издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пить или не пить ключевую воду

  • Автор: Александр КОШЕЛЕВ

Эхо от ЧП после массового рождественского купания в освящённой воде иордани возле церкви Михаила Архангела в Ново-Ленино не затихло до сих пор. Диагноз – воспаление желудочно-кишечного тракта; более двухсот обратившихся к врачам. Как оказалось, в воде было обнаружено недопустимо высокое содержание нитратов и вредоносных вирусов.

Сами по себе массовые купания в иордани – это красивое весёлое оздоровительное мероприятие. Оздоравливающий эффект кратковременного резкого охлаждения  тела вместе с соответствующими эмоциями –  полностью «по науке».  Но вот пить сырую непроточную воду, как это было в Ново-Ленино, где к тому же происходило массовое купание, просто  опасно. Я не  врач, но мой многолетний опыт туриста подтверждает эту истину.

Однажды в одном из весенних походов по Хамар-Дабану на дневке у озера Зун-Селенгинки на водораздельном плато между Снежной и Темником,   набрав воды из чистейшего, как нам казалось, водоёма, мы увидели в прозрачнейшей  воде «броуновское  движение». Вода буквально кишела разноразмерной живностью, влияние которой на человеческий организм предугадать без необходимых анализов невозможно. И это была вода горного озера, выше которого  только небо!   

В середине 1980-х годов в Тынде, столице БАМа, остро встала проблема питьевой воды:  используемые артезианские колодцы «вдруг» оказались загрязнёнными  проникнувшими  в них городскими стоками. Только усилиями эпидемиологов и коммунальных работников тогда удалось предотвратить кишечные инфекции. Одними молитвами ситуацию было не исправить.

Когда в Сибирском энергетическом институте использовались гидравлические аналоговые вычислительные устройства, то дистиллированную воду для них мы обрабатывали с помощью серебряных пластин, на которые подавалось напряжение. Концентрацию ионов серебра мы не измеряли, «серебрили» воду от души. Пить её мы, естественно, не собирались, но вот технологический эффект был очень убедителен: вода в установках вообще не заменялась месяцами, оставаясь абсолютно чистой при циркуляции через открытые резервуары. Наш электролизёр-стерилизатор был аналогом серебряной церковной чаши, просто он имел  более высокую производительность.

Тогда, на Хамар-Дабане,  мы отцедили и вернули всех видимых «хозяев озера»  в среду их обитания. После этого воду кипятили долго, чтобы пар хлестал из-под плотной крышки, поскольку температура кипения открытой воды на такой высоте заметно ниже 100 градусов. Но был у меня случай посерьёзнее. Во время войсковых манёвров в верховьях Днепра, в сильно заболоченной и изрезанной водотоками местности (военачальники специально выбирали, чтобы «тяжело в учении…») наш экипаж танка-амфибии выполнял сложную задачу. Нужно было пробраться в тыл «врага» сначала по дну озера без перископа,  потом по болотной хляби. И всё это при задраенном люке. Когда кто-то кого-то «победил»  и разрешили отдраить люки, мы трое, составлявшие «экипаж машины боевой», вылезли на «палубy», чуть возвышавшуюся над поверхностью взбаламученного болота. Вода у нас давно кончилась, а попить и хоть чуть помыться хотелось до невозможности. В аптечке нашлись  бинты и  какие-то таблетки для обеззараживания воды. Стали мы черпать бурую  воду и цедить её сквозь бинты в котелок, куда щедро насыпали тех обеззараживающих таблеток. Только благодаря этим мерам предосторожности мутная болотная вода не принесла нам беды.           

Вода – великое богатство нашей планеты. Не за горами время, когда питьевая, доброкачественная вода будет на вес золота. Но и относиться к ней нужно с должным уважением и, я даже скажу, с осторожностью. Помнится, лет двадцать назад во время экскурсии по Кругобайкальской железной дороге мы состыковались с группой американских учёных – гостей одного из академических институтов. День был жаркий. На привале я стал умываться и полоскать рот, прильнув к струйке бьющего из склона родничка. Американцы смотрели на меня с недоумением и вроде как с осуждением. «Что удивляетесь? – спросил я. – Вода же чистейшая, выше этого ключика нет никаких объектов, там только лес!»  «Да, пусть так,— ответили они мне, – но в США не рекомендуется использовать неотфильтрованную сырую воду из таких источников даже в национальных парках, потому что в подземной  воде живут особо опасные микроорганизмы!».

Потом я по этому поводу консультировался с биологами и эпидемиологами. Они отвечали уклончиво: в принципе, может быть всё, так что думайте сами, решайте сами – пить или не пить ключевую воду.    Наша туристская компания сырую воду в походах пьёт очень редко и только из родников и ручьев.  Для приготовления пищи мы лишь в крайних случаях берём воду из Байкала и высокогорных озёр. Основываясь на своём опыте,  решаюсь дать «скучный», но, поверьте, полезный совет – кипятите воду, даже «святую», даже из самых незамутнённых источников. Здоровее будете.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector