издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сделать «за так»

В приведённой на этой полосе переписке, продиктованной «надеждой на лучшее», мы не изменили ни слова. Разве что взяли на себя смелость расставить традиционно игнорируемые телеграфом знаки препинания. Но от этого, как нам кажется, обращение затерявшегося в серой массовке «простого», «рядового», «маленького» (это как на чей вкус) человечка к премьеру, возведённому им в ранг «хозяина земли русской», не утратило свой смысл.

По поводу то ли наивности, то ли самоуничижения вдовы солдата Великой Отечественной войны Анны Дмитриевны Наумовой, решившей присвоить главе правительства новое, по её мнению, более приличествующее ему звание, предоставим спорить психологам.

По поводу безразмерности дистанции между раскуроченным поздней осенью (другого времени или, скорее всего, денег для капитального ремонта, наверное, не нашлось) совмещённым санузлом двухкомнатной панельной «хрущёвки» в Иркутске и символом государственной мощи в Москве позволим состязаться в остроумии записным скоморохам.

По поводу же самой причины, вызвавшей к жизни опубликованный здесь образец эпистолярного жанра, по-моему, ухмыляться грех. Хотя бы потому, что никто из нас не гарантирован от участия в трагифарсе под названием «капремонт дома, в котором живём». И ничто более полно не отражает нашу унизительную зависимость от коммунальных служб, чем это стихийное бедствие, претерпеть которое нужны немалое терпение и такие же немалые личные финансовые возможности.

Взять хотя бы многоквартирный панельный старый дом по улице Розы Люксембург, N 221. Бесплатная замена в нём коммуникаций общего пользования – безусловное благо, обрушившееся на квартиросъёмщиков. Столько лет ожидания и – наконец-то! Но вот схлынула волна благодеяния, одарившего всех. Что осталось за каждой дверью?

Открытому акционерному обществу «Северное управление жилищно-коммунальными системами», под началом которого среди десятков других домов в Ново-Ленино находится и тот, в котором живёт Анна Дмитриевна Наумова со взрослым сыном – тяжёлым инвалидом, вопрос не интересен. Как не интересен он, согласно жилищному законодательству, вообще ни одной управляющей компании в Иркутске или в области. Потому что в своих четырёх стенах каждый квартиросъёмщик – сам по себе. Ну, ушли после капитального ремонта рабочие, не прикрепив сливной бачок к унитазу (уж извините за низкую прозу), — так это не коммунальщиков забота. Ну, не «подварили» батарею к общему межэтажному стояку – так никто и не нанимался делать это «на халяву». Ну, не заделали кирпичом прорубленную в стене дырку – так никто и не собирался где-то искать кирпич, на второй этаж задарма его тащить и что-то там зимой латать. Слаб твой кошелёк – так и не лезь со своими жалкими просьбами к ЖЭКам, ДЭЗам и прочим важным службам, с головой погрязшим в хлопотах о твоём жилище.

Анна Дмитриевна Наумова, вдова солдата Великой Отечественной, отдавшая после его смерти все боевые награды краеведческому музею, не раз обращалась в «своё Северное управление» с единственной просьбой — наладить унитаз. И почти месяц ежевечерне, дождавшись, когда погаснет в окнах свет, выносила со второго этажа во двор грязное (простите за  шокирующую подробность) ведро. Только в порыве безысходного отчаяния, решив, что помочь может лишь самый, по её мнению, главный человек в стране, она телеграфировала «хозяину земли русской». Откуда ей знать, что «щедрость», проявляемая коммунальными службами при капитальных ремонтах и финансируемая, между прочим, Федеральным фондом содействия реформе ЖКХ, неизбежно и, главное, вполне законно оборачивается нашими немалыми личными тратами. И не с кем тут спорить: реформа на то и длится не один год, чтобы как можно точнее определить степень нашей с вами материальной от жилищно-коммунального хозяйства зависимости. Но как её определить, эту степень, если расходы, необходимые для приведения своего жилища в божеский вид после штурма общего ремонта, никак, нигде и ничем официально не оговорены? На территории, ограниченной стенами нашей квартиры, правит не закон, а случай. Найти совестливого, уважающего собственный труд и чужую копейку мастерового – редкая удача. Нарваться на хама, заламывающего несусветную цену за свою халтуру, и, выложив за неё немалую сумму, остаться в полном смысле слова у разбитого унитаза, ванны или смесителя – унылая повседневность.

Да зачем далеко ходить: Галина Борисовна Держанская из квартиры № 43, что на том же втором этаже, наискось от Анны Дмитриевны Наумовой, отдала неумехам 4,5 тысячи рублей – почти всю свою пенсию, – надеясь, что они помогут справиться с такой же, как у соседки, бытовухой. Провозившись несколько дней, осушив не одну банку пива, безобразно наследив после себя и взяв деньги, они ушли, признавшись, что «не понимают, как нужно соединять трубы в квартире».

В какой суд на них подавать, к какому апеллировать закону? Кстати, никакого ответа на свою слезницу, телеграфом отбитую в Москву, Анна Дмитриевна пока не получила. Разве что пришло сообщение о том, что её телеграмма получена группой приёма и учёта корреспонденции Департамента делопроизводства и контроля правительства Российской Федерации. Правда, в уведомлении допущена одна неточность: в нём высокий адресат назван не «хозяином земли русской», а «хозяином земли России». Но, согласитесь, это уж такая мелочь, вроде технической описки, которую нечего брать во внимание. Главное же – эпистола от незаметной, нездоровой, никому на всём белом свете, кроме сына-инвалида, не интересной женщины дошла до самого главного чиновного Департамента делопроизводства и учёта корреспонденции. Сколько там оседает жалоб со всех концов земли России? И сколько из них дождётся своего часа, чтобы во время очередной встречи лидера нации с народом как бы случайно обернуться исполнением таких же, как у Анны Дмитриевны, скромных желаний?

Взвесив шансы солдатской вдовы на столь редкую удачу, я решилась зайти в то самое ОАО «Северное управление жилищно-коммунальными системами», куда она тщетно обращалась много раз и которое оказалось буквально в двух шагах от её дома. Особой надежды на удачу не было: могли, как это нынче водится в каждой что-то мнящей о себе конторе, просто отфутболить к пресс-секретарю, чтобы отвязаться. Но мне повезло. Во-первых, сразу встретилась с миловидной молодой женщиной-инженером, ответственной как раз за дом по улице Розы Люксембург, 221, и она, представьте себе, нашла время, прочтя копию посланной «хозяину земли русской» телеграммы, выслушать меня. И это в один из последних, уже наливающихся праздником дней прошлого года! Во-вторых – и в-главных: согласилась вместе со мной зайти в квартиру № 45, чтобы лично убедиться в бедствии, которое терпят Анна Дмитриевна и её больной взрослый сын. Ну а войдя и убедившись, твёрдо пообещала ещё до Нового года прислать слесаря, который не за пару сотен рублей, а «за так» приладит бачок на его законное место.

… Стоя у мёртвого унитаза в бездействующем туалете едва пережившей капитальный ремонт нищей квартиры, мы обе отдавали себе отчёт в том, что нарушаем закон: «за так», согласно нашему Жилищно-коммунальному кодексу, жилищные конторы ни в чём не обязаны помогать владельцам квартир. Надеялись лишь на то, что Фемида пропустит мимо ушей наш маленький сговор, а то и вовсе не заметит его. У неё же всегда повязка на глазах…

Дословно

С надеждой на лучшее

Иркутск. Уведомление телеграфом
Копия в редакцию газеты «Восточно-Сибирская правда»
Москва. Кремль. Хозяину земли русской
Владимиру Владимировичу Путину.

Пожалуйста, спасите двух пенсионеров, инвалидов 2-й группы, семью ветерана ВОВ от беззакония Северного управления. Нашему дому 44 года, всё насквозь прогнило. Санузел сказали ремонтировать самим. Его сломали сварщики при смене труб. Получая нищенскую и унизительную пенсию, мы с сыном не в состоянии сами отремонтировать санузел вкупе с ванной. Пожалуйста, в честь 65-й победы помогите семье ныне покойного ветерана ВОВ отремонтировать санузел. Им мы не пользуемся с 22.11.09 года.

Наумова Анна Дмитриевна. Иркутск, ул. Розы Люксембург, дом 221, кв. 45.
Москва — Иркутск

Телеграмма, поданная квитанции 11/00302  10/12 Кремль, хозяину земли России Путину, вручена в группу приёма и учёта корреспонденции Департамента делопроизводства и контроля Правительства Российской Федерации 10/12  0845 == Оператор связи Рахматулина.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector