трети от средней по региону зарплаты, кожаного и обувного – только четверть, деревообработки – 66%, сельского хозяйства – 67%. В общем, из 32 «чистых видов деятельности» в Иркутской области в 20-ти персонал имеет зарплату ниже средней в регионе.

Зато в бессменной отрасли-лидере по уровню зарплаты – финансовой – за год жалованье увеличилось более чем на четверть и сейчас почти в два раза превышает среднее в Приангарье (36312,8 рубля). В России у финансистов заработок вырос на 10,6%. Зарплаты в госуправлении и обеспечении военной безопасности, а также обязательном социальном обеспечении подросли всего на 3,7% – до 28642,7 рубля, что не помешало им оказаться на 10 тыс. больше среднерегионального показателя и замкнуть тройку лидеров по величине заработка в области. «Серебро» досталось сфере научных исследований и разработок в области операций с недвижимым имуществом, где заработок оказался на 3,4% ниже, чем год назад, однако всё равно превысил средний региональный показатель более чем вполовину (29023,3 рубля). Интересно, что отрасли-лидеры по уровню зарплат остались те же, что и в самом начале кризиса – сентябре 2008-го.

Возможно, снизить классовые разрывы поможет одобренный 17 января Советом Федерации закон, который приостановит в следующем году индексации зарплат федеральных госслужащих. Но закон также позволит не компенсировать содержание ребёнка в дошкольных образовательных учреждениях и не оплачивать путёвки в дома отдыха и санатории детям школьного возраста, сотрудникам органов внутренних дел, таможенных органов и военнослужащим. Ещё приостановятся выплаты на реализацию программ сохранения, использования и популяризации объектов культурного наследия. Закон должен вступить в силу с 1 января 2010 года.

Однако Валерий Лукин напомнил, что с 1 декабря 2008 года фонд оплаты федеральных служащих уже был увеличен на 30%. «Поэтому особого влияния на нынешние доходы отсутствие индексации не будет иметь, – уверен он. – К тому же в федеральных структурах работают такие же люди, и, соответственно, новый закон будет ущемлять их права. Профсоюзы выступают не за снижение зарплаты высокооплачиваемым работникам, а за повышение зарплаты работникам реального сектора экономики и бюджетной сферы».

«В области есть 10% самых бедных и самых богатых людей, разрыв между доходами которых составляет 17–18 раз,  – сообщила доктор экономических наук, профессор Байкальского государственного экономического университета Лариса Соколова. – Это при том, что в развитых странах нормальной считается разница в 6-7 раз».

По мнению Лукина, отсутствие мер для сокращения этого разрыва будет способствовать усилению социальной напряжённости. «На федеральном уровне государство заявляет, что будет социально защищать граждан, и надо сказать, что худо-бедно исполняет эти обязательства. Увеличиваются пенсии и ежемесячные денежные выплаты, – отметил Лукин. – Но, к сожалению, пособия и различные социальные выплаты, определённые региональным законодательством, не индексируются в связи с инфляцией, что уменьшает их реальный размер. А люди же не разделяют федеральные и местные деньги, поэтому растёт общее недовольство».

Жалованье не добыли

10 лет назад Иркутская область занимала 10-е место в стране по уровню номинальной зарплаты, напомнила Лариса Соколова. Сейчас регион из перерабатывающего становится добывающим. «С чего повысится зарплата, если мы ничего не производим? – задаёт экономист риторический вопрос. – Мы кричим только о добыче нефти и газа на севере Приангарья, но лишь за счёт этого зарплаты не будут расти». Уровень промышленности в регионе за эти 11 месяцев действительно упал к соответствующему периоду прошлого года на 6,1%, причём в общем объёме работ доля добычи полезных ископаемых увеличилась по сравнению с 2008-м на 11,6% – до 33762,4 млн. рублей, а доля обрабатывающих производств снизилась на 8% – до 182367,3 млн. рублей. Пока на правительственном уровне не займутся развитием перерабатывающей промышленности и инвестиционной привлекательностью региона, он так и будет тянуться в хвосте, считает Соколова. По её мнению, сейчас необходимо «перестраивать структуру экономики, регулировать её развитие». «Если предприятие не повышало цену на свою продукцию – например, снижать ему налоги, если произвело гораздо больше продукции, чем в прошлом году, – делать ему какие-то льготы, – считает Соколова. – Нас по уровню инвестиционной привлекательности обогнала Бурятия – куда это годится?».

[/dme:i]
[/dme:igroup]

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер