издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Один день из жизни водителя маршрутки

Маршрутчики – пожалуй, одни из первых людей, кого большин- ство иркутян ежедневно видят, добираясь на работу. Общение с ними обычно ограничивается фразой «Остановите на следующей». Хотя водителям общественного транспорта есть что рассказать своим пассажирам. О том, как проходит день шофёра одной из иркутских маршруток в компании с горожанами, узнавала Ксения ДОКУКИНА.

Путёвка на работу

Рабочий день водителя иркутской маршрутки Олега Соколова должен начинаться с обязательного медосмотра. 

– Это моя путёвка – её я каждое утро получаю в диспетчерской, – говорит он, доставая из бардачка документ на желтоватом листе бумаги. – Тут есть графы, в которых расписываются врач – что он моё общее состояние здоровья оценил, и механик – что он осмотрел мой автомобиль.

– И что, правда ежедневно осматривают? – поражаюсь я. 

– Да ну брось, это никому не надо, – отмахивается шофёр. – Меня полгода назад, когда я на работу уcтроился, осмотрели – и всё. 

Маршрутчик тут же предупреждает: 

– Только не вздумай моего имени в статье указывать! За то, что я тут говорю, меня по голове не погладят. 

Так что имя водителя в статье изменено. Мы стоим на конечной остановке его маршрута, по соседству с двумя такими же, как у него, корейскими автобусами. Один из них трогается с места, через пять минут отъезжает второй. Олег Соколов смотрит на часы: 

– Сейчас 17.11, значит, в 17.16 поедем. Раньше нельзя – могу догнать своего посредине маршрута. 

Первое правило маршрутчика: не обгоняй своих, дай им собрать пассажиров. Второе правило – не срезай маршрут. А то нарушишь интервал и опять же украдёшь пассажиров у товарищей (см. первое правило). 

– К тому же, если свернёшь не там, гаишники остановить могут. Можно, конечно, им ответить, что отслеживать маршрут должна транспортная милиция, но, знаешь же гаишников, они до чего-нибудь другого докопаются. Себе дороже. Меня недавно остановили, когда с Ангарского моста на «Бытовую» съезжал. Милиционер спрашивает: «Ты почему фары не зажёг?». А я когда с моста съезжал, зажёг, а потом выключил. Но тот давай меня уверять, что я еду по полосе встречного движения и фары нужны. Я озадачился, тут подбегает его коллега и мне говорит: «Ты на него внимания не обращай, он первый день работает».

Дебет и кредит

Движение по кругу коллеги Олега Соколова начинают в 6.30 утра, а заканчивают по обстоятельствам.

Кризис вывел в водители маршруток многих – и тех, кто потерял маленький бизнес, и тех, кого сократили

– Если работаешь со сменщиком, можешь и по 12–16 часов в день гонять, если один – только по восемь – дальше притупляется реакция, – рассказывает водитель. – По моей путёвке, у меня с 11 до 12 обед, а с 15 до 16 отдых. Так, время 17.16, поехали. 

Шофёр заруливает на остановку, и в салон машины набегают первые пассажиры. Скорее всего, сотрудники предприятий, работающие с восьми утра. 

– Через час поедут всякие офисные лентяи, которые с девяти до шести работают. А потом торговцы – они с десяти до семи вечера, – поясняет маршрутчик, оглядываясь через плечо на салон. 

Это один из трёх дневных периодов, когда на дороге можно неплохо заработать. Самое денежное время, по словам Олега Соколова, с 7 до 10.30 утра, когда все иркутяне едут на работу. Он успевает сделать три круга, при хорошем раскладе заработав рублей 800. Хороший расклад – это если за время 35-километрового маршрута Олег Соколов успевает прокатить примерно 25 человек. 

После перерыва на обед, примерно с часу дня, начинается «студенческое время», когда учащиеся вузов первой смены едут домой, а второй смены – торопятся на учёбу. 

– Тут уж как повезёт: студенты не всегда на маршрутках ездят. Иногда приходится одного-единственного пассажира с Политеха везти. А чтобы окупить солярку, мне надо минимум девятерых за круг. 

Шофёр подруливает к очередной остановке и кивает на отъезжающий от неё автобус.

– Конкуренты! Он-то по 10 рублей берёт. Представляешь, маршрут почти тот же – и на два рубля меньше, – Олег Соколов цокает языком и разводит руками. – Ещё и огромный такой, туда столько пассажиров может влезть! 

– Ну вы-то быстрее, – подбадриваю я маршрутчика.

– Единственное преимущество, – кивает Олег Соколов и давит на газ. Третье правило маршрутчика: «не своих» обгонять можно и нужно. Даже не доехав до остановки, он получает ещё одну пассажирку. В месте, уже вошедшем в транспортный фольклор под названием «карман у Софьи Перовской», маршрутке машет рукой девушка. 

– А разве можно вне остановок тормозить? – удивляюсь я.

Оказывается, снова «не можно, а нужно». Четвёртое правило маршрутчика: «полуостановками» типа «Карман», «Жигулёвская», «Шиномонтажка в Ново-Ленино» брезгуют только водители больших автобусов. А маршрутчики на них зарабатывают деньги. 

Обычно в день у Олега Соколова получается «намотать» восемь кругов, потратив 30–40 литров бензина и заработав примерно 2400 рублей. 

– Предприятиям, на которые работаем, в месяц водители маршруток отдают примерно четыре тысячи рублей. То есть по 200 рублей в день. Это раз. 30 литров бензина умножить на 20 рублей равно 600. Плюс те 200 рублей, получается 800 – это сумма ежедневных расходов, не считая амортизации машины. Всё остальное – мой заработок, – сравнивает Олег Соколов дебет с кредитом, крутя баранку. 

Маршруты иркутские 

Маршруты делятся на богатые, средней рентабельности и низкой. Свой рабочий путь Олег Соколов причисляет к последней категории.

– По сравнению с другими у нас очень мало выходит! Куча дублирующих маршрутов на разных стадиях пути. Везде пассажиров перехватывают, – жалуется он. – А может, и не перехватывают, но когда человек садится в другой автобус, ощущение, будто его из-под носа увели. 

К прибыльным маршрутам шофёр относит №№ 18, 64, 4, 3, 6 и междугородние автобусы до Шелехова и Ангарска. 

– Есть маршруты, на которые вообще просто так не попадёшь, – говорит он. – Лишних не пускают. Вот хотел я на № 4 устроиться – сказали нельзя, хватает машин. А если кто особо упорствует – с ним, бывает, приезжают разбираться криминальные группы, контролирующие эти маршруты. 

Хотя право возить людей по особо выгодным остановкам можно купить, уверяет водитель. Стоит удовольствие от 30 тысяч рублей и выше. «И ещё какую-то сумму от заработка нужно будет регулярно отстёгивать», – добавляет он. 

Шофёрские байки

Остановки, богатые на пассажиров, – это «Типография», «1-я Советская», «Иняз», «Бытовая» и «Райсовет». Есть, напротив, места водительских разочарований. 

– Вечером подъёзжаешь к Политеху – вроде бы стоит туча народу. Думаешь: ну, сейчас всех посажу! А в итоге – ни одного! Куда едут? Кого ждут? – недоумевает маршрутчик. 

Пятое правило маршрутчиков: не отчаиваться, а надеяться на «транзитных пассажиров» и ездоков «на короткие дистанции». Таких, понятное дело, больше зимой. 

– Зимой-то холодно, и народ сильно не выбирает, лишь бы запрыгнуть! – рассуждает шофёр и снова прибавляет ходу, указывая на дорогу: – Вот смотри, 45-й автобус обгоняет! Сейчас увезёт наших пассажиров! А весной пассажиры, – продолжает он, – часто встречаются привередливые. Есть такие, которые только на первое сиденье садятся. Могут даже маршрутку пропустить, если на переднем занято. И что им тут так нравится? 

Пассажиров Олег Соколов повидал не только привередливых, но и предприимчивых.

– Мужик как-то раз предлагал запчасти продать на мою машину, – маршрутчик охотно приступает к байкам. – Прицепился: купи-купи, мол, брат автомобиль разбил, нужно куда-то продавать оставшееся. А в конце поездки просит: «Слушай, раз запчасти не берёшь, займи денег на пиво?». Другой мужчина сел как-то в салон, говорит, я до Приморского еду, разбудите там. Только захрапел – женщина рядом его плечом случайно задела. Он встрепенулся: «Что, Приморский? Как нет, а зачем ты меня разбудила?». Женщина смеётся, мол, спи, я тебя потом ещё разбужу. А мужик отвечает: «Нет, теперь я уже не усну!». 

– А разговорчивые пассажиры часто попадаются? – спрашиваю.

Шофёр улыбается:

– Такие, как ты? Женщина как-то села и давай причитать: как мне вас жалко, как вы тут, бедный, работаете! А в основном все своими делами озабочены, едут загруженные. Вот по телефону кто-нибудь часто трещит. Пацан недавно сел в начале маршрута и болтал аж до самой конечной. То с одним, то с другим, даже в Красноярск успел позвонить! 

На очередной остановке к маршрутке подбегает женщина.

– Только вас и ждём! – снова улыбается водитель, но, отъезжая, получает порцию негатива из соседней машины: водитель, едущая слева на Toyota, раздражённо жмёт на клаксон.

– Не понравилось ей, что еду широко, – ворчит маршрутчик. – А то, что с правой стороны люди на переходе стоят, рядом лужа, и если я поеду ближе, то оболью их, её не интересует. 

Женщина, обгоняя маршрутку, крутит пальцем у виска и резко сворачивает во двор, откуда выезжает Merсedes Gelandewagen. 

– Ага, поставил тут свой «Мерседес», а ей заезжать! – ехидно комментирует Олег. – У нас с рядовыми водителями перепалки – обычное дело. С остановки отъезжаешь, поворот показываешь – ну уступи ты дорогу, дай отъехать, тяжело же! Нет, он будет сигналить, мол, вон ты урод какой, мешаешь гонять. Орать начнёт. Я тогда сразу машу рукой: торопишься – езжай! А вообще хочу сзади своей машины лозунг написать: «Уступайте маршруткам, в них едут ваши близкие и друзья!». 

Вышли на дорогу 

На вопрос, почему из малого бизнеса Олег Соколов ушёл в маршрутчики, тот пожимает плечами:

– Кушать хочется. С началом кризиса на маршрутки очень много людей пришло: кого сократили, у кого просто вместе с клиентами не стало работы, – говорит он. – Маршруток, кажется, теперь даже больше, чем пассажиров. Люди ведь всегда едят, передвигаются и расходуют электроэнергию. А другие на этом пытаются зарабатывать.

Это шестое и последнее правило маршрутчиков.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное