издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Звездопад, звездопад

  • Автор: Александр КОЛОТУШКИН, полковник милиции в отставке

Отставки в системе МВД России, проведённые по инициативе президента страны, косвенно подтвер- ждают смысл публичного выступления майора А. Дымовского о неблагополучии в милиции. Система МВД – самая многочисленная среди правоохранительных структур. Как пишут о милиции, плоть от плоти, кровь от крови. Из чего следует, что пороки её присущи обществу в целом и государственному управлению в частности.

В 1974 году была образована Академия МВД СССР с целью подготовки профессиональных руководящих кадров милиции высшего и среднего звена. Основателем вуза стал доктор юридических наук, профессор генерал-лейтенант С. Крылов, ранее занимавший должность начальника штаба МВД. Именно он обратил внимание на актуальность борьбы с моральной деформацией сотрудников. Под его руководством были организованы психофизиологические исследования с целью оценки надёжности личности сотрудников. Для этого в системе МВД был образован специализированный центр, возглавляемый профессором М. Виноградовым. 

После назначения министром МВД В. Федорчука начались массовые чистки милицейских рядов. В Иркутской области эту миссию осуществляла бригада под руководством полковника Сванидзе. Примечательно, что работала она без применения методик действующего ещё центра. Принимались к проверке доносы – обычно местных оборотней. Яркий пример тому – активное участие в работе бригады сотрудника управления уголовного розыска майора Петра Стаховцева. 

Стаховцев и ему подобные нарабатывали дивиденды для будущего карьерного роста, участвуя в опросах сыщиков с пристрастием. Основной целью было выявление фактов злоупотреблений при расходовании средств на оперативные траты. Всё было просто до гениальности: поднимались отчёты и сверялись с результатами по раскрытию преступлений. Если информация не стала поводом для возбуждения уголовного дела, значит, денежные средства  потрачены необоснованно. Итоговая цифра «злоупотреблений» оказалась астрономической. 

Террор этот продолжался около года, но кадровый и моральный ущерб милиции был нанесён на многие годы вперёд. Уволено более 100 человек – в основном оперсостав, многие перестали работать с источниками информации, денежные начёты были удержаны практически со всех сыщиков. 

После отставки Федорчука работа бригады была в спешном порядке свёрнута. Стаховцева тогда перевели во вневедомственную охрану. Ущемлённое самолюбие подвигло его к организации законспирированной банды. В апреле 1989 года он был арестован и осуждён к высшей мере, но впоследствии помилован и в результате получил пожизненное заключение. 

К чему этот экскурс? Он, мне кажется, проливает свет на ситуацию с майором Дымовским. Бунтанул майор. Решил просигналить о ситуации внутри отдельно взятого УВД Краснодарского края. Ничего нового он не донёс до публики и не вынес из грязной избы. Однако по указанию министра была проведена проверка с предварительным увольнением Дымовского. А в назидание другим полтора месяца продержали под стражей по обвинению в мошенничестве с использованием служебного положения при расходовании средств на оперативные расходы. Закономерно, что в данном случае применили методы не профессора Виноградова, а полковника Сванидзе. 

Официально объявлено, что Дымовский похитил средства, выделенные на проведение оперативных мероприятий, в сумме 27 тысяч рублей. «Хитил» он их аж 4 года! Порядок списания этих средств строго регламентирован внутренними документами. Получение и списание производится на основании аргументированных документов, составленных инициатором, согласованных и утверждённых вышестоящими руководителями. Почему ряд руководителей за долгих четыре года не усмотрели в действиях подчинённого злоупотреблений? И даже если Дымовский украл из казны УВД края 27 тысяч – достойно ли генералу армии бороться с майором такими «ментовскими» методами? Ведь за такую сумму других не арестовывали. Эта история получит своё завершение, и очень даже вероятно – не в пользу МВД.

Почти ежедневно в прессе освещаются факты вопиющего безобразия, творимые милиционерами, что свидетельствует об отсутствии элементарной дисциплины и моральном разложении. Служебные удостоверения, форма и оружие, в том числе не табельное, становятся главным аргументом правоты, читай – беззакония. Кризис в МВД развивался не один десяток лет.

До 1980 года милиция комплектовалась кандидатами из числа активистов с комсомольскими и партийными путёвками, по рекомендациям трудовых коллективов. Позже на службу стали принимать без достаточного изучения моральных качеств будущих сотрудников. А служба эта, как известно, открывает определённые возможности использования властных полномочий. Тогдашних оборотней выявляли быстро и освобождались от них безболезненно.  

Массовое падение нравов в этом ведомстве пришлось на конец перестройки. Нестабильная экономика, задержки зарплаты, скудное финансирование МВД в целом породили такое ёмкое понятие, как спонсорская помощь, которая часто превращалась в перманентную взятку за крышевание бизнеса от криминала. Широкий выбор товаров и услуг дал толчок формированию психологии нового потребительского толка. Были бы деньги. Многие внутренние вопросы, в том числе кадровые, стали решаться за рубли и доллары. 

Внутрисистемная коррупция – одно из самых опасных её проявлений. Решение этой проблемы было возложено на специализированное подразделение – службу собственной безопасности. Однако в силу корпоративных интересов на чистоту рядов милиции его деятельность особого влияния не оказала. Зато значительно повлияло (и не в лучшую сторону) усиление целенаправленного противодействия правоохранительным органам со стороны организованных преступных формирований. Основным инструментом стал подкуп на принципе постоянного «сотрудничества». Данная тактика принесла свои материальные плоды, которые стали видны окружающим и невооружённым глазом. Однако власть предпочитала закрывать на это глаза: система, в силу своей многочисленности, работала, а падение эффективности её деятельности компенсировали увеличением численности аппарата и образованием (или укрупнением) иных правоохранительных органов. 

Либо частая смена министров и их заместителей не позволяла принимать своевременные меры, либо отсутствие профессионального чутья, но в настоящее время мы имеем то, что имеем: практически нулевое доверие населения к милиции. 

Среди министров были доктора и кандидаты наук. Полезно, если научные изыскания касаются оптимизации деятельности органов внутренних дел и идёт внедрение научных разработок. Но, оказывается, иному министру очень нужно поднять совсем не прикладную тему, в частности, об актуальности развития предпринимательства. 

Однажды во время проведения профилактической беседы со значимым чиновником о конфликте интересов я услышал от него: «Госслужба приходит и уходит, а припасённый на чёрный день бизнес останется». 

А может, стоит изменить регламент несения службы хотя бы в части ношения формы и оружия? Заступил на службу – получи мундир, пистолет и удостоверение, закончил – сдай. Граждане будут знать: человек в форме – милиционер на службе, без формы – обычный гражданин. Может, хоть тогда честь мундира не будет так мараться и пистолеты будут стрелять по целям, определённым уставом? 

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное